<<< Назад

Частная инициатива государственного значения

В. Волчков

В рамках Федеральной целевой программы «Модернизация транспортной системы России», утвержденной Постановлением Правительства РФ №848 от 5.12.2001, на части федеральных дорог России функционирует Информационная система обнаружения ДТП и ЧС и вызова помощи к пострадавшим. Сообщения от участников движения принимают более 200 диспетчерских пунктов.

В Московской области работают три региональных информационно-диспетчерских центра (западное, южное, северное направления) и 50 диспетчерских пунктов, принимающих информацию в гражданском диапазоне радиочастот (27 МГц) и передающих ее в ГАИ, МЧС, «Скорую медицинскую помощь», службу спасения и другие службы экстренного реагирования.

Размышления на раскаленном асфальте

На полпути с подмосковной дачи мой автомобиль встал и по всем признакам продолжать движение своим ходом дальше явно не хотел. От буксировки на «длинном зажигании» пришлось отказаться. Произошло что-то неприятное с коробкой передач, и она не только принималась противно скрежетать, но и оказывала яростное физическое сопротивление малейшей попытке сдвинуть автомобиль с места. Требовался эвакуатор.

В сложившихся обстоятельствах надо было найти ответ на два вопроса: куда позвонить и откуда? На первый из них ответ нашелся в багажнике в виде газеты «Из рук в руки», купленной накануне. Несколько фирм предлагали услуги эвакуатора с частичной или полной погрузкой объекта эвакуации. Со вторым было сложнее. До ближайшего населенного пункта оставалось около 5 км, а деньги «на проезд» лежали «на блюдечке с голубой каемочкой» в той самой квартире, куда я стремился поскорее попасть.

Пешая ходьба по раскаленной автомобильной дороге располагает к философским размышлениям. Вот и я, прогуливаясь по Киевскому шоссе в районе поселка Селятино, вспомнил недавнее посещение офиса службы «КРИК» недалеко от Московского зоопарка.

Полное название службы «Криминальный (радио) информационный канал». Несмотря на суровое название, не все сообщения, переданные диспетчеру, носили криминальный характер. Владельцы радиостанций использовали возможности мобильной радиосвязи для переговоров с семьей, деловых посланий. Сотовые телефоны к середине 90-х годов не получили еще такого широкого распространения, как сегодня. Лишь весьма состоятельные граждане могли позволить себе эту дорогую «игрушку». А потребность связаться с деловыми партнерами, соседями, родственниками и сообщить им что-то важное есть всегда. Тем более, когда имеешь дело с автомобилями, дорожным движением и другими сферами человеческой деятельности, где полно транспортных и других средств повышенной опасности. Недаром сказано: дорога полна неожиданностей. Но сказано также, что «хорошая мысля приходит опосля». В общем, комментарии по этому поводу приводить нет необходимости.

До телефона было еще идти и идти, так что воспоминания продолжились. Надо признать, что энтузиасты не только сумели довести до реализации великолепную идею, но и смогли придумать удачное название, аббревиатура которого сложилась в простое и выразительное русское слово «КРИК». Кричим мы, когда хотим или вынуждены привлечь внимание, попросить помощи, предупредить об опасности. Запомнилось, например, вот такое сообщение корреспондента «КРИКа»: «Нахожусь на площади Индиры Ганди. Здесь ДТП. Пострадавших не видно. Помятые машины тормозят движение. Скоро будет «пробка».

Это были годы, когда Москва начала догонять автомобилизированные страны по количеству автомобильных «пробок» на душу населения. Поэтому вскоре некоторые FM-радиостанции стали информировать своих слушателей о загруженности городских магистралей, ссылаясь при этом на сообщения службы «КРИК».

Не знаю, как другим, а мне эта информация не помогала. Во-первых, радио сообщало, как правило, о пробках, которые возникали в других частях города. Во-вторых, и это обстоятельство в данном случае важнее, – Москву в то время я знал как пользователь подземного транспорта. (Автомобилисты, особенно таксисты, знают ее по-другому.) Пока сообразишь, где та улица, которую диктор назвал первой, и попаду ли я на нее в ближайшее время, блок сообщений о ситуации на других дорогах уже прозвучал. Так что, ехать все равно приходилось вслепую. Владельцы же радиостанций могли пообщаться не только с диспетчером, но и между собой. Вот они выбирали маршрут с ясным представлением о дорожной ситуации.

После первого (оно же последнее) посещения службы «КРИК» радиостанцию так называемого гражданского диапазона (27 МГц) я не купил. Казалось, что с длиннющей антенной, которая выдает присутствие на борту этого радиотехнического устройства, мой «Запорожец» не будет выглядеть элегантнее, чем прежде. К тому же автомобиль ночевал под окнами. И хотя относительно невелика цена радиостанции ($80–100), очень не хотелось привлекать излишнее внимание, тем более, что в то время автомобилисты даже щетки стеклоочистителей снимали на ночь, чтобы утром не ломать голову, где достать новые.

Эпопея с поиском телефона, вызовом эвакуатора, транспортировкой неисправного автомобиля заняла часов семь или восемь. Если бы под рукой была радиостанция, все закончилось бы намного быстрее, даже притом, что поломка случилась вне зоны действия московского диспетчерского центра (около 30 км). Наверняка зов о помощи услышал бы другой радиофицированный автомобилист, который и передал бы информацию дальше.

Позднее я обзавелся сотовым телефоном и думал, что подобные проблемы мне больше не грозят. Недавняя беседа с активным сторонником радиосвязи из подмосковного Сергиева Посада дала серьезные основания усомниться в этом.

