<<< Назад

Кошелек или жизнь? Увеличение штрафов: заблуждения и реальность.

В.Волчков

Заместитель председателя Правительства РФ Владимир Яковлев сообщил журналистам в конце прошлого года, что Министерствам юстиции, транспорта, ГИБДД дано поручение подготовить изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Цель – значительное увеличение штрафов за грубые нарушения ПДД. Под грубыми нарушениями в данном случае подразумеваются неправильная парковка, выезд на встречную полосу, управление машиной в нетрезвом виде, превышение скорости, проезд на запрещающий сигнал светофора. По словам В. Яковлева, который с недавних пор возглавляет правительственную комиссию по безопасности движения, соответствующий законопроект должен быть внесен в Государственную Думу во время весенней сессии.

Владимиру Анатольевичу нужен быстрый результат. Возглавив «безопасную комиссию», он стал как бы в ответе за то, что происходит на автомобильных дорогах. Статистика же ДТП последнего времени вынуждает принимать действенные меры. Желательно, чтобы и результат не замедлил сказаться. Зачем, мол, нам «английский газон», если каждый день на дорогах страны находят смерть 100, а то и более российских граждан! Вот и рождаются скоропалительные поручения «заинтересованным» ведомствам.

Глядя на относительно благополучную Европу, где штрафы существенно выше российских и порядка на дорогах больше, чем у нас, сторонники драконовских наказаний, вероятно, думают, что надо лишь как следует напугать водителей (кому приятно платить бешеные деньги за какую-то там неправильную парковку!?), и те моментально станут похожими на законопослушных западных коллег.

Эх, если бы все было так просто. Даже там, у них, несмотря на большие штрафы, далеко не все водители абсолютно законопослушны. Примеров великое множество.

Камеры наблюдения появились на дорогах Финляндии в 1992 г. К началу 2003-го в их поле зрения попали 300 км автомобильных дорог. Полицейские считают, что благодаря этой аппаратуре на трассе Хельсинки – Торнио (южнее Оулу) число водителей, оштрафованных в течение года за превышение скорости (какой финн не любит быстрой езды!), перевалило за 1 000. К концу нынешнего года число камер наблюдения за дорожным порядком должно возрасти в Финляндии в 1,5 раза.

Французские министры МВД и транспорта торопились на церемонию открытия первой в Европе автоматической системы контроля и наказания за нарушение Правил дорожного движения. Оба ехали быстрее 100 км/ч (можно 70 км/ч) и нарвались на журналистов с радаром. Министр транспорта признал ошибку и извинился. Пресс-служба МВД сделала заявление, что автомобиль их шефа следовал в кортеже, который не создавал опасности на дороге.

В Англии увеличены штрафы за разговор по мобильному телефону без hands free. Подобное нарушение теперь «стоит» 30 фунтов стерлингов, вторично – 1 000.

Национальное агентство США по безопасности на транспорте (NHTSA) утверждает: ремни безопасности помогают ежегодно сохранить $26 млрд., которые потребовались бы на лечение и возмещение потерянной трудоспособности. Но пользуются ими далеко не все водители и пассажиры. Например, 69% водителей в Галифаксе и Флориде пристегивают ремни безопасности после пуска двигателя, 20% делают это, включив передачу. После 19 секунд движения к ним присоединяются еще 3% водителей. Специалисты концерна GM намерены использовать полученные данные при совершенствовании устройств в автомобилях, напоминающих «забывчивым» водителям и пассажирам пристегнуть ремни безопасности.

Министр транспорта Дании разогнался до 172! Суд признал такое вождение опасным и назначил штраф 2,5 тыс. датских крон. Год назад высокопоставленный чиновник критиковал предложение поднять разрешенную скорость до 130 км/ч. Оказавшись в роли нарушителя, министр рисковал вызвать громкий политический скандал. Лучшим выходом из щекотливого положения он посчитал собственную отставку. И ушел!

Нам бы таких министров. Отобрать «мигалки», и пусть ездят, как все. Может быть, дельное что-нибудь придумают.

Специалисты утверждают, что сами по себе штрафы, если и способны оказать воздействие на состояние аварийности, то далеко не такое, о каком мечтают иные чиновники.

В программе «Времена» Владимира Познера в первое воскресенье ноября зрителям в студии были заданы два вопроса: «Согласны ли вы с тем, что за последний год ситуация на дорогах резко ухудшилась?» и «Считаете ли вы, что если резко ужесточить наказание за нарушения, это приведет к какому-то толку?».

На первый из них все сотрудники ГИБДД (сидели на одной из двух трибун) ответили: «Да, согласны». Водители (на другой трибуне) не были столь единодушны, но 78% согласились, что в последний год ситуация на дорогах резко ухудшилась. При голосовании по второму вопросу (о потенциальной эффективности жесткого наказания) 93% сотрудников ГИБДД и 59% водителей высказались за усиление штрафов. Последний результат ведущий прокомментировал следующим образом: «Все-таки большинство водителей начинают понимать, что без этого никуда не денешься».

