<<< Назад
Автомобили Renault CA и Renault CF перед стартом 2-го Испытательного пробега грузовозов Военного ведомства. Петербург, 1912 г.

Грузовики «Рено»: 100 лет в России
(часть 1)

Станислав Кирилец (Stanislav Kiriletz, Германия)
Иллюстрации из архива автора, Дениса Орлова, Михаила Соколова, Максима Шелепенкова и Музея пожарной охраны Санкт-Петербурга

«Весь секрет в том, что крайне добросовестная фирма «Рено» неустанным трудом и благодаря талантливости своих конструкторов выработала ряд типов автомобилей, отличающихся высокими, чисто автомобильными качествами. В автомобилях «Рено» есть целый ряд удивительно целесообразных практичных особенностей, которым старается подражать масса автомобильных конструкторов».

Журнал «Автомобиль», № 20, 1908 г.

Renault en Russie – первые годы

«Поход» Луи Рено на автомобильный рынок России не был таким стремительным, как наступление его знаменитого соотечественника Наполеона Бонапарта в 1812 году. Месье Рено начал свою активность на Востоке скромно, но сразу же нашёл солидных партнёров. В 1904 году при элитном Санкт-Петербургском автомобиль-клубе создаётся Техническое бюро «Автомобиль-Клуб» (Невский пр., 108), взявшее на себя торговое представительство фирмы Renault. Тремя годами позже агентуру Renault перенимает старейшее в России профильное предприятие – Акционерное общество постройки и эксплуатации экипажей и автомобилей «Фрезе и К°» (Эртелев пер., 10). В 1907 году на I Международной автомобильной выставке в Петербурге фирма «Фрезе» экспонировала санитарный автомобиль с кузовом собственной постройки на шасси Renault. На этой же выставке другой петербургский кузовщик – Экипажно-автомобильная фабрика «Т-во П.Д. Яковлев» (Невский пр., 96) – выставил два легковых автомобиля Renault с кузовами собственного производства. Там фирма получила свои первые российские награды. В 1910 году, после того как фирма «Фрезе и К°» перешла во владение Русско-Балтийского вагонного завода, агентура Renault в столице перешла к П.Д. Яковлеву. К этому времени в частном владении жителей столицы уже имелось 44 легковых автомобиля Renault, а в Москве лишь десять. Вскоре и варшавский инженер С. Ротмил открыл представительство французской фирмы в Царстве Польском и западных губерниях России.

Усиление позиций на автомобильном рынке Российской империи, где конкурировали сотни производителей, давалось Луи Рено нелегко. Но у него были надёжные партнёры, солидные средства и умение с прибылью вкладывать их в дело. Добавим к этому прогрессивную конструкцию автомобилей Renault с такими передовыми техническими решениями, как карданный привод. Ставка была сделана на массированную рекламу и прежде всего на успехи фирмы в различных спортивных состязаниях. О грандиозном пробеге на легковом Renault петербургских автомобилистов К.К. Капустина и Е.М. Кузьмина из Санкт-Петербурга через Киев в Крым в 1908 году узнала вся Россия. В том же году русский гонщик А.А. Ветчинин на автомобиле Renault под псевдонимом Сергей Дмитриевич принял участие в гонке на Большой приз Автомобильного клуба Франции (Grand Prix de L’ACF). Ветчинин, лучший из гонщиков команды Renault, впервые выступивший в гонках такого класса, занял почётное восьмое место. Результат был воспринят в автомобильных кругах Российской империи как полный триумф. Наконец в июне 1912 года москвич Василий Солдатёнков на гоночном Renault установил абсолютный рекорд России в верстовых заездах, организованных Санкт-Петербургским автомобиль-клубом, показав скорость 137,4 версты в час (146,47 км/ч). Эти успехи сыграли большую роль в увеличении сбыта автомобилей фирмы в России, но пока только легковых...

