<<< Назад

Чужие здесь не ездят
По сибирскому зимнику за рулём нового грузовика Renault Trucks K480

Александр Трохачёв, фото автора

На топографических картах этих автодорог нет, потому что они временные. Срок их жизни обычно не более четырёх месяцев в году, с декабря по март. По понятным причинам отсутствуют светофоры и разметка, нет «продавцов полосатых палочек» и транспортной инспекции. Днём с огнём у обочин не сыщешь АЗС или шашлычной. Серьёзные люди тут делают бизнес, и всё подчинено законам выживания. Это зимник в глухой сибирской тайге, и слабакам здесь не место.

По экспертным оценкам, общая протяжённость автодорог РФ достигает 580 тыс. км. Четырнадцать с половиной экваторов Земли – казалось бы, внушительная цифра, где десятую часть составляют «грунтовки» и шестую – дороги с покрытием низкого качества. Сколько приходится на зимники, не знает никто. Такие дороги иногда существуют разово, например, для перевозки буровой в составе колонны. Или сезонно, на протяжении одной-двух зим, и не всегда по одним и тем же направлениям. Практикуются и регулярные зимники, ежегодно возобновляемые по ранее проложенным маршрутам.

Трудно поверить, но две трети территории России занимают районы вечной мерзлоты: преимущественно это Крайний Север страны и Сибирь. Именно здесь чаще всего встречаются зимники. О значимости зимников может рассказать только тот, кто от них зависит: нефтяники и газовики, промысловики и жители отдалённых посёлков, заготовители леса и дальнобойщики.

Зимник

Игорь Борисов

Сорвусь вперёд, а фары вспорют трассу,
Нет впереди нигде знакомых мест,
По наледям, где вплавь, а где и брасом,
На зимниках мы тянем тяжкий крест.
Так мы идём от самого причала,
В однажды нами выбранном пути,
Где нет конца, а есть моё начало,
Дороги, или коротко – судьбы.
Баюкает мурлыканьем кошачьим,
В дороге неизменный дизелёк.
К коллектору тушёнку присобачим –
Так согревается таёжный наш паёк.
Здесь нет чужих у нашего распадка,
А для друзей готов мой костерок,
Ребятам из таёжной разнарядки,
С которыми я вынес соль дорог.

Там пережил я многое и мало,
Однажды выбрав жизненный маршрут,
Да, поседел, наверно, став усталым,
Но зимники остались в сердце, тут…

10 – 15.07.12.

В Якутии почти два десятка северных и арктических районов связаны такими транспортными артериями суммарной протяжённостью около 7000 км – это свыше 60 % всей дорожной сети региона и порядка 80 % доставляемых грузов, среди которых не только продовольствие, мебель и оргтехника. Это прежде всего стальные трубы, дорожно-строительные машины, тяжёлая спецтехника, строительные модули, промышленное оборудование. Многие грузы – высокотоннажные и негабаритные, включая модули для нефтедобычи и буровые установки. Кстати, для перевозки одной буровой требуется от 150 до 210 машино-рейсов. В общем, при всём желании никакой альтернативы сезонным автодорогам нет. Зимник, о котором пойдёт речь, проложен в Западной Сибири.

Всякий опытный дальнобойщик возит с собой комплект цепей противоскольжения Всякий опытный дальнобойщик возит с собой комплект цепей противоскольжения

Дороги из снега и льда

Есть люди, страдающие клаустрофобией. Кроме боязни замкнутого пространства встречается страх одиночества и неприятие больших безлюдных пространств. Существует боязнь холода и другие фобии. Тем, кому это свойственно, на зимнике делать нечего. Это место для самых отважных и выносливых, а ещё для романтиков.

Зимник – временная автомобильная дорога, работающая при устойчивых крепких морозах, без перехода через ноль. Её прокладывают по тайге, болотистой местности, берегам или прямо по льду рек и озёр. При формировании проезжей части снег плотно трамбуют, по возможности делая ширину дороги для разъезда двух встречных машин. В отдельных случаях через определённые промежутки грейдерами и бульдозерами расчищают небольшие «карманы» для разъезда большегрузов.

