Опубликовано: ГП 07-2008
М52: дорога Кольки Снегирёва

«Вольво в мае на Алтае» – юбилейный автокараван Volvo Trucks

Александр Трохачёв, фото автора

«Вольво в мае на Алтае». Когда я впервые услышал эту фразу, то очень удивился: почему именно на Алтае? А дело в том, что шведский концерн в лице российского представительства часто проводит уникальные мероприятия и при этом не любит повторяться. То он устроит демо-тур по Сибири, то организует автокараван в Якутию, теперь вот провел испытание дорогами Горного Алтая. И повод для автопробега солидный: 35 лет официального присутствия Volvo Trucks в России. Наматывать 1500 км из Барнаула отправились четыре седельных тягача, причем два из них – с фурами. Большая часть четырехдневного маршрута прошла по федеральной трассе М52, которую в народе именуют не иначе, как Чуйский тракт.

Драйв-тур начался с места в карьер: едва прибыв из аэропорта Барнаула на стоянку с грузовиками, мы быстро разделились по экипажам. Мне посчастливилось занять место за рулем флагмана колонны – 520-сильного Volvo FH Ocean Race 2008-2009 в сцепке с трехосным тентованным полуприцепом Wielton. Машина знакома еще по апрельской выставке в Москве, поэтому долго осваиваться за рулем не пришлось. Да и прицепы такие «таскать» на тестах приходилось не раз.

В кабине все знакомо до мелочей, благо каждое поколение Volvo FH, включая нынешнее, приходилось опробовать на дорогах Евросоюза и России. Интерьер «океанического» лайнера очень похож на интерьер серийного грузовика, только каждая деталь более изысканная. Одни только кожаные сиденья чего стоят – в меру мягкие, облегающей формы, на пневмоподвеске, с массой регулировок. Кресло водителя адаптируется к весу водителя и под нагрузкой проседает до нужного уровня. К эргономике действительно никаких нареканий. Не знаю, может, человеку небольшого роста здесь и некомфортно, но мне с моими 180 см очень удобно. Во всяком случае, за рулем Volvo FH Ocean Race я в своей тарелке.

Справка

Республика Алтай была образована в июне 1922 года как Ойротская автономная область. В январе 1948 года переименована в Горно-Алтайскую автономную область. В 1991 году преобразована в Горно-Алтайскую Республику. С 1992 года получила название Республика Алтай. Занимает площадь 92,6 тыс. км2. На начало столетия численность населения составляла 202,6 тыс. человек. Из них коренные жители алтайцы составляют 31%, русские – 60,4%, казахи – 5,6%.

На условиях поставки DDP Москва мой подопечный стоит 120 тыс. евро. С учетом полуприцепа и в пересчете на американскую валюту сумма приближается к четверти миллиона долларов. Ответственность за сохранность техники большая, но в рамках Правил дорожного движения особыми режимами никто нас не ограничивает: едь хоть на все деньги. Однако рисковать незачем: у нас не автогонки по дорогам общего пользования. Кстати, для своих клиентов Volvo Trucks сделало уникальное предложение. При покупке FH Ocean Race до 1 сентября 2008 года каждый заказчик получает возможность побывать на парусной регате Volvo Ocean Race 2008-2009. С этой целью будет организована поездка в Южную Африку на этап гонки в Кейптауне, где все прелести морской регаты можно увидеть своими глазами. Впрочем, для меня сейчас Ocean Race – это комфортабельная кабина Globetrotter XL с 13-литровым мотором под ней и груженый полуприцеп. А вместо морских далей – просторы Чуйского тракта. А потому настрой соответствующий.

Маршрут автокаравана Volvo Trucks

1-й день: Барнаул – Бийск (180 км), Бийск – Чемал (190 км)

2-й день: Чемал – Уч-Энмек (180 км)

3-й день: Уч-Энмек – Семинский перевал (490 км)

4-й день: Семинский перевал – Бийск – Барнаул (390 км)

Общий пробег – около 1500 км

Перед началом движения проходим краткий инструктаж по мерам безопасности. Потом для поддержания радиосвязи каждому автомобилю присваиваем позывной. Для Volvo FH Ocean Race это «Оушен» или «Океан», для Volvo FH «35 лет в России» – «Юбилейный», для Volvo FM (6x4) – «Апельсин» (за оранжевый цвет кабины), для Volvo FM (4x2) «Регион Профи» – «Регион». Контрольный осмотр машин и – в путь!

Пока едем по Барнаулу, экскурсовод заваливает нас краеведческой информацией. Оказывается, Барнаул не такой уж молодой город – основан на берегу Оби в 1771 году. Причем он возник в 1730-х гг. как поселок при медеплавильном заводе А. Н. Демидова. С 1783 по 1896 г. Барнаул был центром Колыванской губернии, а потом Барнаульского округа Томской губернии. Юридический статус центра Алтайского края город получил в 1937 году.

