Опубликовано: ГП 03-2020
ДНК динозавра

Проект «Русско-Балтийский – возрождение легенды»

Денис Орлов, фото автора

Наш журнал неоднократно обращался к теме Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ) в Риге. Вновь вернуться к ней нас побудил проект «Русско-Балтийский – возрождение легенды», о котором среди специалистов не утихают споры. Некоторые результаты своего труда авторы проекта представили на выставке «Руссо-Балт. Первый. Легендарный», прошедшей в Москве на ВДНХ, в павильоне № 26.

Свою работу один из участников проекта, Дмитрий Коржов, сравнивает с клонированием динозавра по молекуле ДНК. Невозможно вообразить всю сложность задачи. До наших дней дошли только два образца «Русско-Балтийских», разных моделей и в относительной сохранности. Заводская документация разбросана по архивам и частично утеряна. Информацию приходится собирать по крупицам, осмысливать, сопоставлять. Далеко не на каждом найденном чертеже указано, к какой именно серии русско-балтийских автомобилей принадлежит данная деталь или узел, а их, этих серий, за короткую (1909–1918 гг.) историю автомобильного отдела «Русско-Балтийского вагонного завода» было 18! Технологии того времени, конечно, много проще нынешних, но легче от этого не становится. Какими именно методами пользовались тогда? Создавая копию музейного уровня, их следует повторить таким образом, чтобы возрождённый автомобиль не получился лучше, чем сходившие со стапелей РБВЗ и навсегда канувшие в Лету образцы.

Дмитрий Коржов намерен построить точную копию «Русско-Балтийского» модели С 24-30 с кузовом «торпедо» для Политехнического музея в Москве

О моделизме

Мудрый преподаватель в кружке судомоделизма заставляет школьников сначала выдолбить корпус корабля, а затем уже заниматься пушечками, такелажем, фигурками матросов. В движении от общего к частному заложен глубокий смысл, воспитание усидчивости.

В случае с проектом «Русско-Балтийский – возрождение легенды» всё происходило с точностью до наоборот. Импульсом к работе послужила находка носовой фигуры от «Русско-Балтийского» – двуглавого орла. Дмитрий Коржов отыскал его в Медвежьегорске. Орёл так называемого «павловского» типа, то есть, формы, принятой при императоре Павле Первом. Обладатель статуэтки даже не догадывался, чем именно владеет. Думал, это навершие знамени. Дмитрий Коржов уговорил владельца фигурки уступить её, а потом подарил ему точную копию, отлитую по слепку с оригинала. Без правильных орлов стояли и «Русско-Балтийские» в Политехническом музее в Москве и в рижском «Мотормузее». Теперь же автомобили увенчаны точными копиями. (Также мы писали о необычной русско-балтийской эмблеме».)

Благодаря Дмитрию Коржову «Руссо-Балт» Политехнического музея обзавёлся точной копией носовой фигуры. При этом известно о существовании четырёх оригинальных носовых фигур «Руссо-Балтов»

Начав свой проект в 2016 году с такой, казалось, мелочи, трое энтузиастов из Майкопа проверку усидчивостью успешно выдержали. Для достижения цели они шли на жертвы, какие в эпоху тотального потребления-оглупления не всякий способен оценить: продавали квартиры, пересаживались с «мерседесов» на «уазики».

Сколько стоит отштамповать лонжерон рамы (в технической документации завода РБВЗ эту деталь именуют «швеллером»)? Пара основных швеллеров, плюс два малых швеллера (в нынешнее время их назвали бы подрамником), несколько поперечин. Была изготовлена штамповая оснастка, найдено предприятие, располагающее прессом с усилием в 950 тонн. Мастера с «Русско-Балтийского» позавидовали бы такому качеству!

«Русско-Балтийский» модели К 12-20 V серии, № 73 – один из двух дошедших до нас оригинальных автомобилей этой марки. Находится в собрании Политехнического музея

Пазл из «белых пятен»

Отштампованы шесть рам, причём разные, III, VII, XIII и XVIII серий автомобилей «С 24-30». Изготовлению предшествовало создание трёхмерных математических моделей как отдельных деталей, так и целых узлов. Этим в проекте занимается Кирилл Родионов. 3D-моделирование позволило отгадать многие загадки бумажных чертежей, преодолеть вековой разрыв в технической грамоте. Складывать, словно пазл, конструктивный портрет автомобиля помогали даже воспоминания современников.

Скажем, известно, что для своего автомобиля «величайший автомобилист России» Андрей Платонович Нагель заказал колёса со спицами из южноамериканской акации. Сей факт окончательно развеял сомнения в том, что автомобили покидали завод на штатных колёсах из дуба. Следом пришлось овладеть навыком монтирования шин клинчерного типа (на велосипедах такие продолжают использоваться, но на автомобилях не применяются с 1920-х годов). Заплечниками бортов такие шины входят в закраины металлического обода, как бы в «клинч», и, замыкаясь таким образом, удерживаются на колесе за счёт немалого давления в камере (до 5 атм).

На настоящем кульмане производства Franz Kuhlmann KG – заводской чертёж рамы «Русско-Балтийского»

Возникали и курьёзные ситуации. Потребовались медные заклёпки диаметром от 2 до 6 мм. Металлургический завод «Авалда» в городе Дегтярск Свердловской области готов был поставить соответствующие метизы, но не меньше чем по 5 кг каждого размера каждого размера. На латунный топливный бак модели С 24-30 уходит примерно полкило заклёпок. Куда девать оставшиеся? Пришлось заказывать!