Стенд фирмы Renault на I Международной автомобильной выставке. Петербург, 1907 г.

Грузовозы на марше

В 1911 году в Санкт-Петербурге открыло свои двери заводское отделение французской фирмы «Братья Рено» (Невский пр., 7/9). Началось строительство гаража и ремонтных мастерских. Пришла пора осваивать и российский рынок грузовозов. Особое внимание французы обратили на крупнейшего заказчика грузовых автомобилей в России – Военное министерство. В 1910 году в Петербурге была сформирована Учебная автомобильная рота, годом позже её командир, капитан П.И. Секретев, провёл первый испытательный пробег военных грузовозов. В том пробеге машины Renault ещё не участвовали.

На следующий год Секретев решил снова испытать грузовики в длительном пробеге. Особенностью второго «Пробега грузовозов, организованного Военным министерством в сентябре – октябре 1912 года по маршруту Санкт-Петербург – Москва – Малоярославец – Рославль – Брянск – Орёл – Тула – Москва – Санкт-Петербург на дистанцию 2331 версту» (таково официальное название этого мероприятия, по другим данным, протяжённость маршрута составляла 2310 или 2314 вёрст), было то, что он проходил не летом, как предыдущий, а осенью. По указанному маршруту шли машины грузоподъёмностью до 3 т, а для более тяжёлых 4-тонных грузовиков маршрут был несколько укорочен.

Луи Рено (слева) и вице-президент Императорского Российского автомобильного общества В.В. Свечин (в середине) на IV Международной автомобильной выставке. Петербург, 1913 г.

Пробег стал дебютом грузовых машин Renault в России. Завод выставил два автомобиля: полуторатонный грузовик модели CA и трёхтонный – модели CF (стартовые номера 1 и 2). Обе машины, имевшие сравнительно малую мощность двигателя 14 л.с. и привод системы «двойной кардан» (решение для грузовиков в то время необычное, большинство машин такого класса оснащали цепной передачей), прошли сложный маршрут успешно и получили оценку «хорошо». Организаторы пробега и члены комиссии отметили высокую проходимость грузовых Renault, их надёжность и выносливость. Применение двухскоростных редукторов заднего моста значительно повышало проходимость автомобилей. Недовольство комиссии вызывали только «слабосильные моторы», однако мощности двигателей этих относительно лёгких машин вполне хватило для их успеха. При этом эксплуатационные расходы (а комиссия подсчитывала их особо тщательно) оказались значительно ниже, чем у многих конкурентов.

В 1913 году, когда на рынке автомобилей России с огромным отрывом лидировали немцы, состоялось французское «наступление». На IV Международной автомобильной выставке в Санкт-Петербурге в мае 1913 года компания Renault кроме легковых машин, представленных на стенде № 20, ознакомила публику на стенде № 159а с двумя грузовыми моделями: военной 16-сильной машиной модели DA грузоподъёмностью 2,5–3 т и однотонным 12-сильным фургоном модели BG. Шасси фургона отличалось от легковых моделей только усиленной рамой. На выставке присутствовал Луи Рено лично. Грузовой автомобиль получил почётные дипломы Министерства путей сообщения и Военного ведомства за «простоту, прочность и рациональность конструкции, экономичность и тщательные продуманность и работу».

Грузовой автомобиль Renault EP на службе в Офицерской авиашколе в Гатчине (1915–1916 гг.)

После выставки автомобили Renault появились в Собственном Его Величества гараже, их приобретали различные ведомства и частные лица. В то время российское отделение фирмы предлагало восемь моделей легковых автомобилей мощностью от 9 до 40 л.с. и пять моделей грузовых – 12, 14 и 20 л.с. На 1 августа 1913 года в частном владении в Петербурге находилось уже 88 автомашин Renault. Жители столицы ценили в них не в последнюю очередь именно радиатор, расположенный за двигателем, – благодаря такой компоновке в холодную погоду даже в открытых машинах ноги водителя находились в тепле. Впрочем, Renault была в то время далеко не единственная фирма, применявшая данную компоновку, однако именно её машины с покатыми, похожими на утюги капотами вошли в историю как эталон подобной конструкции.