Вопреки ожиданиям, дороги здесь хорошие. Во всяком случае откровенных ям и выбоин, на которых можно порвать шину или сломать подвес ку, мы не встретили. А вот водители, как и во всей России, – вечно куда-то спешащие, норовящие вперед батьки влезть в самое пекло. Во время левого разворота на одной из городских улиц владельцы легковушек с правым расположением руля то и дело норовили вклиниться в зону, которую я оставил для замаха фуры. Вот странные люди: а если бы я «газанул» не глядя, размазал бы их вместе с иномарками как блинное тесто по сковородке… Результат такой спешки позже мы увидели на подъезде к Бийску: в кювете лежала опрокинутая фура, в которую врезался выскочивший навстречу лихач…

Бийск

В Бийске нас ждал обед, и оттого ехалось веселее. Этот город Алтайского края расположен на реке Бия, вблизи ее слияния с Катунью. Отсюда начинается знаменитый Чуйский тракт, связавший Горный Алтай с равнинами Сибири. Численность проживающих довольно скромная – около 240 тыс. жителей. Бийск был основан как крепость на Бийско-Кузнецкой линии укреплений еще в 1707 году. А статус города ему присвоили на 75 лет позже – только в 1782 году.

На улицах Бийска много машин середины XX века – таких, как этот «Москвич-403»
Среди иномарок доминируют праворульные «японцы» в легковом и грузовом исполнениях

Наш въезд в город не остался незамеченным. Интерес к пестрой колонне из шведских грузовиков проявляли и стражи порядка, и рядовые граждане. Меня пора зило царящее на дорогах засилье китайского автопрома. В глаза бросились маршрутные такси Higer, самосвалы Dongfeng и даже легковушки трудно произносимых брендов. А еще много праворульных «японцев»: грузовики Hino, микроавтобусы Toyota, фургоны и «легкая кавалерия» практически всех известных брендов Страны восходящего солнца. Кстати, стоимость проезда в автобусе с кондуктором небольшая – всего 7,50 руб. Не забыт и отечественный автопром, среди представителей которого встречаются и раритеты в рабочем состоянии.

Чуйский тракт

Дорога М52 Новосибирск—Бийск—Ташант ведет через Новосибирскую область, Алтайский край, Республику Алтай в Монголию. Собственно Чуйским трактом называется не вся трасса, а только участок дороги от Бийска до границы с Монголией. Это асфальтированное шоссе протяженностью свыше 600 км, проложенное в местах с разнообразными пейзажами и множеством достопримечательностей. Освоение Чуйского тракта началось в 1756 году в результате добровольного вхождения южных алтайцев в состав Российской империи. Долгое время Чуйский тракт оставался горной тропой. Весной 1901 года здесь началось первое строительство. А в 1903-м на всем протяжении от Онгудая до Кош-Ачага была завершена колесная дорога. Новые работы начались только в 1922 году, а первый автопробег Бийск—Кош-Агач прошел летом 1934 года.

Собственно от Бийска и начинается Чуйский тракт

В гости к Шукшину

В самом начале Чуйского тракта, в 35 км от Бийска, есть старинное русское село Сростки. Здесь родился и вырос писатель, актер и режиссер Василий Макарович Шукшин. И если не знать этого, по дороге можно пролететь, что называется, без остановки. Но мы знали, а потому остановились.

В историческую часть села направились пешком. Первое упоминание о Сростках было найдено в летописях середины XVIII столетия. Хотя, возможно, оно было образовано и раньше. На месте дома, где родился Шукшин, стоит другая хата, и только скромная табличка из белого камня напоминает о том, что здесь было изначально. А вот дом, где прошли его детские и юношеские годы, сохранился. И даже школа стоит на своем месте. Теперь здесь историко-мемориальный музей-заповедник В. М. Шукшина.

С 1976 года в последние субботу и воскресенье июля в окрестностях села, на горе Пикет, проводятся традиционные Шукшинские чтения. В 2004-м, в год 75-летия со дня рождения Василия Макаровича, сельчане установили своему земляку большой бронзовый памятник российского скульптора В.М. Клыкова. Монумент запечатлел Шукшина в такой же позе, как и главного героя ленты «Печки-лавочки» Егора Прокудина в последних кадрах фильма.

Взяток не даём!

После дозаправки машины на одном из участков дороги я получил отмашку жезлом к обочине. Документы и автомобиль в порядке, мы ничего не нарушали, чего же бояться стандартной проверочки?! Но стандартной – не то определение. Гаишник запросил не только водительские документы, но и бумаги на машину и груз. Успокаивало наличие красной таблички «Весовой контроль», очевидно, ради этого нас и тормознули.