При ином настрое вывод мог измениться: лишь 41% водителей понимают, что усиление штрафов само по себе не приведет к повышению дисциплины на дорогах. А те 59% водителей, которые считают панацеей от дорожных бед угрозу заплатить за нарушение ПДД большие деньги, все-таки продолжают заблуждаться.

Именно такую точку зрения пытался обосновать адвокат Леонид Ольшанский. Его спросили: «Леонид Дмитриевич, есть такое ощущение, что наш Кодекс по этому поводу больно мягкий. Люди не боятся. Ну что такое 100 руб.? Вот если бы на самом деле ввести иные штрафы, если было бы на самом деле страшно, если бы знали, что могут надеть наручники, как во многих странах, из-за того, что чуть-чуть от тебя пахнет, и отвести в участок, люди по-другому себя вели бы. Вы с этим согласны?».

– Нет, – ответил Л. Ольшанский, – не согласен. Эти аргументы звучали в Государственной Думе ровно 10 лет. 10 лет шла работа над Кодексом об административных правонарушениях, вступившим в действие с 1 июля 2002 г. 10 лет представители ГАИ убеждали депутатов усиливать, усиливать, усиливать. И только из-за 12-й главы (автомобильной) работа над Кодексом шла не год, и не два, а 10. Депутаты отказались идти по этому пути. Президент нашей страны наложил вето на Кодекс. Замечания были по главам о прокуратуре, адвокатуре, суду. По автомобильной – ни одного. В итоге, все репрессии, которые предлагала ГАИ, депутаты отвергли. Балльную систему учета изъяли, инструментальный контроль запретили, эвакуаторы запретили. А что касается штрафов: По конституции у нас все равны. Поэтому не могут штрафы за нарушение Правил дорожного движения быть намного сильнее, чем, скажем, в области экологии.

Вопрос об эффективности ужесточения наказаний исследован в многочисленных диссертациях по криминологии, психологии, социологии. Не важно, о чем говорим – о серьезных преступлениях (шпионаж, убийство) или мелких прегрешениях в области экологии или в дорожном движении – везде ответ один: ужесточение санкций никогда автоматически не ведет к уменьшению количества правонарушений. Юристам известен такой факт: больше всего краж совершалось среди толпы на Лобном месте, когда вору отрубали руку.

Доводы адвоката не были услышаны. Напротив, последовало возражение: «Вы говорите об уголовниках, у которых другая психология. А водитель – не уголовник!» и аплодисменты аудитории.

Аплодировали люди, которые, по всей видимости, даже не задумывались, что отличает просто водителя от водителя, попавшего на скамью подсудимых. А различие, по-моему, состоит лишь в том, что одному все его нарушения закона (Правил дорожного движения) до поры до времени сходят с рук, а тому, кто сел, – вольность на дороге вышла боком. Судят у нас не за факт нарушения, а за последствия. Выехал, скажем, водитель, который не считает себя уголовником, на встречную полосу. И откуда ни возьмись – человек на дороге, или автомобиль, или еще что-то, чего прежде не было видно. ДТП! Да такое, что на статью УК тянет.

Вот вам и цена аплодисментам за реплику «водитель – не уголовник».

Никто из сторонников жестких мер не приводит доказательств, что повышение штрафов дает тот результат, который обещают. Штрафы у нас уже повышали и неоднократно. Помогло это уменьшить аварийность? А то, что в развитых странах люди четче, чем у нас, соблюдают установленные правила, происходит не только потому, что штрафы там высокие.

Немаловажную роль, например, играет факт, что человеческая жизнь там оценивают гораздо дороже, чем в России. Года три назад я разговаривал с сотрудником страховой компании, отметившим любопытную деталь. По его словам, наши люди страхуют свою гражданскую ответственность (речь шла о добровольном страховании) на $10 тыс. Иностранцы – минимум на $500 000. Они знают, что за последствия дорожного происшествия виновнику часто приходится платить огромные деньги, и страхуются соответственно. И тут же мой собеседник на пальцах показал, что подобное развитие событий нельзя исключать и у нас. «Представьте, – сказал он, – в аварии погиб водитель Audi A6. Его официальная зарплата, $3 тыс. в месяц. Остались вдова и двое иждивенцев. Если просуммировать все выплаты, которые назначит суд, может и полумиллионной страховки не хватить!».

В общем, у них «своя свадьба, у нас своя». Если хотим, чтобы в наших краях радовали глаз «английские газоны», надо серьезно браться за дело. В противном случае, как нарушали правила движения, так и будут. Особенно, если нарушения не подпадают под определение «грубые». От этого они, правда, не становятся менее опасными, но о влиянии «негрубых» нарушений на безопасность дорожного движения поговорим в другой раз. Сейчас же отметим, что в последнее время московский водитель, который не позволяет себе тронуться с места, пока на перекрестке не загорится зеленый сигнал светофора, или останавливается перед стоп-линией, а не на пешеходном переходе, не ездит в городе быстрее разрешенных 60 км/ч, в общем, ведет себя, как того требуют пункты ПДД, выглядит «белой вороной». А хочется ведь, чтобы все было иначе, не правда ли?

Комментировать ... >>
Loading...