<<< Назад
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Незаконченный пробег

«Руссо-Балт», автопробег по маршруту Владивосток–Петербург 1914 г. и начальник автомобильной команды Владивостокской крепости штабс-капитан Головачёв

Станислав Кирилец (Stanislav Kiriletz, Германия), репродукции фотографий и иллюстраций из архивов Н.Я. Воробьёвой и автора

Вековой юбилей в истории отечественного автомобилестроения!

В мае 1909 г. в Риге, в Отделе автомобилей Акционерного общества Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ) был изготовлен первый легковой автомобиль легендарной марки «Русско-Балтiйскiй». Многие российские историки автомобилизма посвятили свою жизнь исследованию истории автомобильного производства на Русско-Балтийском заводе, в первую очередь Лев Михайлович Шугуров, собиравший многие годы информацию и издавший в 2004 г. монументальный труд, великолепную книгу «Погоня за Руссо-Балтом».

Казалось бы, теперь историю «Руссо-Балта» мы знаем практически полностью, однако исследования продолжаются. Эти легендарные машины – гордость автомобилестроения Российской империи – заслуживают самого пристального внимания современников, ибо невозможно понять и правильно оценить развитие отечественного автомобилизма без знания его исторической базы. Более того, автомобили «Руссо-Балт» заслуживают подробных исследований по каждой конкретной машине этой марки, всех моделей и серий. К столетию автомобилей «Руссо-Балт» перед нами неожиданно открывается новая страница истории этих машин, доселе почти неизвестная, позволяющая нам реконструировать интереснейшее событие из автомобильной истории России – автопробег по маршруту Владивосток–Петербург 1914 г. и биографию известного русского военного автомобилиста Александра Петровича Головачёва.

Как уже часто бывало, в реконструкции этой страницы истории помощь оказали потомки пионеров российского автомобилизма, в данном случае уникальные документы из семейного архива, в том числе фотографии, ранее никогда и нигде не публиковавшиеся предоставила внучка А. П. Головачёва Нонна Яковлевна Воробьёва, за что ей низкий поклон!

Штабс-капитан Александр Петрович Головачёв

Штабс-капитан Александр Петрович Головачёв

Сын капитана второго ранга Русского Императорского флота, потомственный дворянин Петербургской губернии Александр Петрович Головачёв родился 11 мая 1883 г. в Кронштадте. Летом 1903 г. Головачёв закончил курс в Первом кадетском корпусе и 23 октября того же года был зачислен в Александровское военное училище юнкером рядового звания, где 5 декабря 1904 г. был произведен в унтер-офицеры, в том же году он научился управлять автомобилем. Закончив обучение в Александровском училище по 1-му разряду (с отличием), 22 апреля 1905 г. А. П. Головачёв был произведен в подпоручики и назначен на службу в Ковенскую крепостную артиллерию, куда прибыл после отпуска 26 мая того же года.

На службе в Ковенской крепости подпоручик Головачёв занимал разные должности: был учителем учебной команды, позже временно исполнял должность адъютанта по строевой части, заведовал писарской и трубаческой командами, был делопроизводителем военного суда и адъютантом по хозяйственной части. Высочайшим приказом 29 августа 1908 г. А. П. Головачёв был произведен в поручики, а 8 февраля 1909 г. награжден орденом Святого Станислава 3-й степени.

