Опубликовано: ГП 04-2011
Прощай, милиция!

Автомобильная биография МВД

Константин Андреев, фото из архивов Центрального музея МВД СССР, Максима Шелепенкова

Переименование российской милиции в полицию для органов внутренних дел – хороший повод с чистого листа начать новую страницу истории, а для нас – возможность подвести итоги автомобильного аспекта биографии этого ведомства.

Слово и дело

Первые регулярные профессиональные подразделения, в задачу которых входила охрана закона и общественного порядка, появились в России при Петре I, в начале XVIII века. При этом ориентированный на европейские стандарты император сразу ввел в обиход слово «полиция». Заимствовано оно, скорее всего, у немцев, а те, в свою очередь у греков. Греческое слово πολιτεία означало «государственная деятельность, правление».

Впоследствии этот греческий корень служил основой далеко не для всех слов, имеющих отношение к должностям и подразделениям российских правоохранительных органов. Скажем, аналоги нынешних региональных УВД в екатерининские времена назывались губернскими Управами благочиния, а в городских полицейских участках работали вовсе не полицейские, а околоточные, будочники, приставы, урядники и городовые.

А потом случилась Октябрьская революция. Весь полицейский аппарат империи был «разрушен до основанья» как «репрессивный о/рган господствующего класса», и на смену ему пришла народная милиция. Отказ от привычного слова «полиция» был весьма символичен. Дело не только в том, что новую, пролетарскую силовую структуру следовало назвать по-новому, подчеркнув разрыв с «тёмным прошлым». «Советское» слово «милиция» этимологически восходит к латинскому militia – войско, что как нельзя лучше подходило к реалиям неспокойного времени. В условиях революционного беззакония представителям органов правопорядка в качестве «аргументов» гораздо чаще приходилось использовать оружие, нежели административные уложения.

Киевская милиция 1917 г.

Рождённая революцией

До середины 1920-х годов в автомобилизации милиции не было острой нужды, а государство не располагало для этого реальными возможностями. И без того невеликий автопарк дореволюционной России вначале был основательно «прорежен» Первой мировой войной, а затем – коллизиями гражданской. Какое-то время у постовых милиционеров не возникало проблем с регулировкой уличного движения, а оперативным работникам не приходилось тягаться с преступниками в скорости передвижения: все немногочисленные автомобили состояли на государственной службе.

Ситуацию изменил НЭП. На улицах начали появляться первые приобретенные уже Советской властью автомобили, и стало гораздо больше гужевого транспорта. Обеспечение порядка на проезжей части, как и до революции, возлагалось на сотрудников ППС (до 1917 г. эту функцию выполняли городовые), но в начале 1920-х движение стало настолько оживленным, что милиционерам приходилось уделять внимание этой части своих обязанностей не от случая к случаю, а почти постоянно. В ноябре 1922 г. специальным приказом по милиции амуницию сотрудников ППС пришлось дополнить жезлом регулировщика длиной 11 вершков (около 50 см), красного цвета с желтой ручкой.

Петроградская милиция 1922 г.

В 1925 г. на улицы Москвы вышли первые такси, чем тут же воспользовались криминальные элементы. У преступников появилась возможность использовать автомобили в своих целях, поэтому первые служебные машины для милиции начали поступать вовсе не в линейные отделы, в числе прочего отвечающие и за безопасность движения, а «операм», которым приходилось «гоняться» за бандитами. Забегая вперед, отмечу, что тенденция приоритета оперативных служб при получении служебного транспорта сохранялась вплоть до массовой автомобилизации ГАИ в конце 1960-х годов.

Разумеется, самый бурный рост автопарка наблюдался в столице, и не случайно первый в стране Отдел регулирования уличного движения, ОРУД, был создан именно в Москве. Это произошло в декабре 1925 г. При этом в обязанности сотрудников этого подразделения входило только обеспечение безопасности на дорогах, т. е. регулирование уличного движения. Московский ОРУД не занимался ни регистрацией машин, ни выдачей водительских удостоверений, ни прочими административными вопросами.

