Опубликовано: ГП 06-2020
Первая моторная карета медицинской скорой помощи в Москве – автомобиль «Протос»

И снова о первых автомобилях скорой помощи в России

Станислав Кирилец
Фото ЦГАКФФД, из дореволюционной российской прессы, архивов Дмитрия Дашко, Игоря Коровина и автора

«Московским Городским Управлением заказан санитарный автомобиль фабрике «Протос» по образцу санитарных берлинских автомобилей. Автомобиль предназначен для подачи скорой медицинской помощи».

Журнал «Автомобилист» № 16–17
от 25 [12] сентября 1908 года.

Журналисты любят цитаты. Из цитаты может вырасти публикация, так случилось и в этот раз. Поводом послужила не столько заметка, выведенная в подзаголовок, а, скорее, недавняя цитата из одного уважаемого массового издания, которую повторили различные СМИ: «Машины с красным крестом на борту впервые выехали на вызов больного в октябре 1919 года. Скорая помощь Москвы отмечает в эти дни вековой юбилей». Признаться, разночтение меня не удивило, подобное встречается в журналистике нередко. Но оно побудило попытаться найти истину.

С чего начинать историю?

Перечитав десятки публикаций по истории автомобилей скорой медицинской помощи (СМП), я столкнулся с разными датами их появления и пришёл к выводу, что абсолютно все авторы использовали вторичные источники времён СССР. При этом в предыстории разногласий почти не было. Коллеги указывали на известные факты появления конных карет СМП, не забывая пояснить, что слово «карета» унаследовал впоследствии и автомобиль «скорой помощи». Цитировали волю царицы, высказанную в конце 1896 года: «Её Императорское Величество Государыня Императрица Мария Фёдоровна Августейшая Покровительница Комитета по подаче первой помощи в несчастных случаях Российского Общества Красного Креста изволила выразить желание, чтобы в Санкт-Петербурге была организована подача первой помощи в несчастных случаях». Повторяли, что самая первая в России станция скорой помощи открылась в Варшаве в 1897 году. Примеру последовали Москва (1898), Санкт-Петербург (1899) и многие другие города Российской империи. Упоминали журналисты и купчиху А.И. Кузнецову, на пожертвования которой приобрели две первые кареты СМП в Москве для станций первой помощи при Сущевском и Сретенском полицейских участках, мелькали и другие известные фамилии. Но, когда речь заходила о моторизации скорой помощи, в публикациях начались противоречия, домыслы и неизвестно откуда взятые «факты».

Ближе всех к истине был мой коллега и добрый приятель Сергей Суворов, опубликовавший в 2007 году в журнале «Автомобильный транспорт» (№ 3 и 4) статью «К 100-летию первых санитарных автомобилей в России». Он единственный, кто упомянул марку первого московского автомобиля СМП, правда, не уточнив его назначение, но перенёс моторизацию скорой помощи на 1912 год, приписав конструкцию первой машины доктору В.П. Поморцову (Поморцеву). Увы, вторичные источники подвели многих…

Санитарный автомобиль «Лоррен-Дитрих» – экспонат I Международной автомобильной выставки в Санкт-Петербурге, 1907 г.

Можно было бы начать историю автомобилей СМП в России с 1907 года. В мае того года на I Международной автомобильной выставке в Санкт-Петербурге красовался автомобиль с «изящным корпусом санитарный лимузин». Машину выставили на стенде французской фирмы Société Lorraine des Anciens Etablissements de Dietrich et Cie. Оградку стенда украсили вывесками её российского партнёра Акционерного общества постройки экипажей и автомобилей «Фрезе и К°». Это дало повод многим автомобильным историкам предположить, что шасси оснастили кузовом в России на фабрике П.А. Фрезе. Но, согласно каталогу выставки, кузов к этому автомобилю изготовила фирма Carosserie Védrine et Cie. из парижского предместья Курбевуа. Санитарный Lorraine-Dietrich вполне бы подошёл для службы в скорой помощи, однако никто его не приобрёл, машина вернулась во Францию. Начало моторизации российской службы СМП пришлось ждать ещё два года.