К музею-заповеднику В.М. Шукшина в селе Сростки смогли подъехать только «головы»

Инспектор попросил открыть ворота полуприцепа и продемонстрировать груз. Да какой там груз: три железобетонных плиты – обычный балласт, тем более что плиты неидеальные. Но попробуйте вы это доказать человеку, который не снимает фуражку даже в бане, а жезл на ночь кладет под подушку – так спокойнее. «Куда везете стройматериалы?», – поинтересовался страж порядка, пропустив мимо ушей наши доводы. «Где выгружать будете?», – продолжал он давно заученную песню. И создавалось впечатление, что у нас идет диалог глухонемого со слепым.

Пробив для верности машину на угон, удостоверившись в подлинности «прав», он снова завел свою волынку о «стройматериалах». Большого труда стоило доказать, что через два дня с этим балластом мы поедем в обратном направлении. Страж порядка стал убеждать, что у нас перегруз, а это влечет за собой наложение штрафа. Но какой может быть перегруз, если три бетонные плиты вместе тянут менее чем на 10 т! Ситуацию разрядил коллега несостоявшегося вымогателя, который по рации сказал: «Ни у одной из этих машин перегруза нет, все по норме проходят».

Расстроившись от холостого захода, инспектор на всякий случай предупредил всех, обратившись ко мне будто к самому главному: «И передайте своим: пусть меня больше не фотографируют. Я этого не люблю». А никто уже и не фотографировал, ведь дача взятки не состоялась, а что мы – инспекторов что ли не видели?!

Чемальский тракт

Следующим пунктом маршрута стал горноклиматический курорт Алтайского края Чемал, расположенный на высоте 410–620 м над уровнем моря. До ближайшей железнодорожной станции Бийск – 186 км к юго-востоку. Но прежде, чем мы до него добрались, пришлось провести за рулем еще три часа.

Пока мы двигались в сторону курорта, я вспомнил слова знакомого о том, что на Алтае есть зоны повышенной радиации. Дескать, на его территорию падают космические аппараты, которые и заражают местность. Видели бы вы реакцию местных, когда я их об этом спросил! Зато другая опасность подстерегала нас наяву – клещи. Об их присутствии напоминали и придорожные плакаты, и экскурсоводы. А уж когда мы увидели предупреждение на дверях гостиницы, некоторые коллеги потеряли покой. Кто-то даже стал искать единомышленников на предмет прививок, благо их стоимость у местных врачей всего 200 руб. Никто, конечно, прививаться не стал, но бдительность повысили.

Погода стояла жаркая. А вот в кабине Volvo – совсем другое дело. Кондиционер создает приятную прохладу, а многочисленные дефлекторы с заслонками дают возможность управлять воздушными потоками. В удобных креслах комфортно, никаких негативных нагрузок на спину нет. К концу дня ты не вылезаешь, как выжатый лимон, а сохраняешь работоспособное состояние. Еще одна приятная деталь: под нижней спальной полкой «Оушена» есть встроенный холодильник. Сопровождавшие нас профессиональные дальнобойщики предусмотрительно положили туда бутылки с водой. И достаточно было протянуть руку, чтобы вынуть из выдвижного ящика запотевшие пол-литра холодненькой минералки.

В ресторане при отеле «Улитка», где наша команда ужинала, меня приятно удивили местные девушки. На пожелание здоровья и богатых женихов обслуживающий персонал, не сговариваясь, ответил так: «Нам богатых не надо – были бы ребята нормальные…» Вот так: и за державу не обидно!

Веранда горного отеля «Улитка» построена из экологически чистых материалов

Технический итог дня: пройдено 370 км пути, средний расход топлива на Volvo Ocean Race составил 28 л/100 км. Из любопытства я сравнил эти показатели с данными перегонщиков, доставивших автокараван из Зеленограда в Барнаул. У профессиональных водителей на отрезке 3800 км потребление топлива на машинах колебалось в пределах 28–30 л/100 км, а на прямых участках снижалось до 22 л/100 км. Весь путь занял у них четыре дня – в Барнаул прибыли на пятый день. Не будем забывать, что по пути машины заезжали за полуприцепами и загружали балласт. В итоге округленный расход топлива на грузовиках Volvo выглядел так: Volvo FH Ocean Race – 21 л/100 км; Volvo FH «35 лет в России» – 22 л/100 км; Volvo FM (6x4) – 32 л/100 км; Volvo FM «Регион Профи» – 24 л/100 км. Большой расход на «Регион Профи» вызван тем, что машина шла с полуприцепом, а на FM (6х4) стоит не шоссейный редуктор.

Комментировать ... >>
Loading...