В виде «местной» практики это подразделение просуществовало семь лет! Именно столько времени потребовалось, чтобы автомобиль в СССР стал по-настоящему распространённым транспортным средством, а интенсивность дорожного движения и «канцелярские» аспекты автомобилизации страны потребовали создания специальной централизованной службы. 20 марта 1932 г. СНК РСФСР принял Постановление «О централизации учета аварийности и происшествий на местном транспорте в органах рабоче-крестьянской милиции», превращавшее опыт московского ОРУДа в общегосударственную систему. Однако доступными «орудовцам» техническими средствами по-прежнему оставались лишь свистки и жезлы. В лучшем случае в распоряжение этого ведомства попадали мотоциклы.

Харьковская милиция 1928 г.

Время реформ

Несколько лет ОРУДы выполняли всю связанную с автомобилями работу, т. е. эти отделы обеспечивали не только безопасность на дорогах, но и занимались регистрацией машин, выдачей водительских удостоверений, проводили техосмотры и пр. Однако 3 июля 1936 г. СНК СССР принял «Положение о Государственной автомобильной инспекции (ГАИ) Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР». С этого момента административно-технической и оперативной работой занималась ГАИ, а ОРУДы вновь стали регулировать движение и обеспечивать его безопасность. Однако оба ведомства оставались «сапожниками без сапог», т. е. практически не имели служебных автомобилей.

Еще в 1933 г., когда Горьковский автозавод приступил к массовому производству первой отечественной легковушки ГАЗ-А, у «орудовцев» появилась надежда на обеспечение их подразделений служебным автотранспортом, однако уже в 1934-м был образован союзный НКВД, в состав которого вошло и ОГПУ, и львиная доля машин оказалась в распоряжении сотрудников, обеспечивающих политическую безопасность государства. В 1936 г. та же история повторилась с «Эмками». Не случайно этот автомобиль остался в памяти людей как «черный воронок» и совершенно не ассоциируется ни с ОРУДом, ни с ГАИ.

Отделы регулирования уличного движения как самостоятельное милицейское ведомство просуществовали до конца 1960-х годов. Лишь в 1969 г. разрозненные силы дорожного надзора были реорганизованы в ДПС в составе ГАИ.

Дежурные части на шасси ГАЗ-63 использовали до начала 1970-х гг.

На протяжении всего этого времени функции ОРУДа практически не менялись, всё сводилось к обеспечению безопасности дорожного движения на местах. Однако по мере совершенствования нормативной базы, регламентирующей эксплуатацию автотранспорта, прав и обязанностей у «орудовцев» становилось всё больше. В 1936 г. появились единые для всей страны обязательные водительские «права» – «Удостоверение шофера», в 1940-м были приняты первые общесоюзные типовые ПДД, что открыло дополнительные возможности профилактики правонарушений. На рубеже 1930–1940-х сотрудники ОРУДа не только дирижировали движением в режиме «онлайн», но и патрулировали дороги и улицы, занимаясь выборочной проверкой документов и транспорта, делая всё то, что присуще современной ДПС.

По законам военного времени

С началом войны деятельность всех силовых структур СССР была подчинена одной цели – работе на победу, помощи Вооруженным силам. ОРУДовцы, не призванные в ряды Красной Армии, освоили сопровождение военных колонн и регулирование движения в прифронтовой полосе. На долю ГАИ выпала мобилизация гражданских транспортных средств в армейские подразделения. Довоенный централизованный учет автомобилей Госавтоинспекцией позволял безошибочно находить разбросанные по всей стране машины и переоформлять их на «военную службу». Уже к 1 октября 1941 г. в Красную Армию было направлено 40% машин народнохозяйственного автопарка страны. При этом техника не просто изымалась в пользу фронта, а бралась во временное пользование. На каждый автомобиль составлялся мобилизационный акт, позволяющий получить машину после победы обратно.