Конечно, при создании копии музейного уровня выручает то, что многие комплектующие «Русско-Балтийских» устанавливались и на автомобили других марок.

Раму изготовили точно по заводским чертежам из инструментально-штамповой стали Х12
Подвеска ведущего моста на трёх полуэллиптических рессорах использовала серьги необычной конструкции

Приобрели ацетиленовые фары того времени, клинчерные шины (сегодня на Западе есть компании, выпускающие такую резину). Наверняка можно раздобыть и французский карбюратор Zenith. А вот из-за тавотниц, повсеместно применявшихся в те времена для смазки вращающихся деталей, неожиданно возник «затык». Ну нет в продаже нужного типа, и всё! Удалось отыскать в Европе одного коллекционера пресс-маслёнок, согласившегося предоставить образец для обмера. Ну а дальше: чертёж, математическая модель, 3D-принтер, токарный станок. Точно так же на 3D-принтере изготовлена модель для отливки рулевого колеса с пятью спицами в характерной для марки форме тюльпана. Вот так, шаг за шагом, ликвидируя многочисленные «белые пятна» конструкции, энтузиасты продвигаются к цели.

Кирилл Родионов привёз на выставку только что изготовленные колёса. Шины пока покупные. В дальнейшем планируется изготовить аутентичные покрышки марки «Проводник»

Наибольшие трудности Дмитрий Коржов предвидит при создании мотора и коробки передач. Меньше всего волнует кузов. Обладая немалым опытом изготовления деревянных изделий, Дмитрий к тому же собрал огромное количество информации по кузовному делу и убеждён, что их кузова не расшатаются и не рассохнутся на первых же километрах. Впрочем, начать намерены с наиболее простого кузова типа «торпедо».

Заводская табличка на раме – «фантазийная». Участники проекта располагают и правильной табличкой, однако берегут её дизайн до завершения работ, опасаясь конкурентов

Скептикам на заметку

Сколь бы критически ни воспринимался этот проект, мы стали свидетелями беспримерного исторического исследования, в завершении которого ожидается появление одной или нескольких точных (и работоспособных) копий автомобиля, достойных занять место в экспозиции Политехнического музея рядом с оригинальным «Русско-Балтийским» модели К 12-20 V серии. При том, что до недавнего времени само по себе понятие «автомобильный историк» воспринималось с недоумением. Что за динозавры такие? Историк техники – куда ещё ни шло. Однако значимость автомобиля в развитии цивилизации неоспорима, и вполне заслуживает уважительного отношения.

Широким интересом к «Русско-Балтийскому» мы обязаны журналисту Льву Михайловичу Шугурову. Именно он в начале 1970-х обобщил информацию об этой марке, что скудным ручейком просачивалась сквозь плакатную риторику в духе «до революции в стране не было автомобильной промышленности». Как в известной ленинской цитате, узок круг этих людей, и страшно далеки были они от народа. Однако Шугуров разбудил художника и дизайнера Александра Николаевича Захарова, и тот создал блистательную галерею цветных портретов «русско-балтийских» в журнале «За рулём». А журнал расходился по СССР гигантским тиражом в 3 млн экземпляров.

Когда, наконец, желаемое станет действительным, и появятся серийные автомобили марки «Руссо-Балт»? В минувшем году исполнилось 110 лет автомобильному отделу Русско-Балтийского вагонного завода в Риге, первому в нашей стране начавшему промышленное производство автомобилей

Мальчишки, вырезавшие из него цветные картинки, давно уже стали серьёзными людьми. В их сердца с того времени заронилась любовь к марке. Для них словосочетание «Руссо-Балт» перестало быть пустым звуком. Александр Валентинович Бушуев издал книгу Шугурова «Погоня за Руссо-Балтом» и альбом рисунков Захарова. Предприниматель Виктор Анатольевич Такнов приобрёл права на торговую марку «Руссо-Балт» и при участии ателье A:Level и германской инжиниринговой фирмы Gerg GmbH построил прототип современного купе «гран-туризмо» Impression. На «Мосфильме» и на Рижской киностудии построили свои реплики «руссо-балтов» для съёмок в исторических фильмах. В Кремль полетела заявка назвать будущий правительственный лимузин «Руссо-Балтом» (назвали – ЕМП Aurus Senat). В центре Москвы открылся отель «Руссо-Балт». Даже водка «Руссо-Балт» появилась. Тема понемногу обретала общественный вес.

Какие из этих автомобилей РБВЗ будут возрождены в рамках проекта? Участники готовы замахнуться даже на полугусеничный вездеход с ходом Кегресса

Ситуация очень напоминает историю с возрождением марки Bugatti – шаг за шагом, с отступлениями, неудачами в процессе и грандиозным триумфом в финале. Неслучайно Политехнический музей посвятил выставку «Руссо-Балт. Первый. Легендарный» в том числе и истории Bugatti – обе марки ровесницы, и судьбы их в чём-то схожи. Сегодня сразу три группы единомышленников в Барнауле, Майкопе и Новосибирске продолжают «погоню за Руссо-Балтом», аккумулируя крупицы памяти, ревностно следя за успехами друг друга. Какая из них финиширует первой, с каким результатом?

Комментировать ... >>
Loading...