<<< Назад

Погибшим оплатим похороны

С. Волчков

Законодательство России таково, что делает «железо» дороже человеческой жизни. Это стало ясно на слушаниях по ОСАГО, которые прошли в Совете Федерации. Руководствуясь законодательством, страховые компании оплачивают родственникам погибших в авариях лишь расходы на похороны, а пострадавшим часто отказывают в возмещении стоимости лечения. При этом расходы на ремонт автомобилей возмещают практически полностью. Так что громкие заявления о социальной направленности Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, звучавшие во время обсуждения необходимости введения этого закона, на этом фоне выглядят бледно.

Что в первую очередь не нравится большинству водителей в обязательном страховании гражданской ответственности? Конечно, цена страхового полиса! Эта позиция наводит на еще более мрачные мысли, нежели просто жалость к бесцельно потраченной сотне другой долларов, когда в прессе появляются сообщения о финансовой стороне ОСАГО: страховщики собрали чуть ли не на порядок больше денег по сравнению с тем, что выплатили пострадавшим в авариях. В душе поднимается справедливый протест против того, что всю страну опять «надули»! Значительно меньше людей, но тоже уже не мало, попробовали на себе «сервис» страховых компаний, будучи в роли получателей денег. Подробно останавливаться на этом не стану. Вероятно, среди знакомых каждого автолюбителя уже есть приятель, который пробовал получить страховое возмещение и может все рассказать в подробностях и не выбирая выражения, что необходимо делать для печатного издания. Еще меньше людей попытались получить возмещение вреда здоровью и были просто шокированы тем, как страховщики оценивают этот вред, особенно в крайнем его проявлении – смерти пострадавшего.

В конце прошлого года сенаторы, авторы всего этого «счастья» для народа, решили подробно разобраться в происходящем и собрали слушания в Совете Федерации. Для подробного освещения всех сторон проблемы пригласили главных действующих лиц: руководителя федеральной службы страхового надзора, представителей страховщиков и общественных деятелей.

Если говорить коротко, то глава ФССН Илья Ломакин-Румянцев не оставил камня на камне в законе об ОСАГО и вообще в законодательстве, касающемся применения закона о страховании гражданской ответственности. Он, как человек, которому вся страна пишет жалобы на действия страховых компаний, прекрасно осведомлен о неприятностях, которые вольно или невольно причиняют страховщики пострадавшим в ДТП. На слушаниях он назвал все перечисленное: высокую стоимость полиса, ущемление интересов выгодоприобретателей, мягко говоря, нелогичную оценку ущерба жизни и здоровью и много других моментов менее известных широкой общественности. Правда, из его выступления следовало вовсе не то, что страховщики жадные, бессердечные люди, которые спят и видят, как нажиться на чужой беде. Напротив, они вполне законопослушные граждане: действуют строго по российским законам. Беда в том, что сами законы не отличаются совершенством.

Для подтверждения этой мысли он привел несколько примеров. Как известно, страховое возмещение поделено законодателями на две неравные части: 160 и 240 тыс. руб. Первая идет на возмещение имущественного ущерба, вторая – на здоровье потерпевших. Илья Ломакин-Румянцев заявил на слушаниях, что убыточность по «железу» уже сегодня часто превышает 100%, в то время, как по здоровью остается в пределах нескольких процентов. Законодательство обязывает страховые компании возмещать ущерб на лечение лишь в том случае, когда пострадавший не имел возможности обратиться в бесплатное медицинское учреждение. Подавляющее большинство больниц в нашей стране государственные, следовательно – бесплатные. У страховщиков всегда есть возможность заявить, что пострадавший имел возможность поправить здоровье без материальных затрат.

Когда здоровье поправлять поздно – человек в ДТП погиб, то, опять же в соответствии с законодательством, возмещению подлежат лишь ритуальные услуги. Это 12 тыс. руб., а вовсе не 240 тыс., как заложено в ОСАГО.

Это, пожалуй, самый вопиющий пример разницы между громкими словами о социальной значимости закона, заботе о людях, других громких заявлениях и тем, что происходит в жизни. Другие примеры не столь яркие, но тоже достойны упоминания.

Закон об ОСАГО ввел в нашу жизнь понятие «внутренняя территория предприятия». Если на ней происходит авария, то она не является страховым случаем. В законе это написано однозначно. Плохо то, что его авторы не взяли на себя труд объяснить гражданам и страховым компаниям, что же это за территория такая? По словам главы ФССН, этот термин не встречается больше ни в одном законе, действующем на территории страны. Определения ему нет.

Руководствуясь здравым смыслом, можно заключить, что под это понятие попадают некие огороженные участки земли, куда просто так не попадешь. На первый взгляд все логично, но если вдуматься, то под него попадают, например, парковки. Аварии на них совсем не редкость, но по закону они не являются страховыми случаями. За воротами – да, внутри, в точно такой же ситуации, – нет. Почему так, непонятно.

Возмещение ущерба по «железу», как уже было сказано, идет не всегда гладко и вот почему. Закон установил срок (15 дней), в течение которого пострадавший должен получить от страховой компании виновного в аварии возмещение. В перечне документов, которые необходимы страховой компании, фигурирует заявление от виновника ДТП (клиента компании). Писать это заявление ему никакого интереса нет. Впрочем, даже если он и хочет его написать, часто этому мешают объективные обстоятельства: командировки, человек может попасть в больницу после аварии и т.д. В самом неудачном варианте, он может просто погибнуть в столкновении или умереть от полученных ран. Заявления он не напишет никогда! Таким образом, у страховой компании не просто появляется повод не платить возмещение, а законодательно утвержденная обязанность ждать заявления.

