<<< Назад

Соломоново решение

В. Волчков

Широкий разделительный газон, две полосы для каждого направления. Какие могут быть встречные столкновения? Увы. Недаром говорят, что дорога полна неожиданностей. «Волга» и «девятка» на полном ходу угодили друг дружке в лоб. Две покореженные машины, погиб человек.

Кто виноват?

Правила дорожного движения не допускают иных действий при возникновении опасности, кроме торможения. О том, чтобы искать спасения на половине проезжей части, предназначенной для встречного движения, даже речи быть не может. Руководствуясь этими соображениями, резонно было бы предъявить претензии водителю «Волги». Он оказался на встречной проезжей части. Его маневр стал роковым.

В данном случае было принято иное решение. Во многом его определили неразумные поступки третьего водителя, который, в конце концов, и стал «козлом отпущения».

Когда на место ДТП приехали сотрудники ДПС, поперек проезжей части стоял автопоезд. Его передние колеса находились на разделительной полосе, а задние – вблизи правой границы проезжей части. Водитель отсутствовал. Впоследствии выяснилось, что он испугался и сбежал. А через три дня сам пришел в милицию.

С помощью свидетелей (пассажиров «Волги») возникла следующая версия случившегося. «Волга» шла со скоростью 60 км/ч. Борт фургона они сумели разглядеть, когда до него оставалось не более 30 м. Внешние световые приборы на автопоезде были выключены. Водитель затормозил. Машину занесло. Задним правым крылом она ударилась о переднее колесо тягача. Поскольку тот продолжал движение, вращающееся колесо вытолкнуло «Волгу» на встречную полосу дороги.

Водитель «Самары» и его пассажир не могли ничего добавить к тому, что рассказали пассажиры «Волги» – с места происшествия их увезла «скорая».

С первых шагов происшествие расследовали, имея в виду, что виной всему неправомерные действия водителя автопоезда. Разворот он начал там, где запрещено. Не пропустил попутную «Волгу». Несмотря на темное время суток, двигался с выключенными внешними световыми приборами.

Информацию в пользу нарушителя оставили без внимания. В частности, такие важные обстоятельства, как видимость дороги и автопоезда в ближнем свете фар «Волги». Попади эти данные в материалы дела, расчетным путем можно было бы выяснить: не превысил ли ее водитель скорость, допустимую по условиям видимости. Возможно, удалось бы доказать, что, имея техническую возможность остановиться, он при возникновении опасности для движения не предпринял необходимых мер, а вместо этого оказался на встречной полосе, хотя должен был тормозить, как того требуют Правила дорожного движения.

Еще в больнице водитель «девятки» рассказал, что видел, как грузовик с включенными фарами отъехал от правой обочины и начал разворот. Поэтому сбросил скорость, а когда увидел, что грузовик ему не мешает, перевел взгляд вперед. И тут же его «ослепили» встречные фары.

Потом он изменил показания. Стал говорить, что увидел тягач не за 100, а за 30 м. Противоречия объяснил просто: в тот день, когда говорил о сотне метрах, был очень плох – сотрясение мозга.

Каждый участник ДТП изложил версию, выгодную для себя. Раскопать правду должен был следователь. Однако не сумел или не захотел.

В ходе расследования эксперту-автотехнику был задан единственный вопрос: каков остановочный путь «Волги» с четырьмя пассажирами при скорости 60 км/ч? Получив ответ 58 м, следователь вполне удовлетворился. Эта цифра почти в 2 раза превышала расстояние, с которого, как утверждал водитель легкового автомобиля, он увидел препятствие. Значит, не имел технической возможности избежать ДТП, решил следователь.

На суде всплыли недоработки следствия. Адвокат постарался. Участники процесса отчетливо осознали: обвинение основано лишь на свидетельских показаниях. Существенные обстоятельства оставлены без должного внимания. Несправедливое решение суда могло вызвать претензии участников дела.

Судья тянул с решением. Он прекрасно понимал, какие могут быть последствия, если он ошибется, поэтому хотел, чтобы стороны четко заявили, чего хотят. Владельцы разбитых машин требовали материальную компенсацию. Подсудимый был готов заплатить (родственники собрали необходимую сумму) и выйти на свободу. Полгода в следственном изоляторе ему хватило с избытком.

Когда деньги были выплачены и на стол суда легли расписки в том, что никто не имеет материальных претензий, судья объявил приговор: 4 года лишения свободы... условно.

Комментировать ... >>
Loading...