<<< Назад
Перевозка лежачих раненых в машине санитарно-автомобильного отряда. Петроград, 1915 г.

«Санитарки» великой войны
Санитарные автомобили Русской Императорской армии

Сергей Суворов, канд. мед. наук, фото из архива автора

94 года назад, 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия, а через несколько дней и Австро-Венгрия объявили России войну. Началась Великая Отечественная. Да-да! Никакой ошибки нет. Именно так называли эту войну ее участники и современники. Еще называли просто Великой войной или Второй Отечественной. А нам с вами привычнее именовать ее Первой мировой. В этой войне многое произошло впервые: первая атака танков, первое применение отравляющих газов, первое крещение авиации. Впервые на полях сражений были использованы русской армией и санитарные автомобили.

Первый русский проект с предложением создать специализированные автомобили для медицинской помощи раненым предложил доктор медицины, старший врач 34-го Севского полка Александр Иванович Андржеевский. Проект опубликован в 1904 г. в июльском номере Военно-медицинского журнала. А. И. Андржеевский предложил для действующей армии «автомобильный поезд» из 11 единиц, включающий 10 вагонов-автомобилей (для 8 сидящих или 4 лежачих места) и автомобиль-перевязочную. Автомобили мощностью 15–20 л.с. предлагалось изготовить на автомобильной и велосипедной фабрике Лейтнера в Риге. Ориентировочная стоимость автомобиля была определена 7 тыс. руб., а перевязочной 8 тыс. рублей. Чертежи, планы, «подробные подсчеты о скорости, цене, весе» проекта были сделаны инженером-строителем Н. И. Андржеевским. Проект остался нереализованным.

Схема автомобиля шоссейного лазарет-транспорта А.И. Андржеевского. Военно-медицинский музей, ОФ-36059

Неразгаданные тайны

В Санкт-Петербурге по адресу Ново-Петергофский проспект, 24 (ныне Лермонтовский пр-т, 54), где располагалось Николаевское кавалерийское училище, на имя одного из преподавателей, а затем инспектора классов училища полковника Генерального штаба Константина Ивановича Сычова в 1912–1913 гг. были зарегистрированы два санитарных автомобиля – «Бенц» 14 л.с. и «Гагенау» 10 л.с. Довольно много мне удалось узнать об этом интересном человеке. Но на основной вопрос пока ответа нет: для чего были куплены и каким образом использовались санитарные автомобили полковника Сычова?

Через несколько лет Военное ведомство проявило значительно больший интерес к использованию автомобилей в армии. Для отбора кандидатов проводились испытательные пробеги. Автомобили для участия в пробегах предоставлялись фирмами-производителями, продавцами и даже частными лицами. Пробеги проводила Учебная автомобильная рота, которой командовал подполковник Петр Иванович Секретев. Во время пробегов скрупулезно фиксировались все поломки вплоть до порезов шин, расход топлива и масла. В каждом из трех проведенных Учебной ротой пробегов – 1911 г. и двух пробегах 1912 г. (для легковых и для грузовых автомобилей) – участвовали по два санитарных автомобиля.

Санитарный автомобиль White Н-30. Осмотр колонны Учебной автороты императором Николаем II. 1912 г.

На IV Международной автомобильной выставке в Санкт-Петербурге в 1913 г. было представлено 8 санитарных автомобилей, не считая технического курьеза – санитарной циклонетки*. Причем была очевидна направленность всей экспозиции санитарных автомобилей – в первую очередь привлечь внимание Военного ведомства. Производители всячески подчеркивали имевшийся опыт использования санитарных автомобилей в боевых действиях. Например, про австрийский «Лаурин» и «Клемент» (Laurin & Klement 40HP) писалось, что такие машины «во многих экземплярах были приобретены болгарским Военным министерством во время минувшей Балканской войны и с успехом несли службу в тяжелых условиях македонского бездорожья». Санитарный фургон модели J, «тип Балканской войны 1912–1913 годов», демонстрировали итальянцы на шасси «Фиат» (Fiat-15-Ter), при этом делали акцент на применении «простых и выносливых» автомобилей Fiat во время итало-турецкой войны и приеме их на службу в русскую армию. А итальянский завод Spa представил санитарный автомобиль двойного назначения на шасси Colonial 25 / 30HP, применимый как для скорой помощи, так и для использования военными медиками.