Да, это факт: сейчас другие времена и многие водители по зимникам ездят в летних футболках!

И хотя про сами зимники в руководящих инстанциях вспоминают редко, делают их не как бог на душу положит, а по утверждённым нормативам. Дорога из снега и льда должна иметь две полосы, по 3 метра каждая. На практике бывает и больше, но чаще всего меньше. Кстати, в документах прописано, что на местности со сложным рельефом допускается одна полоса шириной 4,5 м: таковы реалии. Правда, тогда дорожники обязаны расчистить и поддерживать в рабочем состоянии разъезды шириной от 8 м и длиной по 50 м, чтобы разъехаться могли не только одиночные грузовики, но и сцепки.

На сибирской трассе полно американских «паровозов» Volvo FH12
Порой метёт так, что не видно ни зги...

Есть и такая норма: расстояние между разъездами транспорта в горной местности формируют в пределах видимости встречного автомобиля, а на равнине – через каждые 500 м. В действительности эти параметры по большей части не соблюдаются. Что выдерживается строго – так это обустройство ледовых переправ: с нерасчищенной разделительной полосой, вешками по краям проезжей части, указателями допустимой весовой нагрузки и ограничением скорости. Есть указание по обустройству линейных дорожных пунктов обогрева, питания и отдыха водителей через каждые полсотни вёрст, а через 150 км – дорожно-ремонтных участков. Всё это теория! В действительности каждый водитель – сам себе и кашевар, и ремонтник.

Волею судеб пройти сибирский зимник мне выпало за рулём нового грузовика Renault Trucks K480 (6х6). Было это меньше года назад, и маршрут лежал из посёлка Богучаны в Байкит. По прямой это 374 км, но через тайгу – значительно больше. Путь начинался из Красноярска, откуда до Байкита примерно 1200 км, так что ехать пришлось с двумя ночёвками.

Не замёрзнуть и не сломаться!

Помните легендарный фильм «В бой идут одни «старики»?! Механики спорят о том, что самое сложное во фронтовой авиации, и приходят к выводу, что ковыряться при минус тридцати в моторе – это цветочки, самое трудное – ждать. Так вот покорителям зимников приходится делать и то и другое.

Первая ночёвка пришлась на Богучаны, и вечерняя температура с лёгким морозцем стала обманчивой: за считанные часы столбик термометра нырнул глубоко вниз. Если вечером на термометре было –4°, то утром стало уже –24 °С! Дальше – больше: прошло не так много времени, и бортовая электроника показывала 33-градусный мороз.

Куда ни глянь – всюду зимники

Новые иномарки завелись без проблем (хотя AdBlue превратился в глыбу льда), а вот некоторые отечественные грузовики ожили не с первой попытки. Те, кто завёлся с полтычка, были в прогретом состоянии, а кому-то пришлось использовать «галстук», то бишь буксир. Самое удивительное, что ни свет ни заря вахту несли инспекторы ДПС, и первый штраф наш коллега заплатил за превышение скорости в 40 км / ч. Тут всё чин по чину, и к людям в погонах претензий нет. А для других наука: в населённых пунктах не газуй!

Раз уж дело коснулось денег, мы с сотрудниками транспортной компании «Магистраль» заговорили о ставках фрахта. В абсолютном выражении напрямую их никто не называл, но после обсуждения стало ясно: овчинка выделки стоит! Заказчики платят столько, что хватает и на компенсацию текущих расходов, и на ремонт. Понятно, что одиночке здесь ловить нечего – бал правят транспортные компании, причём преимущественно многомарочные.