«Первый»

В 1898 году инженер Альфред Штернберг (Alfred Sternberg) и Оскар Гейман (Oskar Heymann) основали в пригороде Берлина, Шёнеберге, небольшое предприятие по производству бензиновых и электрических автомобилей Motorenfabrik Protos с 1904 года – Motorenfabrik Protos GmbH. Слово «Протос» переводится с греческого языка как «первый» (πρώτος). Своё гордое имя фирма вскоре оправдала.

В 1906 году открылся новый завод в Берлине-Рейникендорфе, тогда же на IX Международной автомобильной выставке в Берлине был представлен санитарный автомобиль Protos E1 18/30 PS Feld-Lazarettwagen, кузов к нему изготовили на берлинской фабрике R. Klevesahl & Sohn, Wagen- und Carosseriebau. Машина задумывалась для службы в полевых лазаретах, но военное министерство Пруссии она не заинтересовала. Зато служба скорой помощи германской столицы сделала заказ на несколько таких автомобилей, с них и началась её моторизация. Автомобиль, развивавший скорость до 90 км/ч, оказался настолько удачным, что выпускался с незначительной модернизацией до 1914 года, а его оборудованный кузов послужил эталоном для многих машин СМП в разных странах Европы.

Санитарный автомобиль Protos E1 18/30 PS – экспонат IX Международной автомобильной выставки в Берлине, 1906 г.

В 1908 году состоялся знаменитый автопробег по маршруту Нью-Йорк – Париж, в котором принял участие автомобиль Protos. О только что ставшей частью концерна Siemens-Schuckertwerke фирме, переехавшей в новые заводские помещения в Берлине-Шпандау и сменившей своё название на Protos Automobilwerk Nonnendamm GmbH, узнал весь мир! Рассказ о пробеге пропустим, его история известна. Официально победили американцы на автомобиле Thomas Flyer. Но на этапах в Евразии лидировал старший лейтенант прусской армии Ганс Кёппен (Hans Koeppen) на автомобиле Protos. Его первого встречали в Чите, Иркутске, Томске, Омске, Екатеринбурге, Казани, Нижнем Новгороде, Москве, Петербурге, Ковно, Кёнигсберге, Кёльне, Берлине... 18 июля 1908 года он первым прибыл в Москву, а 26 июля первым финишировал в Париже. Безусловно, пробег послужил заводу отличной рекламой.

Незадолго до этого состоялся дебют фирмы Protos в России, в мае 1908 года на II Международной автомобильной выставке в Москве легковой автомобиль этой марки был отмечен Большой серебряной медалью. Вскоре проживающий по адресу Столешников пер., д. № 7, кв. 18, московский делец Э.Г. Беккер взялся за представительство берлинского завода в России, позднее он открыл по адресу Козьмодемьянский пер., д. № 8, контору «Ауто-Беккер». Узнав о желании властей Москвы приобрести моторную карету скорой помощи, Беккер предложил таковую марки Protos, изготовленную на таком же шасси, что и знаменитая машина с грандиозного пробега. Предложение приняли. Санитарная карета этой марки стала первым действующим автомобилем СМП не только в Москве, но и во всей России.

Автомобиль скорой помощи Protos FL 12/31 PS выпуска 1910 г. – дальнейшее развитие модели Protos E1 18/30 PS

А у господина Беккера дела не пошли. Три года санитарный Protos оставался единственным автомобилем этой марки в Москве, в 1912 году появился ещё один легковой, а в 1914-м – третий, который обслуживал контору Государственного банка. Но поставило два других уже Русское общество «Шуккерт и К°». Германский концерн Siemens-Schuckert активно работал в России, в Петербурге в 1913 году открылся электротехнический завод, в Москве и многих других городах действовали отделения. Они и переняли представительство автомобилей Protos. В тот год в Петербурге было зарегистрировано в частном владении 30 легковых «Протосов».

На рекламе Э.Г. Беккера санитарный автомобиль скорой медицинской помощи «Протос», 1908 г.
Рекламный плакат Русского общества «Шуккерт и К°», 1911 г.