Г-н Ломакин-Румянцев отметил, что потерпевший у нас в стране изначально поставлен в невыгодные условия. Он для страховой компании никто. Денег он ей не приносил и в дальнейшем вряд ли принесет. Повышать качество его обслуживания у страховой компании нет никакого резона.

Есть еще множество разнообразных технических нюансов, которые портят жизнь клиентам страховых компаний и самим страховщикам. Так, руководитель Федеральной службы страхового надзора озвучил на слушаниях и предложил начать менять законодательство. Что менять – ясно. Очевидно и то, что надо получить в результате. Для нормального возмещения вреда жизни и здоровью необходимо серьезно переработать законы, действующие в сфере медицины. Это, с одной стороны, сделает поведение страховых компаний более логичным с точки зрения граждан: они начнут платить за лечение и сразу выдавать положенные 240 тыс. руб. родственникам погибших. Кстати, это благоприятно скажется на медицинских учреждениях, которые будут стремиться получить таких «страховых» больных на лечение. С другой, сделает убыточность по этой части обязательного страхования нормальной.

– Цена решению платить по полной ставке в случае смерти пострадавшего чрезвычайно высока, минимум 10 млрд. руб. если речь идет об умерших в течение 3 дней после аварии. Оценить размер выплат, когда речь пойдет о погибших в течение недели, невозможно. Нет статистики, – заявил на слушаниях Илья Ломакин-Румянцев. – Но делать это нужно! Общество это поддержит.

Для решения проблемы невыгодного положения пострадавшего в аварии, глава ФССН предложил механизм, разработанный в европейских странах. Так называемый «европейский протокол». Он предполагает поход пострадавшего не в чужую компанию, а в свою. Там оценивают ущерб, выплачивают деньги и дальше компании разбираются между собой. В конечном счёте ущерб возмещает страховая компания виновного, только у клиента появляется возможность «проголосовать ногами» когда он недоволен обслуживанием: возникнет подозрение, что выплаты намеренно затягивают или занижают.

Срок появления «европейского протокола» у нас в стране Илья Ломакин-Румянцев обозначил так: «оптимистический прогноз – 3 года, 5 лет – нормальный».

Под конец своего выступления Илья Ломакин-Румянцев высказал свое мнение по самому спорному моменту всего закона об ОСАГО: размере страховой премии. По его оценке в данном случае имеет место удачная случайность – стоимость страхового полиса определили практически без ошибки. Это если смотреть вообще. Когда вникаешь в частности, становятся очевидными некоторые промахи. Самой неправильно оцененной частью автомобилей оказались внедорожники в Москве. Страховые выплаты по ним намного меньше, нежели предполагалось при разработке закона. В столице вообще перестарались с размером страховой премии для автомобилей, у которых двигатель мощнее 100 л.с. В то же время недостаточно денег берут в небольших городах, с численностью населения до 50 тыс. Следовало бы поднять размер страховой премии для городских автобусов и такси.

Если говорить о тарифах вообще, г-н Ломакин-Румянцев предложил два решения проблемы: установить низкую цену за низкое качество, которое имеет место, или повышать качество. Если парламентарии предпочтут первый путь, «мы никогда не наведем порядка в урегулировании убытков и не решим других очевидных проблем: навсегда останутся очереди, которые со временем будут только расти, как и недовольство людей», заявил глава ФССН. Второй путь предполагает кропотливую работу по улучшению закона, установлению выверенных тарифов на страхование разных автомобилей в разных регионах страны и т.д.

Надо отдать должное страховому сообществу. В меру сил страховщики пытаются изменить существующие механизмы закона и убрать, или хотя бы смягчить, известные проколы его авторов. Заместитель исполнительного директора РСА Андрей Батуркин поделился с участниками слушаний информацией о работе союза над новыми механизмами оценки вреда жизни и здоровью, которую РСА ведет со специалистами в этой области. Работают они и над разъяснением для своих членов загадочного термина «внутренняя территория предприятия». Однако глобальные изменения, которые ждут все автомобилисты в стране, под силу лишь законодателям. Обратят ли наши избранники свои взоры в эту сторону или все останется неизменным еще долго, можно лишь гадать.

На слушаниях прозвучало два мнения. Первое – члена комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности Владимира Федорова. Он с сожалением отметил, что поправки в закон, предложенные Государственной Думе всем Советом Федерации, уже год пылятся там без внимания парламентариев. Второе высказал председатель подкомитета по законодательству о финансовых институтах, фондовом рынке и страхованию комитета Государственной Думы по бюджету, налогам, банкам и финансам Владимир Тарачев. Он отметил, что силы, которые стоят за законом, настаивают на том, что сегодня его менять рано, несмотря на очевидные проколы: надо подождать года два-три, собрать статистику и т.д.

Опираясь на их слова, можно сделать вывод, что закон долго останется неизменным. К тому же объективной статистики, на сборе которой настаивают «силы, стоящие за законом», скорее всего, так и не появится. На слушаниях вспомнили, что до сих пор не создана единая информационная система обмена информацией между всеми участниками процесса реализации закона об ОСАГО. Правительство, за которым тоже немало долгов по этому закону, в том числе постановление о создании информационной системы, работает в этом направлении крайне вяло. Вышло лишь одно распоряжение из целого набора необходимых документов: о скидке для инвалидов, получивших машины через собесы.

Комментировать ... >>
Loading...