<<< Назад

Закрытие темы «Открытие»
Семейство полноприводных автомобилей КрАЗ для Советской Армии

Максим Шелепенков, фото автора и Александра Говорухи

Мне особенно приятно, что в спасении уникального автомобиля КрАЗ-7Э6316 «Сибирь» я сыграл маленькую, но вполне конкретную роль. Теперь этому экземпляру уже ничего не грозит, он прочно обосновался в заводском собрании ретроавтомобилей, но были и другие времена...

Немного истории

В середине 70-х годов в военных кругах СССР зрела идея перевода части вооружения Советской Армии с гусениц на колеса. Такая замена транспортной базы позволила бы уменьшить ее стоимость в 3–4 раза при сохранении основных характеристик изделий в целом.

Эта работа была поручена двум автозаводам Минавтопрома: КамАЗу и КрАЗу. Камский автозавод создавал полноприводные автомобили многоцелевого назначения грузоподъемностью (г/п) 6–10 т по теме «Мустанг», а в Кременчуге разрабатывалось семейство полноприводных автомобилей г/п 10–18 т с колесными формулами 6х6, 8х8 и 10х10 по теме «Открытие».

По теме «Открытие» предусматривалось создание нескольких автомобилей с колесной формулой 6х6:

  • бортовой КрАЗ-6315, г/п 10 т;
  • бортовой КрАЗ-63151, г/п 12 т;
  • седельный тягач КрАЗ-6440 с нагрузкой на седло 12 т;

автомобилей с колесной формулой 8х8:

  • бортовой КрАЗ-6316, г/п 15 т;
  • бортовой КрАЗ-63161, г/п 16 т.

А замыкал семейство активный автопоезд КрАЗ-6010 с колесной формулой 10х10, г/п 18 т. Он состоял из седельного тягача КрАЗ-64401, механический привод которого от раздаточной коробки через седло передавался на 2-осный полуприцеп КрАЗ-9485, имеющий аналогичные тягачу задние мосты и балансирную тележку.

С автомобилем 6х6 особых проблем не возникало – такая машина КрАЗ-260 уже существовала на заводе и необходимо было только ее доработать под дополнительные условия. Вариант 10х10 тоже получался на базе КрАЗ-260 активного автопоезда с полуприцепом с ведущей тележкой. Наибольшее затруднение вызывали автомобили с колесной формулой 8х8, которые пришлось создавать заново.

В рамках темы «Открытие» создали множество различных опытных образцов с колесной формулой 8х8. Существовали даже машины с шарнирно-сочлененной рамой, как у трактора «Кировец», но в конце концов выбор пал на автомобиль более привычной компоновки с передними управляемыми мостами и кабиной над двигателем. С этим решением согласились и военные.

Предварительные испытания автомобилей по теме «Открытие» завершили в декабре 1987 года, однако еще до их окончания (в ноябре) заказчик – Минобороны СССР – принял решение о проведении государственных (приемочных) испытаний. Причем с одним существенным «но». Автомобили КрАЗ с колесной формулой 8х8, которые к тому времени получили индекс КрАЗ-6316, должны предъявляться на испытания с кабиной перед двигателем. А ведь на всех предыдущих испытаниях участвовали машины совершенно другой компоновки!

КрАЗ-6Э6316 с обычной не «бронированной» кабиной осуществляет буксировку КрАЗ-5Э63151

Пришлось в Кременчуге в срочном порядке создавать новый автомобиль, теперь уже с кабиной перед двигателем, благо некоторые на- работки в этом направлении у завода существовали. Так в короткий срок на свет появился автомобиль КрАЗ-6Э6316 (символы 6Э перед основным индексом обозначают, что это 6-я серия экспериментальных образцов).

Новые грузовики 8х8 в целом выдержали приемочные испытания, хотя отмечался ряд недостатков, относящихся в основном к кабине и системам двигателя. И это вполне объяснимо, разве можно было без предварительных испытаний направлять на приемочные еще не доработанный автомобиль с новой кабиной и компоновкой.