МГУ – в Москве хозяин

До революции под аббревиатурой МГУ скрывался вовсе не университет, а Московская городская управа. Надо отдать ей должное: она активно продвигала моторизацию города. В 1908 году Белокаменная приобрела два пожарных автомобиля, оборудованных российскими заводами «Густав Лист» и «М. Челышев и Г. Гюнтер» на немецких шасси Gaggenau и Daimler. А обычные легковые и грузовые автомобили на службе города появились ещё раньше.

В 1909 году в Водопроводном, Трамвайном и 8-м отделах МГУ работали два французских легковых автомобиля Delahaye, один французский Darracq и один немецкий Benz, четыре немецких грузовика (три марки Büssing и один – NAG) и одна специализированная грузовая машина для ремонта трамвайных путей марки Delahaye. В том же году под номером 313 по адресу Управы на Воскресенской площади был зарегистрирован «санитарный омнибус» Protos с кузовом работы мастерской R. Klevesahl & Sohn. Его направили в качестве скорой помощи в построенную в 1904 году Сокольническую инфекционную больницу на средства, выделенные из городского бюджета. К ней же прикрепили один 12-сильный дубль-фаэтон Delahaye (№ 381). Специфику моторизованной СМП организовали по немецкому образцу: на вызов выезжал «Протос» с водителем-санитаром и фельдшером, а в тяжёлых случаях его сопровождал легковой «Делагэ» (так эту марку называли тогда в России) с врачом, в объёмном багажнике машины размещались медикаменты и инструмент. Скорая помощь в Германии так работает и ныне.

Принадлежавший Московской городской управе дубль-фаэтон «Делагэ» на территории Сокольнической больницы, на заднем плане автомобиль «скорой помощи» «Протос»

В 1908 году энтузиасты учредили в Москве Добровольное общество скорой медицинской помощи. Они поставили цель вывести станции СМП из подчинения полиции. Далее современная история путается в противоречиях. Журналисты, затронувшие эту тему, утверждают, что в 1912 году члены общества, молодые врачи и студенты-медики основали Долгоруковскую станцию скорой помощи и купили на собственные средства автомобиль конструкции В.П. Поморцова, который тогда ещё не был даже построен. При этом многие из них правильно упоминают, что дебют машины Поморцова (к ней мы ещё вернёмся) состоялся на IV Международной выставке в Петербурге годом позже. Парадокс! На самом деле МГУ передала Обществу для работы свой «Протос» – с 1912 года он числился уже в собственности Сокольнической больницы. «Санитарный фургон» с тех пор ей и принадлежал, оставаясь до августа 1914-го единственным автомобилем этого назначения в городе. А больница-то была муниципальной. Другими словами, фактические хозяева машины не сменились. В начале Первой мировой войны «Протос» с городским № 313 мобилизовали для перевозки раненых воинов в лазареты. Автомобиль стал выполнять функции обычного санитарного транспорта.

«Протос» в работе по перевозке раненых из распределительных госпиталей в постоянные лазареты. Москва, 1915 г.

Тайны и легенды столичного Петербурга

Глядя на Москву, власти других крупных городов решили задействовать единичные автомобили СМП. Эта тема ещё мало исследована, хотя и в ней журналисты уже отметились и наплодили небылиц. Обратим внимание на Санкт-Петербург. Анализ сохранившихся до наших дней фотографий позволяет утверждать, что первая санитарная машина появилась на улицах столицы Российской империи даже раньше, чем в Москве. На двух известных фотографиях Карла Буллы изображён санитарный автомобиль с боковой загрузкой около Московских Триумфальных ворот. Во всех печатных и электронных изданиях машина позиционируется как немецкий Adler и датируется 1912–1913 годами. Ходовую часть и капот почти полностью закрыли присутствующие на показе люди, детали рассмотреть сложно даже на крупных фотографиях. Однако кое-что видно: далеко выступающая ступица переднего колеса архаичной конструкции, короткий покатый капот, характерный для одноцилиндрового или двухцилиндрового двигателя. Приметы автомобилей первой половины 1900-х годов. Так выглядели и ранние «Адлеры», и множество других автомобилей того времени, прежде всего французских. Теоретически это мог быть даже отечественный «Фрезе», построенный на узлах французского De Dion-Bouton. Ясно одно: к 1912–1913 годам конструкция уже безнадёжно устарела. Для установления истины требуются кропотливые поиски в архивах, пока же вопрос о марке автомобиля и точной даты съёмки остаётся открытым.

