Опубликовано: ГП 07-2008
М52: дорога Кольки Снегирёва

«Вольво в мае на Алтае» – юбилейный автокараван Volvo Trucks

Александр Трохачёв, фото автора

Ночь мы проводим практически на лоне природы. Дамы отдались в объятия Морфея в теплых юртах, а мужчины предпочли более прохладные аилы. С утра поздравляем именинника – телевизионного оператора, но даже шампанское пить нельзя: за руль надо садиться трезвым как стеклышко.

Первый пункт дневного маршрута – поселок городского типа Акташ. Это административный центр Улаганского района Республики Алтай. Он расположен на южном склоне Курайского хребта в непосредственной близости к Чуйскому тракту. И неудивительно, что наряду с машинами 22-го региона (Алтайский край) все чаще встречаются транспортные средства, на чьих номерах значится код региона 04 (Республика Алтай).

Несмотря на то что вокруг по столичным меркам настоящая глушь, дорога М52 содержится в хорошем, если не сказать в отличном состоянии. Другое дело, что инфраструктура не развита: редко встречаются придорожные кафе, мотелей вообще не видно, а АЗС попадаются как выигрыш в лотерею. Но у местных водителей свое мнение. «Раньше, – говорят они, – на Чуйском тракте от заправки до заправки нужно было пару сотен верст проехать, а сейчас – всего-то километров 30–50». Благодать, по их меркам. Самый большой разрыв между АЗС до развала СССР составлял 270 км. Чтобы не встать на дороге, местные жители возили с собой канистры и монтировали дополнительные баки.

Короткие остановки на трассе мы делали только ради дозаправки и фотосъемки. Технических проблем за время автопробега не возникло ни на одной из наших машин

Алтайцы хорошо помнят, какой ценой давался каждый километр Чуйского тракта. С 30-х годов он строился на костях арестантов: сбитыми до кровавых мозолей руками, реками пота и истертыми ногами. Из инструментов были только кувалда, кайло, тачка… Сейчас о прошлом говорить не принято. И до идеальной ситуации с точки зрения водителей пока далеко. Достаточно сказать, что, к удивлению, на многих заправках вообще нет высокооктанового бензина. Есть «92-й», «80-й» и дизтопливо. «95-й» по определению не существует – вместо него предлагается АИ-96 (если он есть, конечно). Цены немного выше, чем в столичном регионе. Главное, говорят местные водители, чтоб топливо было, а уж цена – дело третье.

Такие пирамиды в горах Алтая не редкость

Очевидно, и культура поведения у местных водил – дело третье, если не десятое. При въезде на одну из заправок мы увидели аттракцион невиданной храбрости (читай – дурости и безрассудства): водитель старенького трактора выехал на встречную полосу и так «пилил» до поворота на АЗС. Быть может, дедушка старый, и ему все равно, но другим-то участникам дорожного движения – не все равно! И еще один «кадр» поразил нас своей глупостью. Когда я подтягивал автопоезд под навес колонки ДТ, навстречу лихо влетела «шишига» и тормознула перед Volvo. За такую наглость можно было сделать физическое замечание с занесением в грудную клетку, но я человек мирный и горячиться не стал. Хотя будь на моем месте матерый дальнобойщик, он бы этого «смельчака» научил уму-разуму.

Очередная жертва лихачества

Перевал Чике-Таман

За окном +29 °С, и от палящего солнца спасает кондиционер. По пути узнаем подробности: высота перевала – 1460 м. Машин встречается немного, по большей части легковушки и микроавтобусы. Настоящих «дальнобоев» не видно. Объясняется это просто: за неделю до нашего приезда здесь еще лежал снег и перевал был закрыт. Охоту ездить этим маршрутом отбивают и сезонные ограничения нагрузки на ось – гроздья запрещающих знаков встречаются с завидной периодичностью.

Дорога выглядит образцовой. По крайней мере, нареканий к ней нет: асфальт ровный, без выбоин и ям, и что немаловажно – не плавится на солнце. Оказывается, крупномасштабные ремонтные работы на Чике-Тамане начались еще в первые годы Советской власти, а именно в 1924–1925 гг. А уже в 1927-м тракт проложили по новым участкам. Дорога, по которой мы накручивали на колеса Volvo сотни километров, введена в строй еще во времена Советского Союза, в 1984-м. С тех пор это палочка-выручалочка для тысяч путников, преодолевающих большие расстояния.

Камнепады на М52 – явление обычное

На подступах к перевалу ощущается недостаток кислорода: мощность мотора падает, и динамика у флагмана уже не та. Законы физики никто не отменял, и с новыми ощущениями приходится мириться. Нет, грузовик не стал вялым настолько, чтобы не ехал, а полз. Но все-таки легкости в наборе скорости поубавилось. По мере подъема на перевал синдром нехватки кислорода становится ярче выраженным, и с этим ничего не поделаешь. Тем не менее колонна шла довольно уверенно, и никаких признаков капитуляции перед жарой и разреженным воздухом не наблюдалось.

На самой вершине делаем остановку. Часть пейзажа испорчена рябью тряпочек, которые туристы повязывают на тонкие тельца березок. Местные этого не одобряют. Во-первых, у них не принято что-то просить у духов. Во-вторых, повязать можно только новую ленточку, а не обрывок ткани или носовой платок (в этом случае рассчитывать на благосклонность духов не приходится). Зато в других направлениях открывается прекрасный вид на скопления горных хребтов, могучие скалы и змейку старой дороги, петляющей, словно лента олимпийской чемпионки по художественной гимнастике.