КрАЗ-6Э6316 с имитацией бронестекол ветрового стекла движется на подъем

Новая трехместная кабина КрАЗ-6Э6316 оригинальной конструкции дополнительно могла быть оснащена навесными бронелистами. На опытных образцах бронелисты заменили алюминиевыми толщиной 6 мм. Имитация была необходима для введения в конструкцию кабины точек крепления настоящих бронелистов, предусмотренных измененным техническим заданием. А для маскировки от нескромных взглядов на переднем щите кабины красовалась вполне гражданская надпись «Сибирь-Turbo».

«Сибирь» с имитацией бронекабины на испытаниях

После завершения приемочных испытаний в декабре 1988 года все опытные образцы КрАЗ-6315, КрАЗ-6316 и КрАЗ-6010 по решению ГЛАВТУ МО СССР были отправлены в НИИ-21 в Бронницах. Автозаводу оставили всего две машины: КрАЗ-6Э63161 (8х8) и КрАЗ-5Э63151 (6х6). Это обусловливалось необходимостью натурных проверок решений конструкторов по новым требованиям МО к разрабатываемым автомобилям. В 1989 году на базе КрАЗ-6Э63161 на заводе создали новый образец КрАЗ-7Э6316 «Сибирь». От своего раннего варианта он отличался в основном оригинальным радиатором системы охлаждения, который теперь располагался горизонтально над двигателем и имел вдвое большую площадь охлаждения, чем радиатор КрАЗ-6Э63161. В целях повышения прочности и надежности сердцевины радиатора она была разделена на 5 автономных секций, которые могли быть заменены независимо от остальных.

Рассказывая на страницах нашего журнала о рязанском Музее военной автомобильной техники, в числе прочих экспонатов его экспозиции мы упомина и о единственном сохранившемся КрАЗ-6Э6316, который был передан музею после испытаний бронницким 21 НИИИ МО РФ и котрый, естественно, не доводился на заводе до уровня седьмой экспериментальной серии. Неудивительно, что кременчугская и рязанская машины отличаются друг от друга в деталях: кроме расположения радиатора системы охлаждения машина в Рязани имеет имитацию ветровых бронестекол кабины, но не имеет экранов на дверях кабины, в то время как в Кременчуге машина, наоборот, имеет «бронелисты» на дверях, но обычные ветровые стекла.

По завершении испытаний обновленной «Сибири» заводу было предложено устранить отмеченные недостатки и представить доработаную машину в декабре 1989 года. Но в ноябре того же года Минобороны утвердило новую программу, где требования к автомобилям еще более ужесточились. Фактически заводу предстояло все начинать с начала, однако пока Минавтопром и Минобороны изыскивали резервы на продолжение темы, наступил 1991 год – Советский Союз распался… и тема «Открытие» закрылась сама собой.

Краткая техническая характеристика КрАЗ-6Э6316 (8х8)
Масса в снаряженном состоянии , кг 15 700
Масса буксируемого прицепа, кг 15 000
Мощность двигателя, л.с. 450
Грузоподъемность, кг 15 000
Максимальная скорость, км/ч 85
Контрольный расход топлива, л/100 км 45
Запас по ходу топлива, км 1000
Глубина преодолеваемого брода, м 1,6
Клиренс, мм 370

Годы забвения

После испытаний КрАЗ-7Э6316 встал под забор экспериментального цеха, рядышком с КрАЗ-63151 (с двигателем 420 л.с.) и надолго оказался забытым. Во времена становления рыночных отношений машины с вечной стоянки сами собой исчезли. То было тяжелое время для завода: падали объемы производства, ухудшалось финансирование и перед ним стояла одна цель – выжить! А куда расползались опытные образцы, никого особенно не волновало.