Демонстрация санитарной машины неизвестной конструкции у Московских ворот в Петербурге. Год съёмки не установлен
Демонстрация санитарной машины неизвестной конструкции у Московских ворот в Петербурге. Год съёмки не установлен

Ещё одно интересное наблюдение – до сих пор найдены фотографии санитарных машин в Петербурге исключительно на их презентациях и выставках, коих в столице проводилось много. А это не даёт права утверждать, что автомобили оставались на службе в Петербурге. Все современные источники, включая «всезнающую» Википедию, повторяют в унисон: «В Санкт-Петербурге в 1913 году были приобретены три санитарных автомобиля фирмы «Адлер» (Adler Typ K или KL 10/25 PS) и была открыта автомобильная станция скорой помощи на Гороховой ул., 42, где постоянно дежурил один автомобиль». Признаюсь, идентификацию проводил я лет 15 тому назад, но совсем другой фотографии! Схожий сюжет, автомобиль с аналогичным кузовом и датирован снимок 1913 годом. Позднее он нашёлся и в иностранной прессе того времени с подписью: «Санитарная машина Adler с боковым проёмом, приобретённая недавно Русской армией». Никто не обратил внимание, что машины отличаются. Возможно, подвело отсутствие в то время качественного снимка первого автомобиля.

Демонстрация санитарной машины «Адлер» в Петербурге, 1913 г.

В действительности кареты СМП в Петербурге оставались долго гужевыми, использовались и трёхколёсные велосипеды с установленными на них носилками. За ответом на вопрос об автомобилях обратимся к первоисточникам – «Автомобильные справочники для СПБ» инженера А.М. Пашкевича. В 1910 году никаких санитарных автомобилей в Питере зарегистрировано не было, ни казённых, ни частных. На следующий год появились две частные машины (статистику казённых публиковать перестали), под № 904 числился Benz 14 л.с., а под № 983 – Gaggenau 10 л.с. (мощность указана налоговая). Они работали в городе и в середине 1913 года и принадлежали преподавателю Николаевского кавалерийского училища полковнику К.И. Сычёву (Сычову). Адреса регистрации машин менялись: Малая Посадская ул., 15 (1912), Ново-Петергофский пр., 24 (1913 – адрес училища). В конце 1913-го Сычёв зарегистрировал под № 2275 ещё один «санитарный фургон» Benz 14 л.с., уже на адрес: Лермонтовский пер., 54. Для чего были приобретены, и каким образом использовались эти автомобили? А не сдавал ли он их в аренду состоящему под покровительством Государыни Императрицы Марии Фёдоровны Комитету по подаче первой помощи в Петербурге? Вполне возможно, что энергичный полковник совмещал работу преподавателя с коммерцией, этим можно объяснить наличие трёх санитарных автомобилей на станции СМП на Гороховой. К сожалению, пока фотографии этих машин и точные данные не найдены, можно говорить только о версии.

На проходившей в 1912 году в столице Международной пожарной выставке был представлен большой санитарный автомобиль с боковой загрузкой производства германской фирмы Süddeutsche Automobil-Fabrik GmbH. С 1907 года этот завод из города Гаггенау принадлежал фирме Benz & Co., но выпускал продукцию под марками SAG, SAF и Gaggenau. В 1911 году он назывался уже Benz Werk GmbH vorm. Süddeutsche Automobilfabrik (Benzwerke Gaggenau), а через год его автомобили стали называться Benz-Gaggenau или Benz. Маловероятно, что машина с выставки принадлежала Сычёву, но отказываться от этой версии пока не стоит – будем продолжать поиски.

Великая княгиня Мария Павловна (справа) выходит из Конногвардейского манежа, где проходила Международная пожарная выставка. Перед манежем выставлена санитарная машина «Гаггенау». Петербург, май 1912 г.

Выставки, награды и дела военные

На презентациях и выставках жители дореволюционного Санкт-Петербурга автомобили СМП видели нередко, но работали в городе, очевидно, только три машины. Видели петербуржцы и обычные санитарные машины, предназначенные только для перевозки больных и раненых. Не стоит их смешивать с моторными каретами скорой помощи, оснащение у автомобилей было разное. Правда, иногда машины этих служб были взаимозаменяемы.