Карьеру военного автомобилиста Головачёв начал в 1909 г., когда Русская императорская армия приступила к формированию крепостных автомобильных команд. Одной из первых была сформирована самоходная команда (именно так тогда она называлась) Ковенской крепости. Предписанием Главного артиллерийского управления 26 июня 1909 г. учитель учебной команды Ковенской крепостной артиллерии поручик А. П. Головачёв был откомандирован в Санкт-Петербург для ознакомления и приема трех грузовых автомобилей. С 13 по 20 августа 1909 г. в качестве контролера он принял участие в международном автомобильном пробеге по маршруту Петербург–Рига–Петербург. А 22 октября 1909 г. Головачёв доставил в Ковну грузовик, изготовленный на петербургском заводе «Г. А. Лесснер», 27 декабря 1910 г. он был прикомандирован к Главному артиллерийскому управлению для «изучения автомобиля». Прибыв через четыре месяца в Ковенскую крепость из командировки, 29 мая 1911 г. поручик Головачёв был назначен «заведующим грузовыми самоходами». С 4 по 21 июля 1911 г. Военное ведомство Российской империи провело «Грандиозное испытание грузовозов для определения степени пригодности той или иной системы грузовика для военных целей» – так охарактеризовал первый испытательный пробег военных грузовых автомобилей московский журнал «Автомобилист». Пробег по маршруту Петербург–Тосно–Чудово–Новгород–Крестцы–Валдай–Вышний Волочёк–Торжок–Тверь–Клин–Москва–Петербург был организован командиром Учебной автомобильной роты подполковником П. И. Секретевым по инициативе руководства Отдела военных сообщений Главного управления Генерального штаба Русской императорской армии. Среди 14 контролеров в этом пробеге участвовал и поручик Головачёв. А 23 июля 1911 г. он уже вступил в должность заведующего Ковенской крепостной самоходной команды. Высочайшим приказом 26 июня 1912 г. Головачёв был награжден орденом Святой Анны 3-й степени, а 31 августа 1912 г. произведен в штабс-капитаны. В 1913 г., 7 января, Головачёв прибыл в Санкт-Петербург в распоряжение Учебной автомобильной роты для прохождения курса офицерского класса, который он закончил по 1-му разряду 26 августа 1913 г. С 25 по 28 августа 1913 г. он находился в командировке в Риге для ознакомления с автомобильным и шинным производством на заводах Обществ РБВЗ и «Проводник», после чего согласно предписанию Главного штаба от 24–26 августа 1913 г. он был назначен в штаб Владивостокской крепости для заведования автомобильной командой, куда прибыл 7 ноября 1913 г.

Штабс-капитан Александр Петрович Головачёв

Александр Петрович Головачёв, русский офицер православного вероисповедания, был женат первым законным браком на дочери командира 23-го резервного кадрового батальона капитана Стельмаховича, Марии Семёновне Стельмахович, имел двух дочерей – Татиану, родившуюся 17 июня 1908 г. и Валентину, родившуюся 10 февраля 1910 г. Жена и дети вероисповедания православного. Наказаниям А. П. Головачёв не подвергался, кроме трех орденов имел медали: светло-бронзовую в память 300-летия царствования Дома Романовых и светло-бронзовую в память 100-летия Отечественной войны, а также нагрудный знак в память 50-летнего юбилея генерал-фельдцейхмейстера Великого Князя Михаила Николаевича.

Автомобильная команда Владивостокской крепости была сформирована в 1912 г. До начала Первой мировой войны она оставалась самой значительной среди военных крепостей России по числу автомашин. Автомобильное хозяйство крепости нуждалось в опытном начальнике, профессионале военно-автомобильного дела. На должности начальника автомобильной команды Владивостокской крепости штабс-капитан Головачёв проявил себя грамотным и инициативным офицером. Он прослужил в этой должности до ноября 1914 г. и через месяц с Управлением 4-го Сибирского армейского корпуса в должности адъютанта командира корпуса был отправлен на фронт. 22 апреля 1915 г. Головачёв получил очередную награду – орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». В том же году 1 мая он был откомандирован в распоряжение штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта, а 2 июля допущен к исполнению должности обер-офицера для поручений при заведующем автомобильной частью Юго-Западного фронта.

Знак офицерского класса Учебной автомобильной роты, принадлежавший А.П. Головачёву

В 1916 г., 31 января, штабс-капитан Головачёв был переведен на службу в распоряжение начальника Военной автомобильной школы генерал-майора П. И. Секретева для назначения на должность помощника начальника Петроградской усиленной автомобильной мастерской 1-й Запасной автомобильной роты, куда он прибыл 16 февраля 1916 г. В том же году 29 сентября Головачёв был назначен «заведующим мастерской тепловой обработки и медницкой в мастерских 1-й Запасной автомобильной роты и заведующим школой монтёров-механиков».

Александр Петрович Головачёв был не только опытным военным автомобилистом, но и подлинным энтузиастом и теоретиком автомобильного дела. В 1913 г. он совместно с инженером А. А. Саккарией составил и издал популярный учебник для шоферов «Полный катехизис автомобильного дела», который был переиздан в СССР в 1925 г. После Октябрьской революции Головачёв служил в Красной Армии по специальности инженер-автомобилист, участвовал в Гражданской войне, позже проходил службу в Ленинградском военном округе. Семья Головачёвых проживала в Петрограде по адресу: Литейный проспект 60, позже в Ленинграде, в доме 7 на канале Круштейна (ныне Адмиралтейский канал).