На службе Русской армии

С 1913 года наибольшее распространение автомобили Renault нашли в Учебной автомобильной роте и других структурах Русской императорской армии. Позже военный атташе России во Франции граф А.А. Игнатьев в своих мемуарах даже обвинял П.И. Секретева в ангажированности: «…конкуренция и неразбериха царили и в автомобильном деле... Французам, впрочем, не было нужды этого опасаться, так как выбор наш был уже навсегда сделан: фирма «Рено»... задолго до войны захватила монополию на автомобили в русской армии». Утверждение совершенно не соответствовало действительности, об этом говорит статистика поставок и наличия автомобилей в Русской армии. Монополии на поставку ни одна автомобильная компания не имела. Единственное, в чём был прав Игнатьев, так это в том, что до войны обеспечение Военного ведомства автомобилями проводилось на основе конкуренции. Добавлю, нормальной здоровой конкуренции. И фирма Renault её достойно выдерживала. Но опять-таки – до начала войны исключительно в секторе легковых машин.

Одна из автомобильных рот Русской императорской армии на фронте. Слева итальянские машины SPA, за ними французские – Renault и Berliet, 1917 г. Через 60 лет фирма Berliet вошла в состав концерна Renault

С началом Первой мировой войны начались и массовые поставки грузовиков Renault в Россию. Они проводились напрямую Военным министерством Российской империи.

Русское общество автомобилей «Рено», имевшее к тому времени отделения в Москве, Киеве, Одессе и Харькове, стало самостоятельной компанией с участием французского и российского капитала. Оно было переименовано в Акционерное общество «Русский Рено» и переехало в новое здание в Петрограде на Английскую наб., 34, правда, в 1916 году правление общества вернулось на старое место (Невский пр., 7/9). В 1914 году началось строительство заводов в Петрограде (Большой Сампсониевский пр., 77), а позже и в Рыбинске, который не был достроен. В планах «Русского Рено» было выпускать 1500 грузовых автомобилей в год. Однако до 1917 года на этих заводах производился только ремонт машин, кроме того, в Петрограде выпускали артиллерийские снаряды и вели сборку авиамоторов из французских частей.

Гараж Общества «Русский Рено». Петроград, 1914 г.

В начале сентября 1914 года комиссия по заготовке автомобильной техники для Русской армии во главе с полковником Секретевым прибыла в Лондон и приступила к работе. Комиссия входила в непосредственный контакт с заводами, а иногда прибегала к услугам посредников. В числе автомобилей самой первой военной поставки были заказаны во Франции 55 машин Renault, из них 35 бронеавтомобилей. Что касается броневиков, то всего их приобрели 40 единиц, причём поставляли их в виде «полуфабрикатов». В Архангельск прибывали раздельно 20-сильные шасси и броневые кузова. Затем комплекты отправляли в Петроград, где в мастерских Военной автомобильной школы велась их сборка и наладка. Бронеавтомобили Renault были открытыми, слабо бронированными и не отвечали требованиям нашей армии. В войсках из-за своей формы они получили прозвище «Рено-Ящик» и применялись в основном для подвозки боеприпасов к линии фронта. В 1915 году одиннадцать «ящиков» были перебронированы на Ижорском заводе в Колпино по проекту штабс-капитана В.А. Мгеброва.

Неизвестная автомобильная рота в действующей армии. На переднем плане автомобили-цистерны Renault GZ. 1916 г.