ГАЗ-М20 «Победа»

Свои цвета

Именно демобилизованные машины после войны попадали в распоряжение ОРУДа и ГАИ. Поскольку сотрудникам в первую очередь требовались легковые автомобили, им доставались немногочисленные уцелевшие «Эмки», ГАЗ-67Б и трофейная техника. Но доставались опять же по остаточному принципу. Задачи, выполнявшиеся этими ведомствами, считались менее важными, чем оперативная работа. Во второй половине 1940-х годов с началом производства «Побед» и «Москвичей-400» незначительная часть этих машин поступила на службу в ОРУД и ГАИ, но основу «гаража» этих подразделений составляли автомобили, списанные после эксплуатации в различных госучреждениях. Даже мотоциклы стали массово поступать на вооружение лишь после 1955 г.

Между тем автопарк страны стремительно рос. Малочисленный штат сотрудников «автомобильных» милицейских ведомств не справлялся с возросшей нагрузкой, поэтому на уровне решений правительства структура Госавтоинспекции была усовершенствована, а ее штатное расписание расширено. К началу 1950-х милицейские автомобили на дорогах стали рядовым явлением, и потому появилась необходимость выделить их специальной окраской. Приказом МВД СССР № 266 «О специальной окраске оперативных легковых автомобилей органов милиции» от 31 декабря 1953 г. автомобили и мотоциклы органов внутренних дел должны были окрашиваться в темно-синий цвет с красной полосой и иметь надпись «милиция». В большинстве случаев на местах придерживались общего правила, но на части автомобилей появлялись более конкретные надписи: «ОРУД», «ГАИ» или «госавтоинспекция».

ГАЗ-21Р-ГАИ «Волга»

При этом законных прав у сотрудников ГАИ до середины 1950-х было немного. Лишь 24 мая 1956 г. согласно Постановлению Совмина РСФСР «О мерах борьбы с авариями на автомобильном транспорте и городском электротранспорте» Госавтоинспекция получила возможность лишать водителей «прав» сроком до одного года за управление транспортом в нетрезвом состоянии и запрещать эксплуатацию автомобилей и мотоциклов личного владения, если владельцы управляют ими без водительских удостоверений.

В 1961 г., после принятия первых в истории единых для всего СССР ПДД, отделы регулирования уличным движением и Госавтоинспекция были объединены в одну службу – ОРУД – ГАИ. К этому времени синий «мундир» с красной полосой и надписью «милиция» успели примерить ГАЗ-69, «21-я Волга» и «Москвичи» второго поколения.

УАЗ-31512-01-УМ-АП-ГАИ

В 1962 г. синий фон для красной полосы на кузовах милицейских машин уступил место бирюзовому. Однако автомобилей по-прежнему не хватало. По-настоящему массовая автомобилизация органов ОРУД – ГАИ началась после воссоздания в 1966 г. МВД СССР, которое возглавил Щёлоков.

Классика жанра

Именно при Н.А. Щёлокове, возглавлявшем МВД на протяжении 14 лет, милицейское ведомство достигло своего расцвета и «обогатилось» архетипами, ставшими сегодня классикой.

В 1969 г. все силы дорожного надзора, «корнями» уходящие в ОРУД, были подчинены ГАИ и реорганизованы в ее структурное подразделение – Дорожно-патрульную службу.

«Орудовский» «Москвич-401»

В сентябре того же года Министр МВД подписал приказ, устанавливающий новую спецокраску для всех милицейских машин – канареечно-желтый кузов с синей полосой. Позаботился Щёлоков и о том, чтобы в новые броские цвета было что окрашивать. В министерском приказе от 2 декабря 1969 г. был утвержден план закупок легковых автомобилей для Госавтоинспекции с 1970 по 1972 г. включительно. Интересно, что в 1970 и 1972 гг. лидерство по количеству целевых закупок принадлежит «Москвич-412» – 270 и 400 единиц соответственно. А вот в 1971 г. больше всего планировалось закупить «Волг» – по 200 штук «21-й» и «24-й» моделей. При этом уже в 1969 г. Щёлоков запланировал на 71-й год приобретение полусотни ВАЗ-2101, а что ГАЗ-21 в июле 1970 г. снимут с производства, министр не знал. Всего за три года автопарк ГАИ должен был пополниться на 2200 машин.