В первую ленинградскую блокадную зиму 1942 г. Александр Петрович Головачёв и почти вся его семья умерли. Пережили блокаду одна дочь и две внучки, одна из них Нонна Яковлевна Воробьёва сохранила часть семейного архива Александра Петровича.

Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку
Проселочные дороги и уссурийская тайга, дикая степь и болота – никакие препятствия не могли остановить четырех мужественных автомобилистов и их надежный «Руссо-Балт». Где совсем не было проезда, Головачёв вел машину по шпалам. Автомобиль был украшен флагом с эмблемой Российских автомобильных войск, сзади была прикреплена табличка с надписью «Владивосток–Петербург», имелся регистрационный номер (№ 13) и знак государственной принадлежности автомобиля Российской империи – жестянка с латинской литерой «R». Оторванное в дороге крыло не бросили, привязали на заднюю площадку

На «Руссо-Балте» из Владивостока в Петербург

Летом 1911 г. первые три автомобиля – грузовой Saurer и две легковые машины Benz – прибыли из Санкт-Петербурга в распоряжение Инженерного управления Владивостокской крепости. В 1911 г., 31 июля, они прошли успешные испытания, было «пройдено по различным дорогам, как внутри города, так и за ним, 20–25 верст». Акт испытаний составил и подписал начальник штаба крепости генерал-майор барон А. П. Будберг. «Всеподданнейший» секретный отчет № 26 генерал-инспектора по инженерной части А. П. Вернандера за 1911 г. от 14 февраля 1912 г. гласил: «Прибыло 10 пассажирских и 5 грузовых автомобилей с двумя прицепами. Автомобили мною испытывались при очень неблагоприятных условиях, после сильного дождя и при размякшем грунте. Они оказались даже и при этих условиях способными работать. Число их будет увеличено. Прошедшей осенью грузовые автомобили начали работать по подвозке к фортам камня, выломанного в карьерах». В 1912 г. была сформирована автомобильная команда Владивостокской крепости. Начальником владивостокской автокоманды в ноябре 1913 г. был назначен бывший заведующий Ковенской самоходной команды, опытный автомобилист штабс-капитан А. П. Головачёв, прослуживший в этой должности до ноября 1914 г.

Весной 1914 г. во владивостокскую автокоманду поступил первый отечественный автомобиль, штабной «Руссо-Балт» модели С 24 / 40 HP с кузовом торпедо, шасси № 376 ХIII серии. Представляет интерес кузов этого автомобиля – в задней части машины была оборудована площадка ниже самого кузова, предназначенная, вероятно, для установки пулемета, по подобной схеме в 1912 г. в Германии был построен опытный пулеметный автомобиль Mercedes, возможно, его конструкция повлияла и на владивостокский «Руссо-Балт». У этой машины особая судьба…

Прибытие на железнодорожные станции, радостные встречи... Но когда самый тяжелый участок пути до Читы был пройден и впереди ждал успех, началась мобилизация на Первую мировую войну, названную в России Великой войной. Грандиозный пробег пришлось прервать. В Чите автомобиль был погружен на платформу,  машина и ее экипаж согласно закону о мобилизации возвратились к месту предписания во Владивосток по железной дороге. Последняя запись в дневнике датирована 19 июля 1914 г.
Прибытие на железнодорожные станции, радостные встречи... Но когда самый тяжелый участок пути до Читы был пройден и впереди ждал успех, началась мобилизация на Первую мировую войну, названную в России Великой войной. Грандиозный пробег пришлось прервать. В Чите автомобиль был погружен на платформу,  машина и ее экипаж согласно закону о мобилизации возвратились к месту предписания во Владивосток по железной дороге. Последняя запись в дневнике датирована 19 июля 1914 г.
Прибытие на железнодорожные станции, радостные встречи... Но когда самый тяжелый участок пути до Читы был пройден и впереди ждал успех, началась мобилизация на Первую мировую войну, названную в России Великой войной. Грандиозный пробег пришлось прервать. В Чите автомобиль был погружен на платформу,  машина и ее экипаж согласно закону о мобилизации возвратились к месту предписания во Владивосток по железной дороге. Последняя запись в дневнике датирована 19 июля 1914 г.
Прибытие на железнодорожные станции, радостные встречи... Но когда самый тяжелый участок пути до Читы был пройден и впереди ждал успех, началась мобилизация на Первую мировую войну, названную в России Великой войной. Грандиозный пробег пришлось прервать. В Чите автомобиль был погружен на платформу,  машина и ее экипаж согласно закону о мобилизации возвратились к месту предписания во Владивосток по железной дороге. Последняя запись в дневнике датирована 19 июля 1914 г.
Прибытие на железнодорожные станции, радостные встречи... Но когда самый тяжелый участок пути до Читы был пройден и впереди ждал успех, началась мобилизация на Первую мировую войну, названную в России Великой войной. Грандиозный пробег пришлось прервать. В Чите автомобиль был погружен на платформу,  машина и ее экипаж согласно закону о мобилизации возвратились к месту предписания во Владивосток по железной дороге. Последняя запись в дневнике датирована 19 июля 1914 г.