*Не путать с «Циклонетом» для травли крыс – родентицид на основе бродифакума. Циклонетка – от названия берлинского завода-производителя «Циклон», выпускавшего трехколесные мотоциклетки.
Санитарный автомобиль La Buire 200А 35 л.с. с кузовом Ильина по проекту доктора Поморцова. СПб, 1913 г.

Французский автомобиль «Ля Бьюир» (на двухтонном шасси La Buire 200A с двигателем 35HP) был оборудован санитарным кузовом, который спроектировал доктор Владимир Петрович Поморцов, а создали мастера московской фирмы П. П. Ильина.

Штрихи к портрету

Владимир Петрович Поморцов (в источниках встречается написание фамилии Поморцев) занимал должность губернского врачебного инспектора. По его проекту был оборудован автомобиль «скорой помощи», работавший в Москве с 1912 г. В середине 1917 г. В.П. Поморцов выступил с докладом в городском самоуправлении о необходимости воссоздания в Москве Скорой медицинской помощи. Вновь с предложением об организации станции «скорой помощи» врач почтамта Поморцов выступил в Московском совете в июле 1919 г., он же стал первым заведующим московской станцией Скорой медицинской помощи. И вновь по его проекту старое трофейное шасси переоборудовано в автомобиль «скорой помощи».

Эта машина была создана не только для выполнения функции «скорой помощи», но и с помощью входящей в оснащение палатки развертывалась в полевой лазарет на восемь коек с операционной-перевязочной, где оказывали хирургическую помощь раненым. Запас медикаментов в машине позволял провести до 150 операций, в том числе 60 с использованием наркоза хлороформом, и 1000 перевязок раненых. Военное ведомство внимательно ознакомилось с экспонатами. Специальная комиссия из военных представителей проводила техническую экспертизу и награждала фирмы за лучшие экспонаты. Фирме La Buire за автомобиль с санитарным кузовом Поморцова была присуждена медаль имени государя императора. За санитарные автомобили были награждены также Fiat – Почетным дипломом Военного министерства, а фирмы Spa и Adolf Saurer – малыми золотыми медалями Министерства торговли и промышленности.

Санитарный автомобиль Saurer, 30 л.с., СПб, 1913 г.

Тем не менее к началу Великой войны в русской армии было всего два санитарных автомобиля. Уже в самом начале войны автомобили были использованы для массовой перевозки раненых во время боевых действий в Галиции. Тогда впервые автомобильные роты на обычных грузовиках (которых было задействовано до 50–60 шт.) в течение двух суток перевезли к железнодорожной станции до 7 тысяч раненых.

Исторический контекст

Галиция (Восточная) к началу Великой войны была провинцией Австрии, ныне – западная часть Украины (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области). В августе–сентябре 1914 г. войска Юго-Западного фронта русской армии в ходе успешных наступательных операций нанесли серьезное поражение войскам Австро-Венгерской империи, заняв города Галич, Львов и Тернополь, а позднее – и Перемышль. Активные действия 8-й армии под командованием Алексея Алексеевича Брусилова были поддержаны всем Юго-Западным фронтом. Галицийская битва стала одной из крупнейших стратегических операций Первой мировой. После боев в Галиции австрийская армия потеряла более 400 тысяч человек (из них четверть пленными) и в дальнейшем уже не решалась участвовать в крупномасштабных боевых операциях против русской армии без поддержки немцев.

Доктрина медицинской помощи, принятая в те годы в русской армии, предполагала эвакуацию раненых в тыловые госпитали «любой ценой». Основной функцией военно-санитарных транспортов в Первую мировую была эвакуация раненых с поля боя или от передовых перевязочных пунктов к железнодорожным станциям и фронтовым госпиталям, откуда военно-санитарные поезда перевозили раненых в тыловые госпитали. Война сопровождалась высокой интенсивностью боевых действий, число раненых многократно превысило самые смелые довоенные прогнозы Генерального штаба. Этому способствовало множество факторов: длительность боев, продолжавшихся непрерывно в течение нескольких дней, необычная прежде сила огневого поражения. Описаны случаи, когда после удачного шрапнельного залпа из 250 человек не получили ранения только семеро. Многие не выдерживали психологического напряжения и, получив незначительное ранение, стремились во что бы то ни стало покинуть поле боя, эвакуироваться в тыл. Возникла острая нехватка средств эвакуации раненых (санитарных двуколок), которыми располагали военно-санитарные транспорты, а также лошадей, используемых в качестве тягловой силы. Было решено ускорить формирование санитарных отрядов, использующих автомобили.