Даже летом этот участок М52 тяжело дается КамАЗам – самым массовым грузовикам Чуйского тракта. А зимой, по рассказам старожилов, вообще беда: машины не могут взобраться на перевал, и потому тут образуются многокилометровые пробки. О сложности спуска и говорить нечего: обочины усыпаны могилками и памятными знаками тем, кто не вернулся на базу… Сложность маршрута такая, что многие водители ни за какие коврижки не хотят ехать здесь ни зимой, ни осенью.

История перевала

В нынешнем виде перевал Чике-Таман был отстроен лишь в 1980-е гг. Его по праву называют на Алтае самым молодым и одним из красивейших мест Чуйского тракта. Когда через него прокладывали колесную дорогу, открылся участок древнего тракта (X–XII вв.). Путь был высечен в скале и шел на подъем зигзагами. Была и другая дорога, отстроенная в 20-е годы ХХ века, по ней можно проехать и сегодня.

Старый Чуйский тракт давно зарос травой

Принцесса Укок

Алтайская принцесса Укок, княжна Кадын… Этой молодой женщине, чью мумию нашли в одном из курганов на плато Укок, народ дал разные имена. Алтайцы до сих пор недовольны, что чужие люди потревожили захоронение скифов, относящееся к пазырыкской культуре. Это случилось в 1993 году и сразу стало мировой сенсацией. Возраст находки определен в 2,5 тыс. лет. По мнению ученых, девушка скончалась в возрасте 23 лет. Вместе с ней была захоронена шестерка лошадей рыжей масти. Одежда из тончайшего шелка обрамлена толстым красным поясом – знаком воина и посвященного. Найден и ритуальный символ – палочка из лиственницы. Такие палочки еще в добуддийские времена считались орудием сотворения мира и вкладывались в руки высших божественных особ. Кстати, это не первая и не последняя мумия, найденная на Алтае.

«Свадьба» Чуи и Катуни

Очередная остановка посвящена слиянию двух рек. Место настолько красивое, что было бы жаль пропустить такое свидание с природой. С высоты птичьего полета, а точнее с вершины горы как на ладошке видна чудная палитра: коричневые воды Чуи соединяются с изумрудными потоками Катуни. Правда, чтобы увидеть это своими глазами, нужно пройти по берегу-террасе Чуи, местами не глядя вниз на отвесные скалы.

Дальнейший путь лежит в долину, и с горки техника бежит веселее. Самой востребованной на этом отрезке становится минеральная вода. С газом и без газа, холодная и не очень, она идет «на ура». Жара дает о себе знать: организм обезвоживается, и потому надо пополнять запасы влаги. Наш бортовой запас быстро тает, и мы закладываем в холодильник новые обоймы пол-литровых бутылок минералки. В эту командировку я не взял солнцезащитные очки, но сильно щуриться не приходится – спасает фирменный козырек Volvo с плотной тонировкой.

Внизу мое внимание привлекла горная река, текущая вдоль дороги. Место очень живописное: на одном полотне – бурлящие воды Чуи, зеленая трава и почти метровый слой спрессованного снега. Признак зимы не успел растаять, хотя до календарного лета оставалось всего несколько дней. Алтайцы, кстати, говорят, что эту воду можно пить, не боясь расстройства желудка. Испытывать судьбу я не стал, но умылся с превеликим удовольствием. Вода в реке ледяная, и я физически чувствую, как на лице разглаживаются морщинки. Вот она – целебная сила природы!

Вскоре на горизонте показался Северочуйский хребет. Честно говоря, все эти названия я бы и не запомнил, но голос экскурсовода по рации повествует о том, что видно за окном Volvo. Оказывается, Северочуйский хребет – второй по высоте на Алтае. Горный узел Биш-Ииерду имеет пик высотой 4177 м. Ну как тут не вспомнить слова Высоцкого: «Лучше гор могут быть только горы…»

Алтайская легенда

По преданию, Катунь, дочь старика Алтая, ради своего возлюбленного – красавца Бия тайно покинула отчий дом. Отец обнаружил пропажу дочери и послал вдогонку за беглецами самого могучего богатыря – Бабыргана. Но тот сумел догнать Катунь лишь тогда, когда она выбежала за пределы Алтайских гор на равнину. Так и остался Бабырган стоять каменной громадой – последний герой Северного Алтая.

Петроглифы

Между селами Иня и Иодро на скалах вдоль дороги встречаются твердые каменистые породы с наскальными рисунками-петроглифами. Участок скал с плодами творчества древних алтайцев растянулся километров на 10–12, и это впечатляет. Местные ученые подсчитали: в общей сложности здесь сохранилось свыше 3000 высеченных изображений разных столетий – от эпохи бронзового века до средневековья. Кроме того, до настоящего времени дошли два десятка рунических древнетюркских надписей.

У этого удивительного места есть свое название – урочище Калбак-Таш. В буквальном переводе это значит «плоский, расширенный, висячий камень, гора». Сам комплекс петроглифов находится на скалах из зеленовато-коричневых сланцев, причем в непосредственной близости к дороге М52. На рисунках запечатлены сцены охоты и борьбы, любви и жертвоприношений. В то время и в других частях света, люди рисовали нечто подобное. И как здорово, что эти культурные пласты не уничтожены временем, а дожили до XXI столетия.

Несколько кадров на память – и вперед, к изваянию каменного воина. Находится оно недалеко, примерно в двух километрах от наскальных рисунков, и видно издалека. В характерных засечках на камне угадываются мужественные черты лица и рука, крепко сжимающая меч. Да, древним в искусстве не откажешь.

Технический итог третьего дня: пройдено без малого 500 км, средний расход топлива составил 42 л/100 км на автопоездах и суммарно усредненный 34 л/100 км на «головах». Причина резкого увеличения аппетита машин связана не только с жарой и частыми остановками, но в первую очередь – с преодолением перевала и движением по холмистой местности.

Комментировать ... >>
Loading...