<<< Назад

Управлять – значит предвидеть

В. Волчков

Промышленная окраина города. Ефимов знал, что проезжая часть около одного из железнодорожных переездов на удивление ровная, поэтому нет нужды сбрасывать скорость. Так и делал, особенно в плотном потоке, когда невозможно ни прибавить, ни убавить. Тем более что быть помехой окружающим водителю с солидным стажем не к лицу.

Справа по ходу около того переезда стоял высокий дощатый забор. Ходили слухи, что его хотели снести, но слухи слухами, а забор как стоял много лет, так и продолжал стоять на том же месте. В общем, руки до него не доходили, и нужное дело всё откладывали и откладывали. Забор почернел от времени, но своих, так сказать, эксплуатационных свойств не потерял. Покосившееся чудище надёжно закрывало от посторонних глаз все, что за ним располагалось. А был там пустырь и железнодорожные пути. Первое еще как-то можно было пережить, но вот то, что водители не видели, что творится на железной дороге, грозило обернуться серьезными неприятностями.

Видимо, по этой причине, кому-то пришла в голову мысль поставить автоматический шлагбаум и посадить дежурных. Возможно, сделали это после ЧП, которое вынудило начальников предпринять серьезные шаги в целях повышения безопасности движения. Но прошло время, неприятности забылись, новые люди, пришедшие на переезд, ничего не знали о прежних событиях и были немало удивлены. Поезда ходят редко. Зачем поставили автоматический шлагбаум и оборудовали пост? В общем, дежурные стали отключать автоматику, задача которой – срабатывать при приближении поезда. Что им это давало, непонятно.

В день, когда Ефимов в очередной раз ехал за грузом по той дороге, на дежурство заступила рассеянная Марья Петровна. Обычно она безвылазно сидела в своей будке и вязала. То носки внуку, то джемпер сыну. Время проходило незаметно, да и польза. Когда позвонила соседка по дому и сообщила, что в ближайшей «галантерее» дают красивую шерсть, счастливая бабуля бросила пост и убежала за редким товаром.

Еще одним «героем» в этой истории стал сцепщик. Слово «герой» применительно к рассматриваемому случаю можно было бы поставить без кавычек, если бы этот человек, совершая те или иные поступки, руководствовался принципом «если не я, то кто?». Сцепщик не был принципиальным человеком, поэтому накануне допустил серьёзное нарушение «спортивного режима». Сына в армию провожал. Напровожался крепко. На следующий день не мог работать. Всё валилось из рук. Опасаясь, как бы сам сцепщик не свалился с подножки, товарищи устроили его в углу ремонтной мастерской, за верстаком. А сами посмеивались, рассказывая друг другу о чудачествах Макарыча. Машинист маневрового тепловоза стал работать без сцепщика, одной из обязанностей которого являлось наблюдение за сигналами семафора и подача сигналов машинисту, когда тот не видел за поворотом ни пути, ни семафора, ни железнодорожного переезда.

«Слепой» товарняк ехал в сторону переезда. «Глаза» тем временем приходили в себя. Процесс превращения похмельного мужика в сцепщика сопровождался мощным храпом, и начальник ремонтной мастерской держался подальше от источника непроизводственного шума. Он не хотел быть уличенным в том, что знает о нарушении трудовой дисциплины и не принимает мер.

Ефимов проехал предупреждение «Внимание. Автоматический шлагбаум», потом «Берегись поезда». «Чего опасаться, переезд открыт. Вон шлагбаум вверх торчит. Фонари сигнальные выключены. Понагородят предупреждений, одно другого страшнее. А что толку?» Размышляя, таким образом, Ефимов приблизился к углу забора. Ногу перенес на тормозную педаль и скорость сбросил. Почему? «Тревожно стало, – рассказывал он потом своим товарищам. – Может быть, проклятый забор так подействовал. Слишком мрачным показался на фоне безоблачного неба».

Когда водитель увидел вагон, до путей оставалось несколько метров. Резко затормозил.

На визг шин, звон стекол сбежались люди, помогли выбраться из машины. Хотели вызывать «скорую», но быстро поняли, что медики не нужны: ни одной царапины. Водитель отделался лёгким испугом.

Радоваться счастливому избавлению долго не дали. Приехали люди в форме, обвинили, оштрафовали. Потом были неприятности на автобазе. Когда Ефимов узнал, как его «подставили» железнодорожники, стал писать жалобы в ГАИ. Надеялся, что снимут обвинение. Ничего из этой затеи не вышло. «Оснований для отмены решения о вашей невиновности нет». Везде, куда ни обращался водитель в поисках справедливости, ему напоминали, что даже в случае, если светофор выключен, а шлагбаум открыт, ехать через переезд можно только после того, как водитель автомобиля убедится в отсутствии приближающегося поезда. Такое требование записано в Правилах дорожного движения.

– На неохраняемом переезде в Красноармейском районе Челябинской области пассажирский поезд врезался в КамАЗ. Пассажир грузовика погиб, водитель отправлен в больницу. В поезде пострадавших нет. Локомотив получил незначительные повреждения. Через 20 минут после происшествия поезд с новым локомотивом продолжил движение. Трагедия произошла из-за неисправного двигателя грузовика. Груженый металлопрокатом автомобиль остановился на железнодорожных путях и не смог сдвинуться с места.

– После столкновения грузовика с поездом в Альметьевском районе Республики Татарстан с путей сошли тепловоз и пять платформ. Пострадавших нет. Из-за неисправности тормозной системы водитель не смог остановить автомобиль и выкатился на переезд.

– На 7-м километре железнодорожной ветки Тверь – Васильевский Мох легковая «Тойота» врезалась в проходящий тепловоз ТМ-2. 40-летний водитель, директор тверской коммерческой фирмы, с переломом основания черепа доставлен в больницу. В момент происшествия был трезв. Это четвертое с начала года ДТП на железнодорожном переезде в Тверской области.

Комментировать ... >>
Loading...