Перевозка легкораненых в машине санитарно-автомобильного отряда. Петроград, 1915 г.

Формирование первых пяти санитарных автомобильных транспортов (№ 1–5) началось в соответствии с представлением Главного управления Генерального штаба в Военный совет № 4679 от 19 ноября 1914 г., утвержденного Военным советом 27 ноября (10 декабря) 1914 г. В представлении отмечалось, что «опыт последних войн… подчеркнул самую настоятельную необходимость использовать в таких случаях все возможные виды механической перевозки, отличающиеся не только быстротой доставки, но и несравненным удобством самого передвижения». Формирование транспортов осуществлялось на базе учебной автомобильной роты, где сосредоточивался строевой личный состав и автомобили. Для комплектования транспортов были заказаны за границей первые 300 автомобилей, которые начали поступать в Россию осенью 1914 года. К концу первого года войны за границей для комплектования новых санитарных отрядов было заказано более 2000 машин, постепенно поступавших в Россию на протяжении 1915–1916 гг.

Легковой Hupmobile R-22 санитарно-автомобильного отряда. Петроград, 1915 г.

Санитарно-автомобильные транспорты содержались согласно высочайше утвержденному, как тогда было принято, штату № 18 от 4 декабря 1914 г. В составе каждого транспорта было по 20 санитарных автомобилей, предназначенных для перевозки 4 тяжелораненых или 6 сидячих раненых. Общая расчетная грузоподъемность транспорта составляла 40 тяжело- и 60 легкораненых, т. е. всего 100 человек. К концу 1915 г. в автомобилях было расширено переднее сиденье, на котором могли разместиться еще два человека. Таким образом, общее число раненых, перевозимых в одном санитарном автомобиле, достигало 6–8 человек. Штатное расписание предполагало, что несением санитарной службы были заняты врачи, фельдшеры и санитары (санитарный штат), а техническим обслуживанием автомобилей – строевой штат. Для обеспечения работы санитарных автомобилей транспорт (отряд) располагал автомобилем-«летучей мастерской», снабженным инструментом, грузовиком для перевозки бензина и масла, а также автомобилем-кухней, «чтобы при подходе транспорта к полю сражения для подбора раненых иметь при себе запас приготовленной в кухне пищи по расчету на все перевозимое их число, т. е. по крайней мере на 100 человек». В упомянутом выше представлении ГУГШ № 4679 от 19 ноября 1914 года приведен расчет числа перевозимых автомобильным санитарным транспортом раненых. Предполагалось, что скорость движения автомобиля с ранеными по дорогам плохого качества составит в среднем 10 верст в час, порожняком – 25 верст в час. При получасовой загрузке и выгрузке раненых такая скорость движения позволяет транспорту сделать 2–3 грузооборота в день, а ночью – до четырех. Таким образом, за день автомобильный санитарный транспорт мог перевезти на расстояние «одного перехода» до 300–400 раненых и больных, что составляло по тогдашним нормам вместимость 1,5–2 полевых госпиталей.

Автомобиль-мастерская санитарно-автомобильного транспорта. Предположительно Benz-Lessner. 1914 г.

Санитарные автомобильные транспорты Военное ведомство формировало постепенно. Так, если к 1 (14) сентября 1915 г. было сформировано 15 санитарных автомобильных транспортов, то к концу 1915 г. в действующей армии работало 25 санитарно-автомобильных транспортов, и они в основном использовались в качестве резерва при штабе корпуса. А в течение 1916 года в действующей армии работало уже 55 санитарно-автомобильных отрядов, а 15 находилось в стадии формирования.

В соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего от 23.04.1916 г. № 306 было изменено название санитарно-автомобильного транспорта на «войсковой санитарно-автомобильный отряд». Оценить общее число сформированных за время войны войсковых санитарно-автомобильных отрядов можно по представлению № 5326 от 15 (28) июня 1916 года исполняющего должность начальника Генерального штаба в Военный совет (и утвержденного Военным советом 21 июля (3 августа) 1916 г.).

Бензовоз санитарно-автомобильного отряда Adler L 45 PS. Петроград, 1915 г.