Грандиозный по протяженности испытательный пробег, правда с участием всего одной машины, был организован отделом военных сообщений при поддержке Владивостокского общества спорта накануне Первой мировой войны. В 1914 г., 29 июня, начальник автомобильной команды Владивостокской крепости штабс-капитан Головачёв в сопровождении двух вооруженных нижних чинов (дорога, пролегавшая через Маньчжурию, была небезопасна) и студента-технолога императорского Московского технического училища Оберпаля выехал из Владивостока в пробег по маршруту Владивосток–Пограничная–Маньчжурия–Забайкалье–Иркутск–Томск–Москва–Санкт-Петербург на легковом автомобиле «Руссо-Балт C 24 / 40», принадлежавшем автокоманде Владивостокской крепости. Один из нижних чинов, Александр Корышев, был слесарем-механиком, а студент Оберпаль был направлен редакцией московской газеты «Русское слово» для описания пробега. Сохранился дневник пробега с напутственными пожеланиями успеха военного начальства и общественных деятелей Владивостока на первой странице, с описанием старта и прохождения этапов. Стартовая запись в дневнике Головачёва гласила: «Владивостокское общество спорта удостоверяет, что действительный член Общества начальник автомобильной команды крепости Владивосток штабс-капитан Александр Петрович Головачёв сего 29 июня 1914 года в 1 час дня стартовал от здания Общества, у памятника Адмирала Невельского для пробега на автомобиле Владивосток–Москва–Петербург. Штабс-капитан А. П. Головачёв едет на автомобиле Русско-Балтийского завода с двигателем 24 / 40 НР, торпедо дорожного типа, на шинах «Проводник» со смазочными маслами «Бр. Нобель» при полной нагрузке…» На каждой железнодорожной станции по прибытии автомобиля военным начальством делалась запись в дневник и ставилась печать. Машина прибыла в Читу 18 июля 1914 г. проехав без поломок (не считая оторванного правого крыла) 1892,9 верст по грунтовым дорогам, бездорожью и гатям, а местами, где вообще никакого проезда не было, по полотну Китайско-Восточной железной дороги. Этот пробег в тот же день по причине начавшейся мобилизации пришлось прервать. Автомобиль и его экипаж были отправлены поездом назад во Владивосток.

«Руссо-Балт» № 376 оставался во Владивостоке до конца Первой мировой войны, во время которой автопарк Владивостокской крепости, потерявшей свое важное стратегическое значение, не пополнялся, техника постепенно приходила в негодность. Пятого декабря 1916 г. комендант крепости Д. Д. Крылов телеграфировал в Ставку: «Ввиду прихода в полное расстройство автомобилей для строительства и ввиду неимения в продаже принадлежностей и запасных частей для их ремонта, ввиду крайней нужды и недостатка исправных автомобилей ходатайствую разрешения произвести реквизицию на месте пяти автомобилей, что составит около третьей части наличного числа штатных автомобилей…» Дальнейшая судьба «Руссо-Балта» неизвестна, вероятно, машина пришла в негодность, была списана или погибла в вихре революции и Гражданской войны.

Комментировать ... >>
Loading...