Тем временем поставки легковых и грузовых автомобилей Renault в Русскую армию непрерывно росли. Всего до конца 1917 года во Франции было закуплено более 1000 автомобилей, из них львиная доля грузовых с полезной нагрузкой 2–3 т. На 1 июля 1917 года в действующей армии числилось 104 легковых и 633 грузовых машин этой марки. Шасси Renault использовали также для изготовления санитарных автомобилей. В 1916 году на Путиловском заводе в Петрограде несколько санитарных автомобилей переделали на полугусеничный ход конструкции А. Кегресса. Существовали планы оснащения Русской армии и лёгкими танками Renault, но они так и остались на бумаге. Эксплуатацию на военных и тыловых дорогах, а также и на российском бездорожье французские грузовики выдержали достойно. Их можно было встретить на всех фронтах от Прибалтики до Кавказа. Последние 110 грузовиков Renault из военных поставок Первой мировой прибыли в Россию осенью 1917 года. На фронт они уже не попали, но активно использовались в революционных событиях в Петрограде.

На службе Республике Советов

Отгремели революции 1917 года. Во время Гражданской войны «сотрудничество» французской фирмы и Советской России заключалось только в танках Renault FT17, захваченных у американских интервентов на Дальнем Востоке, у французских – под Одессой и на польском фронте. По их образу и подобию на Сормовском заводе в 1920–1921 годах были построены первые советские танки. 31 августа 1920 года изготовили первый образец, получивший собственное имя «Борец за свободу товарищ Ленин». 15 танков типа «Рено русский» (известны также под названием КС – «Красное Сормово») оснастили автомобильными двигателями ФИАТ-АМО. Продукция эта была, разумеется, нелицензионной.

Передача воевавшим в России чинам бельгийского бронедивизиона бронеавтомобиля «Рено» конструкции В.А. Мгеброва. Петроград, 1917 г.

В 1919 году заводы общества «Русский Рено» были национализированы и вошли в Центральное управление государственных автозаводов (ЦУГАЗ). Завод в Рыбинске занимался ремонтом автомобилей, а в 1923 году был «законсервирован». Петроградский завод объединили с бывшей кузовной фабрикой «Ив. Брейтигам» и переименовали в Петроградский объединённый государственный авторемонтный завод (ПОГАРЗ). До конца 1923 года ПОГАРЗ производил ремонт автомобилей, после чего перешёл в отрасль авиастроения. Постепенно между Советской Россией и буржуазной Францией началось сотрудничество. Бывший директор общества «Русский Рено» Поль Сико выступил с предложением достроить завод в Рыбинске и организовать на нём производство автомобилей. К тому времени в России из довоенных запасов осталось на ходу всего 128 грузовиков Renault, ещё было 115 неисправных машин, а ещё имелись грузовые Renault «в неизвестном состоянии и предназначенные к разборке, всего 16 штук».

Санитарный автомобиль Renault BG около военного госпиталя в Митаве. Кузов машины изготовлен в мастерских Военной автомобильной школы в Петрограде по проекту доктора Е.Ф. Климовича. 1915 г. Акционерное общество механических передвижений и производств «В.А. Лебедев» в Ярославле до конца 1917 года изготовило 185 таких же кузовов для санитарных машин и 285 кабин для грузовиков Renault различных моделей

Поль Сико, представлявший бывших акционеров фирмы «Русский Рено», предлагал создать совместное акционерное общество. По его замыслу правительство Советской России не получило бы даже контрольный пакет акций нового предприятия, но должно было оплатить валютой достройку и дооборудование завода в Рыбинске. Естественно, такой проект пройти не мог, тем более что сама фирма Renault не имела к нему никакого отношения. Все заинтересованные ведомства назвали предложение «крайне выгодным для французов и разорительным для советской стороны». Да и репутация господина Сико оставляла желать лучшего – даже Луи Рено отзывался о нём, как о ловком мошеннике и авантюристе. К сожалению, напористость Сико невольно и незаслуженно дискредитировала и саму фирму Renault. Советская сторона назначила расследование, к которому привлекли целый ряд специалистов. Их отзывы о фирме оказались далеко не лестными. Например, анализ эксплуатации в 1914–1922 годах показал, что «означенные грузовики не зарекомендовали себя как машины, пригодные для русских условий, вследствие конструктивных недостатков двигателя (перегрев), системы охлаждения, слабости заднего моста и рессорной системы и ряда других недостатков». Вспомнили даже то, что Луи Рено не приветствовал строительство нового общества в России, а на его заводах работало много белоэмигрантов, в том числе и в руководящем звене. Любопытно, что американский промышленник Генри Форд явно не был другом большевиков, а автомобили Ford в 1915 году были забракованы Русской армией и даже освобождены от военно-автомобильной повинности как «военнонегодные». Однако это не помешало советскому правительству активно сотрудничать с Фордом.