Во время Первой мировой войны немногочисленные «скорые» и все другие материальные ресурсы СМП перебросили на работу в санитарные колонны, которые в спешке начали формировать при различных государственных и общественных организациях во многих городах России. Только с началом Февральской революции Петроградский городской комитет Всероссийского союза городов (ВСГ) принял постановление об организации скорой помощи раненым в уличных стычках. В марте 1917 года сформировали Отряд скорой помощи, в него включили обычные санитарные машины. В апреле 1918 года отряд перевели в ведение Комиссариата здравоохранения Союза коммун Северной области, разделив на скорую помощь и санитарный транспорт. В подразделения отряда вошли автомобили Общества Красного Креста и санитарного отряда ВСГ – с этого времени можно начинать историю советских автомобилей СМП. Однако вернёмся в предвоенные годы.

Военное ведомство Российской империи впервые применило санитарные машины в испытательных пробегах 1911–1912 годов («Первый испытательный пробег грузовиков» и «Вековой юбилей»). В них участвовали предоставленные производителями специальные автомобили Lorraine-Dietrich, Laurin & Klement, White (два) и санитарный автобус Saurer. Однако с их приобретением военные не спешили. Девять санитарных машин экспонировались на IV Международной автомобильной выставке в Санкт-Петербурге в мае 1913 года. Награды там получили итальянские санитарные автомобили FIAT, SPA и участник пробега 1912 года швейцарский Saurer. А медалью имени Государя Императора была отмечена французская фирма La Buire «за приспособление автомобиля по проекту д-ра Поморцова для подачи помощи при несчастных случаях до производства, в случае необходимости сложных хирургический операций на месте происшествия включительно» (см. «IV Salon International De L’Automobile Saint-Pe’tersbourg – вековой юбилей»). Эта упомянутая машина с отечественным кузовом, изготовленным Московским акционерным обществом экипажно-автомобильной фабрики «П. Ильин», выполняла не только функции скорой помощи. В комплект к ней входила палатка, где можно было развернуть полевой лазарет на восемь коек с операционной-перевязочной для оказания хирургической помощи. На борт можно было взять запас медикаментов на 1000 перевязок раненых и до 150 операций. Она поступила на Гатчинский аэродром.

Первый отечественный автомобиль СМП с оборудованием доктора В.П. Поморцова, построенный фабрикой П.П. Ильина на французском шасси «Ля Бюир» – экспонат IV Международной автомобильной выставки. Около машины стоит Пётр Петрович Ильин (1886–1950). Санкт-Петербург, май 1913 г.
Первый отечественный автомобиль СМП с оборудованием доктора В.П. Поморцова, построенный фабрикой П.П. Ильина на французском шасси «Ля Бюир» – экспонат IV Международной автомобильной выставки. Около машины стоит Пётр Петрович Ильин (1886–1950). Санкт-Петербург, май 1913 г.

До начала Первой мировой войны в Русской армии имелось всего две оборудованные санитарные машины. С августа 1914 года в России началась массовая моторизация санитарного транспорта и формирование автомобильно-санитарных отрядов и колонн – передовых и тыловых. До середины 1917 года только Военное министерство приобрело 2173 санитарные машины. А колонны формировались не только войсковые, но и при Всероссийских земском союзе и союзе городов. Занимались этим Общество Красного Креста, члены императорской фамилии, различные частные меценаты, общественные организации, в том числе и автомобильные клубы. Союзные страны отправили в Россию в качестве символической помощи несколько санитарно-автомобильных колонн. Автомобили использовались разные. В различных мастерских и на кузовных фабриках на скорую руку строились на легковых шасси обыкновенные платформы с тентом и специальные машины с подвесными носилками. Закупались за границей автомобили, в том числе и прекрасно оборудованные, способные работать в качестве карет скорой помощи. Отечественные кузовные фирмы строили тоже подобные машины и даже мобильные рентгеновские кабинеты, используя заграничные шасси. Санитарный транспорт времён Первой мировой войны выходит за рамки этой статьи, но именно из его остатков формировался первоначально автопарк службы советской СМП.