Редкий объект инфраструктуры: крытая зона отдыха, но для зимнего периода она не очень подходит
Придорожная АЗС. Перед въездом на зимник принято заливаться под горловину. Последний оплот цивилизации

Взять ту же «Магистраль». Это не случайный, а генеральный подрядчик на Куюмбинском нефтегазовом месторождении. Её собственный автопарк насчитывает 150 ед. транспорта, включая 100 грузовиков, 30 полуприцепов и два десятка бульдозеров, грейдеров, тракторов и прочей спецтехники. Основу флота составляют седельные и бортовые тягачи с односкатными и сдвоенными шинами, а также самосвалы в исполнении 6х6 и 6х4. Весь подвижной состав оснащён двигателями мощностью не менее 400 л.с. и только механической трансмиссией, чаще с демультипликатором и делителем.

Кофейня «Берлога» почему-то наглухо заколочена

На решение транспортных задач компания отправляет иномарки MAN TGS 18.480 и IVECO Trakker 420 (6х6), не щадя технику ни на йоту. В числе российских машин сибирский экзамен регулярно сдают КАМАЗы моделей 6401, 53215, 44108. Самосвальная гамма смешанная: здесь на первых ролях неприхотливые КАМАЗ-65222 и КАМАЗ-65225 (6х6), а также проверенные холодами и бездорожьем IVECO Trakker и Howo A7. Наливной транспорт представлен «бочками» на шасси татарских грузовиков и российскими полуприцепами-сигарами вместимостью от 26 до 37 м3. Роль «хвостов» играют самосвальные прицепы Минского автозавода и бортовые «шаланды», изготовленные «Сибтралом».

Дорожка участками та ещё...
Вот он, типичный завсегдатай сибирских зимников

Не скажу, что эта техника работает как часы, то и дело ломается, но ремонт выполняется своими силами и не стоит астрономических денег. Окупаемость машин настолько быстрая, что в случае чего превратить автомобиль в донора запчастей или бросить на дороге порой дешевле, чем его эвакуировать. Про прицепной состав отдельный разговор, он в буквальном смысле слова эксплуатируется до последнего вздоха.

Как и у коллег по цеху в других районах, подборка спецтехники «Магистрали» охватывает разношерстный подвижной состав. В нём много китайских и корейских образцов. Например, используются грейдер XCMG и автокран Doosan, виброкатки и бульдозеры Shantui, экскаваторы Hyundai. Но и наш «спецназ» не забыт: на одной площадке в ожидании занятости поддерживается готовность выхода на трассу КДМ на базе колёсного «Кировца», трелёвочный трактор ТТ-4 и списанный армейский тягач МТЛБу на гусеничном ходу.

Разъезд без повреждений – целое искусство
Когда счёт в буквальном смысле слова идёт на миллиметры

Любопытна практика использования техники на зимнике. Её годовой пробег относительно невелик: в пределах 50–70 тыс. км. Казалось бы – лафа! Но не спешите завидовать, ведь такой километраж «железо» проходит всего за четыре месяца в году. Нагрузки на автомобили нешуточные, и немудрено, что как результат – неизбежные издержки на ремонт. Лопнувшие рессоры, погнутые кузова, развалившиеся оси, пришедшие в негодность диски и резина – обратная сторона медали. В расчёт нужно брать и гигантские физические и психологические нагрузки на водителя, который ежедневно проживает по нескольку стрессовых ситуаций.

Комплект для выживания

Мы с коллегой поспорили: чего на зимнике больше – отечественных машин или иномарок? По факту установилась ничья, если не считать иномарками белорусские МАЗы, российско-итальянские IVECO Trakker СП «Ивеко-УралАЗ», Mercedes-Benz Axor из Набережных Челнов и продукцию других предприятий, собирающих в России технику «чужих» брендов. Из продукции «Сделано в России» доминируют КАМАЗы и «Уралы», из иномарок – IVECO и MAN. Впрочем, нередкие участники движения – капотная «Америка», включая International и Volvo VNL.

