<<< Назад

Волчья стая

В. Волчков

Илья Ильф и Евгений Петров призывали: «Пешеходов надо любить». По утверждению авторов «Золотого теленка», пешеходы составляют более многочисленную и лучшую часть человечества. Все сделано руками пешеходов. Автомобили – тоже. Но «автомобилисты об этом как-то сразу забыли. Кротких и умных пешеходов стали давить. Улицы, созданные пешеходами, перешли во власть автомобилистов».

В наши дни ситуация стала еще хуже. Автомобилисты не только не перестали давить пешеходов, но и существенно сузили территорию, где представители «лучшей части человечества» могут появляться безбоязненно.

Не перевелись еще, правда, индивидуумы, которые руководствуются устаревшими представлениями о правилах интеллигентного поведения участников движения. Они надеются, что на тротуарах и полосатых пешеходных переходах («зебрах») им ничто не угрожает. Увы. Осознание, что они «не догоняют», слишком часто приходит к идеалистам на больничной койке. Это в лучшем случае. О других вариантах лучше промолчим.

Представители нового поколения наших сограждан, живущие в ногу со временем, хорошо усвоили, что когда они бегут, скажем, за «Клинским», ради собственной безопасности в любой точке дороги надо вертеть башкой на 360 градусов, обдумывать каждый свой шаг и ни в коем случае не предполагать благоразумного поведения от каждого из автомобилистов. Многие из бывших пешеходов, усевшись за руль, почему-то не желают помнить, что им тоже время от времени приходится появляться на своих двоих.

Ильф и Петров назвали автомобиль братоубийственным снарядом. Им и в кошмарном сне не могло присниться, что отдельные «артиллерийские выстрелы» по пешеходам в недалеком будущем будут заменены ураганным обстрелом с применением систем залпового огня.

Автомобилисты нашего времени часто действуют совместно и слаженно. Ни жертва, ни непосредственный исполнитель наезда порой не предполагают, какие им уготованы роли, а очередная трагедия или драма (как повезет) начата, и обратного хода нет.

Вот один из примеров коллективного покушения на убийство пешехода. Автомобилисты действовали согласованно, и непосредственного исполнителя вывели на жертву, что называется, в нужном месте и в нужное время. В полной мере реализовать адский замысел не удалось. Пешеход остался жив. Правда, без членовредительства, как выражался главный герой «Золотого теленка», и в данном случае не обошлось.

Декабрьский вечер. Москва. Ленинский проспект. Интенсивное движение. В среднем ряду 5-полосной (в каждом направлении) проезжей части едут «Жигули». За рулем многоопытный водитель Сергей Касаров. Перед ним фургон на шасси автомобиля ГАЗ. Скорость около 50 км в час. Обгонять грузовик не имеет смысла. Полосы движения слева и справа плотно забиты.

Неожиданно, не подавая сигналов указателем поворота, фургон вильнул в разрыв между автомобилями на левой полосе, и Сергей увидел перед собой женщину. Она стояла на пешеходном переходе, а слева и справа проносились машины.

Резко затормозил. Но слишком мало было расстояние. «Жигули» сбили женщину и остановились в нескольких метрах за переходом. Вердикт медиков: закрытый перелом малой берцовой кости и ссадины коленных суставов.

Мог ли Касаров предотвратить наезд?

Чтобы ответить на поставленный вопрос, надо знать величину остановочного пути (тормозной, плюс расстояние, которое проходит автомобиль за время реакции водителя и время нарастания давления в тормозном приводе) и сравнить его с расстоянием между пешеходом и автомобилем в момент, когда водитель имел возможность обнаружить опасность для движения.

Женщину на пешеходном переходе водитель «Жигулей» увидел, когда до нее оставалось 30 м.
При расчете остановочного пути приняты следующие исходные данные:

l скорость 50 км/ч;

l время реакции при внезапном появлении пешехода перед машиной 1,4 секунды;

l продолжительность нарастания давления в тормозном приводе 0,3 секунды;

l установившееся замедление 5 м/с за секунду.