Санитарный автомобиль с оборудованием доктора Поморцова с кузовом Экипажно-автомобильной фабрики «П. Ильин» на шасси La Buire 25/35 CV. Гатчина, 1914 г.
Санитарный автомобиль с оборудованием доктора Поморцова с кузовом Экипажно-автомобильной фабрики «П. Ильин» на шасси La Buire 25/35 CV. Гатчина, 1914 г.

Что-то с памятью нашей стало

Врач московского Главпочтамта и один из конструкторов первого российского автомобиля скорой помощи доктор Владимир Петрович Поморцов (1869–1936). Руководил московской станцией СМП с августа 1919 г. по август 1920 г.

Вернёмся в Москву, ставшую столицей РСФСР, а затем и СССР. 18 июля 1919 года состоялось заседание Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского совета рабочих депутатов. На нём было рассмотрено предложение известного нам энтузиаста доктора В.П. Поморцова о необходимости учреждения в городе станции скорой помощи, в задачу которой входило бы оказание скорой медицинской помощи населению «при несчастных случаях на фабриках и заводах, улицах города и в общественных местах». Предложение приняли, начальником станции назначили Поморцова, в его распоряжение выдали несколько санитарных машин из «старорежимного наследства», их переоборудование для службы СМП проводилось по указаниям Поморцова. Не исключено, что на станцию попал и выдавший виды московский «Протос». В октябре того же года состоялся первый выезд автомобиля новой СМП на вызов.

С этого времени и ведётся официально признанный отсчёт истории автомобилей отечественной скорой помощи. Забыты не только автомобили СМП в Российской империи, но даже первые советские «скорые» в Петрограде! Согласен, до революции их были единицы, но и в первые годы советской власти многочисленностью автомашин служба похвастаться не могла. На 13 апреля 1923 года в московской СМП и Отделе для перевозки больных работало 15 автомобилей, по словам тогдашнего начальника станции А.С. Пучкова «с различными кузовами, разной силы и крайне изношенных» марок Adler, Cadillac, Jeffery, Opel, Mercedes, Minerva, NAG, Packard, Peugeot, Vauxhall. В 1925 году начали поступать новые машины Mercedes. «Они были быстроходны, удобны и, главное, эластичны. Прочность этих машин оказалась феноменальной». Тогда же московские рабочие изготовили первый советский автомобиль СМП на отечественном шасси АМО Ф-15. На следующий год прибыли ещё несколько автомобилей FIAT, Mercedes и Renault, а в августе и сентябре на заводе АМО собрали четыре серийных «скорых» – машин уже устаревшей конструкции, с жёсткими рессорами и не отличавшихся высоким качеством материала и сборки. Требованиям медицинских служб они не отвечали. Так начиналась эра СМП в новой России.

Эталонная машина для скорой помощи Мосздравотдела Mercedes Typ 400 15/70/100 PS, 1924 г.

Что же происходит? Прошло почти 30 лет с развала СССР, но наши историки и журналисты (в том числе и автомобильные), даже те, которые родились уже не в Союзе или в его времена под стол пешком ходили, по сложившейся ранее традиции игнорируют всё, что было до революции 1917 года. Во многих публикациях постоянно встречаются такие нелепости, как «первый отечественный автомобиль АМО Ф-15». Заметьте, не советский, а отечественный! Как будто до революции России вовсе не существовало или «царская Россия» не имеет права быть Отечеством?! И таких примеров множество! Вымышленная, кочующая по разным изданиям история автомобилей СМП – один из них, весьма характерный, но не самый яркий.

Первый советский автомобиль скорой помощи АМО Ф-15. Машина, судя по радиатору и капоту, сделана на базе одного из первых грузовиков АМО выпуска 1924 г. с использованием оперения от американского грузовика White, 1925 г.
Первый советский автомобиль скорой помощи АМО Ф-15. Машина, судя по радиатору и капоту, сделана на базе одного из первых грузовиков АМО выпуска 1924 г. с использованием оперения от американского грузовика White, 1925 г.
Комментировать ... >>
Loading...