Ранним утром пришлось проезжать через самый длинный в Красноярском крае автомобильный мост через реку Ангару. Движение по нему открыли только в 2011 году, и, как обходились раньше, честно говоря, не представляю. Мост протяжённостью 1600 м сооружён на 17 железобетонных опорах и является единственным, связывающим берега Ангары в этой местности. Он охраняется, а водители не упускают случая сделать сэлфи и отправить фото друзьям.

Такие «карманы» вдоль зимника – большая редкость

На зимнике быстро убеждаешься, что здесь передний ведущий мост явно не лишний. Его наличие оборачивается лишним расходом топлива. Но это такая мелочь на фоне скорости и своевременности доставки, что за каждый литр ДТ (как на магистральных перевозках) никто не борется.

На моём Renault Trucks K480 стоит задний мост PMR 3361 с двойной редукцией и блокировкой дифференциала. Вкупе с пакетом из 11 листов эллиптических стальных рессор он держит нагрузку до 32 т. Спереди используются трёхлистовые усиленные рессоры, и этого для большинства транспортных задач достаточно. Встречаются на зимнике и супертяжи с более впечатляющими характеристиками.

Небольшой пятачок – и тут «СуперМАЗы» разных транспортных компаний

На многих покорителях зимников стоят высокие сёдла, вот и на «французе» ССУ фирмы Jost подставляет щёку полуприцепу на уровне 1476 мм над дорогой. Этот параметр обеспечивают и новые шины Bridgestone M748 с глубоким и агрессивным рисунком шашечек протектора с развитой плечевой зоной. Впрочем, в запасе всё равно есть цепи (на всякий «пожарный» случай).

Ещё один показатель, который важен на зимнике, – достойный дорожный просвет. На К480 под нагрузкой он обеспечивает зазор в 335 мм под передним мостом и 320 мм под задним. Что ещё общего с другими грузовиками? Дополнительные зеркала контроля мёртвых зон, открытые подножки, верхний выхлоп, утеплённая АКБ. Фары Renault Trucks с лексановыми стёклами закрыты фирменной стальной решёткой, и подобная защита встречается на многих покорителях дальних расстояний. На иномарках таких опций больше, как и заводских брызговиков, пластиковых щитков и прочих полезных приспособлений.

Без цепей на сибирском зимнике делать нечего

За что любят российские грузовики? На Севере их любят за быструю окупаемость и доступность ремонта «на коленке», возможность бесконтрольно слить топливо и недорогие запчасти. За что почитают иномарки? За комфорт, надёжность и экономичность. При этом львиная доля эксплуатируемых машин не имеет северного исполнения. А вот на зимних шинах, мощных аккумуляторах владельцы техники не экономят – себе дороже. Чего точно не хватает некоторым грузовикам, так это энерговооружённости. Слабые двигатели приводят к тому, что гружёные под завязку автомобили становятся «бригадирами» на затяжных подъёмах и собирают за собой целые колонны.

Бескапотные автомобили из Миасса возят, пожалуй, самые тяжёлые грузы

На всём протяжении зимника мы не встретили ни одного кафе, столовой или киоска с продуктами. Пробовавшие вести такой бизнес энтузиасты стремительно растратили оптимизм на фоне прижимистости водителей, которые руководствуются правилом «всё своё вожу с собой». Но в доверительных беседах дальнобойщики признаются: они с удовольствием сделали бы остановку на горячий чай-кофе или обед. Но удалённость таких точек, малочисленность клиентов и дороговизна услуг сделали своё дело: предложение иссякло. Памятником таким попыткам остались брошенные «избушки на курьих ножках» и видавшие виды строительные вагончики.

Нет вдоль зимника и сервисных мастерских, зато сломанной техники – хоть отбавляй. Справедливости ради нужно ответить: дальнобойщики своих не бросают и оказывают посильную помощь.

Борт с КМУ на закорках «Урала» нередко используют на подхвате

Лагерь нефтяников

Вторая ночёвка проходила уже в Эвенкийском районе. Здесь, на разрабатываемом компанией «Славнефть» Куюмбинском нефтегазовом месторождении, базируется типичный лагерь нефтяников.

