<<< Назад

Поначалу все было плохо

В. Лихов

Знать бы, что так получится, уперся бы Сергей в тормозную педаль, как только приметил эту даму. Издали приметил. И не потому, что выделялась она чем-то особенным, просто не было никого на тротуаре, кроме нее. Шла она себе, шла, а потом возьми, да и поверни налево, чтобы через дорогу перейти. Расстояние до нее было приличным, поэтому Коршунов тормозить не стал. В городской суете это привычно, когда люди через дорогу, где попало ходят. Но газ все-таки сбросил. К пешеходному переходу подкатил на скорости около 30.

Под колеса грузовика попала женщина. «Скорая» увезла ее в больницу, надежды почти никакой. Поздно Коршунов стал тормозить.

Знать бы, что так получится, уперся бы Сергей в тормозную педаль, как только приметил эту даму. Издали приметил. И не потому, что выделялась она чем-то особенным, просто не было никого на тротуаре, кроме нее. Шла она себе, шла, а потом возьми, да и поверни налево, чтобы через дорогу перейти. Расстояние до нее было приличным, поэтому Коршунов тормозить не стал. В городской суете это привычно, когда люди через дорогу, где попало ходят. Но газ все-таки сбросил. К пешеходному переходу подкатил на скорости около 30.

Так бы и прошла она до разделительного газона без проблем, а Коршунов дальше бы поехал и забыл бы, наверное, сразу об этом эпизоде, но, как на грех, таксист оказался рядом. Слева он ехал. Догнал грузовик, поравнялся, и прямо перед собой увидел женщину. Ему бы затормозить побыстрее, да поинтенсивнее, но он вместо этого резко посигналил и фарами в ее сторону пульнул. Поторопить, наверное, хотел, чтобы проворнее гражданочка с дороги убиралась. Ну и поторопил. На тот свет. С перепуга она не вперед бросилась, на спасительный газон, до которого два-три шага всего осталось, а развернулась и назад заспешила.

Надавил тут Коршунов на педальку тормозную. От души надавил. Но что толку! Полтора десятка метров их в тот момент разделяло. Не помогло торможение. После удара ГАЗ-53 еще четыре метра проехал. Потом замер.
Таксист тоже остановился. И инспекторов ГАИ дождался, и в документах, которые оформили на месте ДТП, его фамилия осталась. Вот это он правильно сделал. Если бы уехал, кто поверил бы рассказам Коршунова, что пострадавшая сама под колеса его грузовика забежала?

Нервы Коршунову все равно потрепали. Сначала два неласковых инспектора, которые на вызов приехали, «обрадовали»: «Худо, парень. Женщину задавил. На переходе. Разве не видел, как она пошла через дорогу! Почему не тормозил?»

В том же духе (во всем виноват водитель грузовика) высказывались другие «спецы», к которым материалы дела в руки попадали. Скорость (вплоть до полной остановки транспортного средства) не снизил, когда увидел женщину на проезжей части, хотя был обязан поступить таким образом.

Затосковал Серега Коршунов. Все твердят: если бы не на пешеходном переходе? Кто знает, что теперь будет? Даже друзья из автокомбината не верили, что сумеет выкрутиться.

Затосковал, но руки не опустил. Искал консультанта или помощника, который сумел бы убедительно разъяснить тем «спецам», что неглубоко они копают, что не было у него никакой возможности женщину от нее самой спасти. И нашел. Бывший автотехнический эксперт (в том смысле бывший, что работал в свое время в организации, где на делах о ДТП «собаку съели», в общем, самого что ни на есть настоящего эксперта раскопал). В результате доводы в пользу водителя Коршунова были сформулированы следующим образом.

ДТП имело место не на пешеходном переходе, а в 3,5 м ЗА НИМ. Его границы в данном случае определяют не знаки «пешеходный переход», а разметка, которую все знают под именем «зебра».

Ответ на второй «убийственный» вопрос – почему не тормозил, когда увидел, что женщина начала пересекать проезжую часть, т.е. в момент возникновения опасности для движения? – тоже оказался весьма простым. Дело в том, что реальная опасность для движения (опасность наезда на пешехода) возникла не в тот момент, когда она ступила на проезжую часть и пошла в сторону разделительного газона (справа налево), а несколько позднее, т.е. в момент, когда она повернулась спиной к газону и побежала обратно.

При первых шагах пешехода по проезжей части расстояние от нее до грузовика было еще достаточным, безопасности ничто не угрожало. Тем более что скорость водитель снизил (убрав ногу с педали «газа») и таким образом выполнил требования ПДД. Там же НЕ СКАЗАНО, что при возникновении ЛЮБОЙ опасности водитель обязан применить ЭКСТРЕННОЕ торможение. Правила движения предлагают СНИЗИТЬ СКОРОСТЬ, а не ОСТАНАВЛИВАТЬСЯ.

Совсем другая ситуация возникла, когда пострадавшая резко повернула обратно. Вот момент возникновения явной опасности для движения. Ее-то водитель мог обнаружить и обнаружил. И действовал соответственно обстоятельствам.

Но слишком близко он успел подъехать. Экстренное торможение не помогло. Расчеты показали, что и не могло оно помочь. На официальном языке это называется: водитель не имел технической возможности предотвратить ДТП.

Доказать, что события развивались так, и никак иначе, помог таксист, сверкнувший фарами и ставший едва ли не главным виновником трагедии. Если бы он тоже испугался и уехал, едва ли Коршунову удалось бы доказать, что женщина переходила дорогу справа налево, а не в противоположном направлении. Ударил ведь он ее в правый бок. А почему в последний момент побежала назад – это, сидя за письменным столом, понять трудно.

Через полгода Сергей узнал, что принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту ДТП с его участием.

Комментировать ... >>
Loading...