В проекте предлагалось сформировать 20 войсковых санитарно-автомобильных отрядов за № 51-70 «совершенно на тех же основаниях, какие были приняты при формировании предыдущих 50 таковых же отрядов». Они создавались и содержались за счет военного фонда «на всё время настоящей войны». Для формирования отрядов использовались санитарные автомобили, изготовленные как в России, так и заказываемые за границей. Должны были использовать и санитарные автомобили из 600 имевшихся в Петрограде в распоряжении Главного военно-технического управления. Всего предполагалось сформировать 87 войсковых санитарно-автомобильных отрядов. Таким образом, каждый корпус должен был иметь автомобильный транспорт, а некоторое количество оставалось бы в распоряжении штаба армии как резерв.

Всего за 1914–1917 гг. Военное ведомство приобрело 2173 санитарных автомобиля. Для сравнения: из 24 975 купленных за это время автомашин различных марок грузовиков было 13 598, легковых автомашин – 7506, автоцистерн – 569, автомастерских – 302, бронированных автомобилей – 490 (по данным Всероссийского земского союза). Объем закупок существенно возрос по сравнению с предвоенным периодом: в 1911 году в Россию было ввезено 2730 машин, а в 1912-м – 3447. Изменилась и структура закупок: если до войны основу парка составляли немецкие (80%) и французские (15%) автомобили, то среди купленных во время боевых действий по понятным причинам преобладали американские, английские и итальянские машины.

Колонна санитарно-автомобильного отряда. На переднем плане автомобиль Austin-8. Петроград, 1915 г.

С первых дней войны в формировании автомобильных санитарных отрядов, поездов и госпиталей существенную роль сыграли общественные организации – Российское общество Красного Креста, Всероссийский земский союз, Всероссийский союз городов, дворянские организации и др.

Военно-санитарные транспорты на конной тяге в Первой мировой войне пока доминировали: число конных военно-санитарных транспортов увеличивалось с 52 в начале войны до 133 к 1917 году. Каждый из них был рассчитан на перевозку 100–150 раненых. Так что учитывая число автосанитарных отрядов, можно с уверенностью говорить, что уже в первой войне, в которой использовались санитарные автомобили, они даже количественно стали играть значимую роль при эвакуации раненых. Следует упомянуть и второе качественное отличие: санитарный автомобиль, оснащенный рессорами и специальной подвеской носилок, был более комфортным средством эвакуации, чем санитарные двуколки на гужевой тяге. Санитарные двуколки подвергались обоснованной критике еще в русско-японскую войну. Главный хирург Маньчжурской армии Р. Р. Вреден писал: «Наши безрессорные двуколки вовсе не пригодны для перевозки раненых». Его мнение подтверждал доктор Л. Пуссеп: «Страшная тряска, мучительное подбрасывание на кочках превращают легкораненых в раненных тяжело, а тяжелораненые прибывают в госпиталь безнадежными».

Санитарный автомобиль Fiat 15-Ter. 1915 г.

Конечно, санитарные автомобили не были идеальным средством эвакуации. Возникали сложности в зимнее время, а также при боевых действиях в районах с недостаточно развитой дорожной сетью. Особые проблемы возникли в Карпатских горах, где ни санитарные автомобили, ни обычные гужевые санитарные двуколки не были пригодны для эвакуации раненых по горным тропинкам. Со значительным опозданием по инициативе воюющих войск началось формирование вьючных военно-санитарных транспортов. Первый вьючный транспорт для перевозки 25 раненых был создан своими силами в 8-й армии, которой командовал знаменитый генерал Алексей Алексеевич Брусилов. Большего в действующей армии было добиться невозможно из-за отсутствия людей, лошадей и материалов, поэтому в тылу началось формирование 18 вьючных отрядов на 100 раненых каждый.

Реорганизация воюющей армии, проведенная Временным правительством, имела самые плачевные последствия для боеспособности и фактически привела к развалу армии. Тем не менее к 1 июля 1917 года на фронтах работали 58 войсковых санитарно-автомобильных отрядов, в которых числились 1154 санитарных машины и 40 автосанитарных отрядов общественных организаций с 497 машинами.

Личный состав санитарно-автомобильного транспорта, 1914 г. (Из архива Д. Белолипецкого)

Литература

Санитарная служба русской армии в войне 1914–1917 гг./Сборник документов. Куйбышев, 1942.

Военно-медицинский журнал. Июль, 1904.

Отчет об испытании легковых автомобилей Военного ведомства, составленный Учебной автомобильной ротой. 1913.

IV Международная автомобильная выставка 1913 года. Петроград, 1915.

Путято Ю. С. Технология электромонтажных работ на судах. Л., 1970.

Вахрамеев А. В. Московская «скорая помощь». 1919–1994. М., 1994.

Комментировать ... >>
Loading...