Впечатляет количество техники, днюющей и ночующей под открытым небом. Тягачи, самосвалы, автокраны – чего тут только ни встретишь. Разнообразие объясняется очень просто: использовать свой транспорт дешевле, чем привлекать наёмный. Это касается и расчистки дорог, и перевозки грузов, и особенно погрузочно-разгрузочных работ. Сибиряки выполняют их своими автокранами: нанимать чужие не по-хозяйски – очень накладно.

MAN TGS исправно таскает бочки с топливом

Любопытно, что часть техники уже никогда не заведётся и никуда не поедет, разве что на металлолом, но до поры, до времени «недвижимость»… нет, не хранят, а держат в резерве. Наличие запасных грузовиков и прицепов нередко приносит пользу. Когда на одном из полуприцепов на удалении 100 км от базы лопнула ось, потребовалось всего несколько часов, чтобы перегрузить трубы и доставить в лагерь вышедшую из строя «шаланду».

Ночёвка в двухъярусном вагончике с жилыми отсеками на восьмерых прошла комфортно: было тепло и уютно. Непонятно одно: кто мешает делать аналогичные промежуточные мини-базы на зимнике, где подобными услугами могли бы воспользоваться десятки и сотни дальнобойщиков?! Думаю, от желающих распрямить ноги и отведать домашней пищи отбоя не будет. Впрочем, это лирика, а проза началась на очередном отрезке зимника.

IVECO Trakker – одна из самых массовых машин на зимниках Сибири
Astra 393 с широкими «лаптями» держит курс на буровую

Дорога ведёт нас в места, где по соседству (в каких-то двухстах километрах) в 1908 году упал Тунгусский метеорит. Тогда это был совершенно дикий безлюдный край. Он и сегодня почти такой, только местами нет-нет, да через реку Подкаменная Тунгуска встречаются ледовые переправы. Грузоподъёмность самой скромной из них – всего 20 т, но встречаются и монстры с несущей способностью до 100 т! Это не природные, а рукотворные сооружения, усиленные стальными тросами или сеткой, с дополнительным бревенчатым настилом и вспомогательным накатом. Переправы попроще укрепляют поперечно уложенными поверх льда досками, которые намораживают с помощью полива водой. Утолщённая подушка доводит несущую способность временной дороги до расчётной нагрузки. На переправах следует держать дистанцию, не превышать установленную скорость, нельзя останавливаться, обгонять, резко ускоряться и тормозить. Встречаются лихачи, которые пренебрегают правилами, но таких сибиряки при случае по-своему могут «пожурить», чтобы неповадно было.

Ремонт на морозе – хуже не придумаешь

…По итогам поездки на 480-сильном Renault Trucks K-серии с полной загрузкой борткомпьютер показал средний расход топлива чуть выше 46 л / 100 км (в дороге он практически не опускался ниже 42, но и не прыгал выше 65). Сибиряки говорят, это ещё не предел, в среднем бывает и больше 60 литров на сотню! Кстати, на полноприводном MAN TGS 18.480 (6х6) в сопоставимой комплектации (двигатель Euro 5 мощностью 480 сил, механическая коробка передач, рессорная подвеска) расход на маршруте Богучаны – Байкит практически такой же – около 45 л / 100 км. Сказались длительные остановки с работой на холостом ходу, затяжные подъёмы и отсутствие опыта прохождения зимника в оптимальном скоростном режиме. Кто бы спорил!

А лично мне было невдомёк: как большинство перевозчиков управляется с техникой без устройства холодного пуска и ведущего переднего моста, замедлителя на выхлопе и моторного тормоза, зимнего пакета и прочих достижений технической мысли? Воистину российские дальнобойщики – самые морозоустойчивые в мире. Не верите? Преодолейте зимник и сами в этом убедитесь!

Комментировать ... >>
Loading...