Так бы и канул в небытие автомобиль КрАЗ-7Э6316 «Сибирь», если бы не срослась цепочка некоторых разрозненных событий. В 2002 году в связи со сменой собственника на завод пришел новый директор Сазонов Сергей Васильевич, который оказался неравнодушным к заводу и к автомобилям КрАЗ, в частности. Благодаря его стараниям на заводе разыскали один из первых выпущенных грузовиков КрАЗ-214 1960 года выпуска и очень качественно восстановили его к 2003 году. К такому необычному начинанию нового руководства многие отнеслись доброжелательно, и не только заводчане. Журналисты специализированных изданий не остались в стороне и всячески поддерживали инициативу, не скупясь на лестные отзывы. Это вдохновляло коллектив на новые подвиги в деле реставрации ретрообразцов.

В том месте, где была найдена «Сибирь», были и останки кабины от его «хозяйственного родственника»

Именно в этот момент я был в Кременчуге на тестировании обычного серийного самосвала, которое решили провести в близлежащем карьере. И все бы ничего, если бы не одна оплошность – сопровождающий меня водитель знал окрестности карьера не лучше меня, заезжего московского журналиста. В общем, разгрузившись на отвале, мы элементарно заблудились на обратном пути и, попетляв по грунтовым дорогам, уперлись в странное собрание старой техники, где самое видное место занимала «Сибирь».

Пораженные увиденным, мы по возвращении на завод тут же доложили о своей находке. Первая реакция: «Этого не может быть, потому что не может быть в принципе. Это не «Сибирь», вам, ребята, что-то померещилось!» Но экспедицию с главным конструктором завода организовали.

Кабина КрАЗ-6Э6316 во время реставрации в экспериментальном цехе Кременчугского автозавода Платформа на автомобиле унифицирована с КрАЗ-260, но несколько длиннее ее

Дальнейшие события по возвращении автомобиля на Кременчугский автозавод происходили уже без меня и, судя по рассказам очевидцев, напоминали настоящий детектив. Хоть автомобиль и находился в двух шагах от завода, вернуть его оказалось непросто. На это ушел почти год. Владельцы не хотели его отдавать, хотя официально машина принадлежала именно заводу!

КрАЗ-7Э6316 даже попытались спрятать, отбуксировав украдкой в Киев. Пришлось к разборкам подключать государственные силовые структуры и доказывать свое право на собственность.

Многое на опытном образце было сделано по «обходным» технологиям (вручную), что заметно даже сейчас Внутреннее убранство кабины привели в порядок, из «новоделов» только обивка сидений

Второе рождение

В результате машину вернули на завод. Но состояние ее было далеко от идеального, хотя в целом автомобиль был комплектным по основным агрегатам и при определенных усилиях подлежал восстановлению до ходового состояния.

Во время вынужденного десятилетнего простоя с машины стащили стартер и турбокомпрессор, насквозь прогнила выхлопная система, которую пришлось восстанавливать. И в то же время многие агрегаты, находившиеся в смазке, почти не пострадали, потребовалось лишь их промыть, заново смазать и отрегулировать. Наибольшую сложность у реставраторов вызвал второй управляемый мост автомобиля оригинальной проходной конструкции. Дело осложнялось тем, что не вся конструкторская документация сохранилась по этому семейству.

Все пыльники, сальники и прочие резинки на машине установили новые, как и сшитый заново тент на платформу. Объем проведенных восстановительных работ лучше всего демонстрируют фотографии.

Пример с КрАЗ-7Э6316 очень показательный в плане того, что для истории необходимо сохранять не только массовые серийные машины, но и редкие опытные образцы. Может быть, они не внесли огромного вклада в автомобильное дело, но являются уникальными, и интерес к ним у публики обычно выше, чем к стандартным вариантам. Сегодня еще можно спасти и другие уникальные КрАЗы! Вот такой опытный образец самосвала КрАЗ-6505 со стеклопластиковым оперением и оригинальной самосвальной платформой находится до сих пор на территории НАМИ. Машина некоторое время служила базой для исследова- ний по совершенствованию системы охлаждения двигателя в отделе дорожных испытаний под руководством М. Минкина, в результате экспериментов и точного расчета радиатор на огромном самосвале удалось сократить до размеров «жигулёвского», при этом машина без перебоев работала в самую жаркую погоду.

Комментировать ... >>
Loading...