«Канарейка» ВАЗ-21016

Именно при Щёлокове на вооружении Патрульно-постовой службы появились легендарные желто-синие «буханки» УАЗ-452 и чуть позже «канарейки» УАЗ-469 с полностью металлическим кузовом, а притаившиеся в кустах на обочине шоссе «гаишные» ГАЗ-24 или «копейка» стали обычным делом. Легендарными стали и состоявшие на службе в ДПС мотоциклы «Урал», за фантастическую скорость и динамику прозванные «перехватчиками».

С середины 1970-х финансовые возможности МВД позволяли оснащать Госавтоинспекцию самыми современными отечественными автомобилями, как только начиналось их производство. Разумеется, при условии, что их максимальная скорость превышала аналогичный показатель ранее выпускавшихся машин.

Передвижной пост ГАИ, выпущенный на Козельском механическом заводе

«Заграница нам поможет»

Стагнация экономики страны 1980-х годов, сопровождавшаяся недопоставками всего и всем, привела к тому, что в распоряжении милиции оказывались автомобили, выкрашенные в «общегражданский» цвет. Синие полосы, надписи и прочие графические знаки отличия приходилось наносить прямо на него. Во второй половине 80-х ситуация стала критической, и 24 октября 1988 г. Министр внутренних дел Вадим Бакатин своим приказом убил сразу двух зайцев: на законодательном уровне напомнил о необходимости единой спецокраски, а заодно привел цветографическую схему к распространённому европейскому стандарту: белый кузов с синей полосой.

Развал СССР разрушил общегосударственную милицейскую инфраструктуру, что, разумеется, порядку в ведомстве не способствовало. В 1992 г. было зарегистрировано запредельно высокое число краж транспортных средств. Изменившиеся условия потребовали изменений в деятельности ГАИ. Для приведения функций и задач Госавтоинспекции в соответствие с новыми политическими и экономическими условиями Постановлением Правительства РФ от 28.05.1992 г. было утверждено «Положение о Государственной автомобильной инспекции МВД России».

VW Transporter T5

И уже ГАИ России для своих оперативных нужд начала приобретать не только отечественные автомобили, качество которых к тому времени не выдерживало никакой критики, но и первые иномарки – Ford, Audi, SAAB, Toyota и др. Причина проста: дикий автомобильный рынок России захлестнула волна подержанных иномарок, часть которых, несмотря на дряхлые кузова, оказалась гораздо резвее наших «Лад» и «Волг».

Весьма показательна в этом отношении недавняя поездка премьер-министра Путина по новой трассе Чита–Хабаровск за рулем Lada Kalina Sport. Несмотря на то, что официально это мероприятие проводилось в поддержку отечественного автопрома, сопровождение ГИБДД осуществлялось преимущественно на автомобилях Ford Focus.

Самыми распространенными отечественными милицейскими автомобилями сегодня являются «Лады» семейств «Спутник», Samara-2 и Priora. Их используют и служба ГИБДД, и служба охраны МВД, и другие службы.

И по-прежнему, особенно в сельских районах, тянут лямку слегка модернизированные УАЗ-469 и УАЗ-452.

Ford Transit SWB

«Как вы яхту назовёте...»

15 июня 1998 г. Указом Президента РФ Бориса Ельцина Госавтоинспекция (ГАИ) была преобразована в Государственную инспекцию безопасности дорожного движения (ГИБДД) и утверждено новое Положение об этой структуре. Оно расширило полномочия этого органа надзора и «дало новый импульс решению проблем безопасности дорожного движения». В «новом импульсе» слегка закостеневшее ведомство, безусловно, нуждалось, однако каким образом его переименование могло поспособствовать решению накопившихся проблем, не вполне понятно.

Впрочем, в 2002 г. Приказ МВД РФ № 627-2002 вновь позволил официально использовать привычное сокращение «ГАИ» наряду с неудобопроизносимым «ГИБДД».

Поспособствует ли переименование «милиции» в «полицию» новым успехам стражей безопасности порядка, покажет время.

В московской ДПС начала XXI столетия явно доминируют «Форды»
Комментировать ... >>
Loading...