Грузовик Renault EE времён Первой мировой войны, капитально отремонтированный и переделанный в пожарную машину. Ленинград, 1926 г. Пожарная линейка на шасси Renault OS в Ленинграде, 1930 г. Почтовый фургон Renault HK. Минск, 1926 г.

Вскоре страсти приутихли. 21 июня 1925 года на улицах Москвы появились первые советские такси – 10 новеньких автомобилей Renault, закупленных во Франции. К 1927 году на улицах Москвы работало уже 120 таксомоторов этой марки. За свой традиционный, похожий на утюг капот, ставший к тому времени ещё и острее, москвичи прозвали их «браунингами». Начались поставки в СССР грузовых автомобилей и автобусов Renault. Первые 12 французских автобусов появились в Москве в 1925 году, правда, два года спустя их передали автотранспортным предприятиям Подмосковья. Позже во Франции стали закупать, как правило, только пожарные автомобили Renault и шасси к ним, а также автобусные шасси, на которые различные советские предприятия ставили кузова собственного производства как закрытые, так и открытые туристические. В 1929 году московский завод АМО построил 13 автобусов на шасси Renault.

Кроме того, в СССР поставляли гусеничные тракторы и совсем экзотические машины Renault. В 1926 году закупили несколько лёгких трёхосных автомобилей Renault MH (известны в литературе как «Рено-Сахара»). Одну из них отправили в Узбекистан, где 22 июня 1927 года она совершила пробег по пустыне из Чарджоу в Хиву. В апреле 1929 года экспедиция академика А.Е. Ферсмана отправилась в пустыню Каракумы на двух «трёхосках» Renault MH и одной машине Ford. Американский автомобиль трудности пути по барханам и зыбучим пескам не выдержал, его отправили назад в Ашхабад. А два французских вездехода не без труда, но добрались до пункта назначения, тем самым доказав свою работоспособность в тяжёлых условиях пустыни.

Renault MH в Туркестане. 1929 г.

После ввода в строй завода ГАЗ и реконструкции завода АМО в 1930-х годах импорт грузовых автомобилей практически прекратился. Однако пожарные машины, таксомоторы и автобусы Renault ещё долго служили Республике Советов. В 1934 году в знаменитом дизельном конкурсе (пробеге) по маршруту Москва – Тифлис – Москва участвовали отечественные грузовики ЯГ-3, оснащённые дизельными двигателями Renault мощностью 48 и 60 л.с. Дизельные двигатели Renault в том пробеге хоть и были одними из самых маломощных моторов, работающих на тяжёлых грузовиках, но показали себя с наилучшей стороны. Именно их уникальное качество – способность слабым мотором тянуть большую машину – отличало все грузовые автомобили Renault первой половины ХХ века.

В 1941 году советские люди увидели грузовики Renault в колоннах наступающих немецких войск. Во время Великой Отечественной войны многие из них стали трофеями Красной Армии, а позже эксплуатировались в народном хозяйстве в разных регионах Советского Союза.

Захваченные у немцев грузовики Renault ANH. Северный Кавказ, 1943 г.