Новый виток спирали

Игорь Витальевич Самойленко, генеральный директор частной фирмы «Бинар – Служба спасения», является координатором федеральной программы по безопасности дорожного движения в городах северной части Московской области (Королев, Пушкино, Софрино, Сергиев Посад, Талдом, Дубна, Дмитров, Клин, Солнечногорск).

Со школьных лет увлекается радиоспортом. Не очень, правда, активно. Виной тому легкая атлетика (прыжки в высоту). Готовился к Московской олимпиаде, однако принять в ней участие не довелось. Травма. Кстати, на радиосеансы (преимущественно ночные) время выкраивал, когда из-за травм прекращались активные дневные тренировки.

В СССР и других странах у Самойленко много знакомых по радиоэфиру. Одна из «эфирных» собеседниц 30-летней давности – Людмила Кривошеева. Очень приятный голос. Попросила она как-то помочь раздобыть другой микрофон. Когда Игорь с микрофоном оказался у нее дома, был поражен: женщина не имела ни ног, ни рук. Позднее радиолюбители подарили ей радиостанцию, управлять которой можно при помощи команд, подаваемых голосом. До этого она каким-то образом умудрялась переключать тумблеры.

Важная деталь: новую радиостанцию не продали, а подарили. Микрофон тоже был подарен. Именно так относились радиолюбители друг к другу. Считалось дурным тоном брать деньги с того, кому помогаешь. И с этим настроем они со временем пересели в автомобили, поставили в них радиостанции и продолжили общаться в том же духе!

Самойленко говорит: «По мобильному телефону вас слышит только один собеседник, а в эфире – все, у кого радиостанция настроена на этот канал. Представьте, вы попали в беду или видите, что это случилось с кем-то рядом. Надо сообщить, попросить помощи. Сотовый телефон не работает (даже в Москве есть зоны, где это случается). Аккумулятор пробит или разряжен. Радиус действия радиостанции (а она у вас есть) заметно сократился. Все равно кто-нибудь вас услышит и передаст информацию дальше».

В разговоре выяснился еще один недостаток сотового телефона. Если его владелец находится в другом районе, области, то звонить все равно будет по месту «приписки». В случае с поломкой коробки передач я бы звонил в Москву, не зная, как связаться с местными аналогичными службами. Вполне возможно, что эвакуатор мог оказаться поблизости, а я ждал два или три часа, пока он выполнит предыдущий заказ, а потом доберется до меня.

В Сергиевом Посаде сегодня работают 400 радиофицированных такси. В эфире таксисты общаются с диспетчером (помогает в работе), друг с другом. Трудно сказать, до какой степени они восприняли правила прежних рыцарей радиоэфира, но в том, что они готовы помочь в беде, им не откажешь. Игорь Витальевич рассказал, что однажды диспетчерская фирмы «Бинар» приняла сообщение из милиции: угнана «девятка». Тут же передали эту информацию в эфир и позвонили в диспетчерскую такси, чтобы там продублировали сообщение по своей радиостанции. Прошло не более получаса, и таксисты обнаружили машину. Блокировали. Угонщик выскочил и убежал. Машину возвратили владельцу.

«Газель» с набором профессионального оборудования для спасательных работ стоит $25 тыс. С молотком и зубилом человека, зажатого в покореженном автомобиле, не высвободишь. Действовать же надо решительно и быстро. Не минуты даже, а секунды решают иногда – быть человеку, попавшему в беду, живым или не быть. Вот только два примера из тех, что рассказал Игорь Витальевич.

Приехали на место происшествия. Два пострадавших. Один сидит на каком-то ков-рике, другой зажат в автомобиле. Подошли к автомобилю, а тот, на коврике уже упал, и все. Меньше минуты видели его живым.

В деревне Голыгино (Ярославское шоссе) дорога уходит вправо. Там был невысокий бордюр. В темноте водители, перескакивали через это препятствие и оказывались в речке. При очередном бедствии спасатели примчались туда зимой. Бросились в воду, вытащили одного из неудачников. Казалось, не выживет. Через год сам «не жилец» благодарил своих спасителей. Разузнал, как все было, и не поленился сказать огромное спасибо. Приятно.

Между прочим, бордюр тот, по настоятельному требованию спасателей, приподняли. Падения в реку прекратились.

За 2,5 года выездной работы на счету сергиевопосадских спасателей 140 человеческих жизней. Часто приходилось иметь дело с животными – собаками, лошадями, лосями, даже верблюд стал однажды клиентом службы спасения. Вместе с другими энтузиастами района организовали Фонд защиты животных «Верность».

Тем не менее, выезды бригады спасателей пришлось прекратить. Служба спасения заработков не приносит, а расходы большие. Не хватает денег на зарплату спасателей, оборудование, инструмент и все остальное, без чего невозможно оказать помощь. Участие в федеральной программе дает 3 тыс. руб. в месяц на диспетчерский пункт, на каждом из которых посменно дежурят четыре диспетчера. Но работа по организации профессиональной системы спасения продолжается. Фирма стала соучредителем Международной Конфедерации Служб Спасения. Разработана концепция общественной системы безопасности и спасения. Самойленко убежден, что информационные службы должны находиться под одной государственной «крышей» или быть равноправными партнерами в решении общей задачи с другими аварийными службами. Человеку, попавшему в беду, важно быть уверенным, что его зов о помощи не только услышат, но и сделают все необходимое чтобы помочь.


Комментировать ... >>
firn2005@rambler.ru
(18.03.07)
Даёшь Си-Би радиосвязь народу без всяких лицензий как в ШТАТАХ !!!!
Ваня
(29.10.06)
ДЕВУШКА Красивая
Loading...