Результат расчета: 44 м, т.е. остановочный путь оказался почти на 15 м больше расстояния до пешехода. Вывод: в сложившихся условиях Касаров никак не мог предотвратить наезд. На официальном языке это означает, что у водителя не было технической возможности избежать дорожно-транспортного происшествия.

Вторая потенциальная претензия к водителю легкового автомобиля может быть сформулирована следующим образом. Если Касаров отставал от грузовика на 15 м, то не слишком ли мала эта дистанция и мог ли повлиять неправильный выбор дистанции на исход?

Единственное требование к дистанции в ПДД по этому поводу: водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения (п. 9.10).

Итак, достаточна ли была выбранная
Касаровым дистанция, чтобы избежать попутного столкновения с фургоном в случае его торможения? Исходные данные для расчета безопасной дистанции таковы:

l время реакции водителя при следовании за лидером 0,3 секунды (в данном случае меньше, чем при неожиданном появлении пешехода на полосе движения автомобиля);

l установившееся замедление грузового автомобиля-фургона при торможении 4 м/с за секунду;

l добавочная безопасная дистанция между автомобилями в случае их остановки – 1 м.

Результат расчета: безопасная дистанция между грузовиком-фургоном и легковой машиной в условиях ДТП – 5 м.

Значит, и по этому пункту нельзя обвинить Сергея Касарова. Получается, что этот водитель ехал, не превышая разрешенную скорость, выбрал безопасную дистанцию, при возникновении опасности затормозил, т.е. действовал в соответствии с пунктами ПДД, которые применимы к рассматриваемой ситуации, а человека на пешеходном переходе (!) едва не угробил. Ерунда какая-то получается. Что-то похожее на бормотание следователя в фильме «Берегись автомобиля» в исполнении Олега Ефремова, показания которого не столько помогли судьям, сколько сбили их с толку: подсудимый безусловно виноват, но он… не виноват!

Кто виноват в наезде на пешехода, если не Касаров?

Часть вины лежит на самой пострадавшей. Перед тем как переходить проезжую часть, она должна была убедиться, что ее затея не станет опасной для нее самой (п. 4.5 Правил дорожного движения) и ей не придется останавливаться, не дойдя 10 м до середины проезжей части (до линии разметки, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений). Времени на переход хотя бы половины проезжей части ей не хватило, и она остановилась. Правилами движения такая остановка запрещена (п. 4.6): «Выйдя на проезжую часть, пешеходы не должны задерживаться или останавливаться, если это не связано с обеспечением безопасности движения. Пешеходы, не успевшие закончить переход, должны остановиться на линии, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Продолжать переход можно лишь убедившись в безопасности дальнейшего движения и с учетом сигнала светофора (регулировщика)».

Когда она остановилась, до грузовика было 100 м, а до «Жигулей» – 121,5. Согласно расчетам, она успела бы дойти до середины проезжей части, пока пара этих автомобилей приближалась к пешеходному переходу. Успела бы, если бы на дороге в этот момент находились она сама, фургон и «Жигули». Но дело-то было вечером, машин на дороге было столько, что опытный водитель Касаров предпочел за благо спокойно ехать за фургоном, а не рыскать из ряда в ряд, отвоевывая метр за метром у соседей.

Женщине помешали автомобили, которые раньше Касарова и раньше фургона домчались до места назревающего ДТП. Как стая волков они проносились мимо растерявшейся дамы, не давая ей идти ни вперед, ни назад. Тем самым они нарушили п. 14.1 ПДД «Водитель транспортного средства обязан уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу».

Им бы притормозить, подождать, пока женщина не закончит переход, и ехать дальше. Но, по всей видимости, никто из подобных любителей быстрой езды не читал «Золотого теленка». Ну ладно, пусть никого не любят, но в правила движения иногда заглядывать все-таки надо. Может быть, и задумается кто-то над тем, что сухие формулировки этого документа отражают реальные дорожные ситуации, и слишком часто пренебрежение простыми правилами укорачивает чью-то жизнь.

Комментировать ... >>
Loading...