В канун Рождества 1898 года молодой француз Луи Рено (1877–1944) изготовил в небольшом сарае в городке Бийанкур, недалеко от Парижа, свой первый легковой автомобиль с одноцилиндровым двигателем De Dion-Bouton мощностью 1,75 л.с.

25.02.1899 г. – Луи Рено и его старшие братья Фернан (1865–1909) и Марсель (1872–1903) зарегистрировали фирму по производству автомобилей Socie/te/ Renault Fre/res («Общество Братьев Рено») с капиталом 30 тыс. франков.

1900 г. – На заводе в Бийанкуре занято 60 человек, изготовлен 71 автомобиль, один из них первый грузовой фургон грузоподъёмностью 250 кг на шасси Renault Type C.

1905 г. – Начало серийного производства развозных фургонов и лёгких грузовиков на легковых шасси. На заводе занято уже 800 рабочих и служащих, годовой выпуск – 2100 автомобилей. С этого времени и вплоть до конца 1920-х годов машины Renault отличаются характерной конструкцией – радиатор расположен за двигателем.

1906 г. – На Международной автомобильной выставке в Париже завод Renault представил своё первое грузовое шасси. Новая эмблема.

1907 г. – Освоен серийный выпуск грузовых автомобилей грузоподъёмностью 3 т.

1909 г. – После смерти Фернана Рено (Марсель Рено трагически погиб в автогонках Париж – Мадрид в 1903 г.) Луи Рено расширяет производство, новое название фирмы – Socie/ te/ des Automobiles Louis Renault. Основан испанский филиал Socie/ te/ Espagnole des Automobiles Renault.

1911 г. – Введён в строй новый цех производства грузовиков. Штат фирмы расширен до 4000 сотрудников. Впервые представлен тячач с колёсной формулой 4х4.

1912 г. – Предприятие становится крупнейшим производителем автомобилей во Франции.

26.01.1914 г. – Основание завода в Петербурге Socie/te/ Anonyme des Automobiles Renault pour la Russie («Русское общество автомобилей «Рено», переименовано позже в «Акционерное общество «Русский Рено»).

1914 г. – Начато серийное производство полноприводных артиллерийских тягачей Renault EG для французской армии.

1916 г. – На заводе Renault занято 16 000 рабочих и служащих.

1917 г. – Освоено серийное производство лёгких танков Renault FT17, ставших «классикой» мирового танкостроения. С 1919 г. изображение танка становится новой эмблемой фирмы.

1919 г. – Презентация первого гусеничного трактора Renault HI.

1922 г. – Основание общества Socie/te/ Anonyme des Usines Renault (SAUR) с капиталом 80 млн. франков, в котором Луи Рено имеет 81% акций предприятия.

1923 г. – Освоение серийного производства трёхосных автомобилей Renault MH в грузовой и пассажирской версиях. Новая эмблема.

1925 г. – Новая эмблема фирмы в виде ромба, в вариациях существует до сих пор.

1929 г. – Изготовлен первый дизельный двигатель для грузовых автомобилей.

1930 г. – Луи Рено награждён орденом Почётного легиона. Завод становится одним из крупнейших производителей танков в мире.

1932 г. – Освоение серийного производства дизельных грузовиков Renault.

1933 г. – Компания Renault приобретает авиастроительную фирму Avions Caudron.

1933 г. – Renault уступает отделение по производству пожарных машин фирме Delahaye.

1940 г. – После оккупации Франции немецкими войсками фактическое руководство фирмы переходит к немецкому концерну Daimler-Benz. Луи Рено сотрудничает с новой властью. Фирма Renault приступает к массовому производству грузовиков и гусеничной техники для вермахта.

1943 г. – Массивные бомбардировки заводов Renault американской и английской авиацией.

13.09.1944 г. – Луи Рено арестован, на следующий день Временное правительство Франции реквизирует все активы компании.

14.10.1944 г. – Луи Рено умер в заключении при невыясненных обстоятельствах.

Комментировать ... >>
Loading...