<<< Назад

Переход на «новые рельсы» не за горами

С. Волчков

В прошлом году представители РСА побывали во многих странах Европы, где знакомились с механизмом работы прямого урегулирования убытков и упрощенного оформления ДТП (европейским протоколом). Среди стран, где они были, стоит отметить Германию и Францию. Первая, несмотря на многолетний опыт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, прямого урегулирования убытков так и не ввела. Возможно, оно появится позже, но пока вся система обязательного страхования работает, как в России. А Франция стала страной, где эти механизмы придумали и начали использовать без малого 50 лет назад – в 1958 году. Позже по этому пути пошли в Португалии, Испании, Италии, Бельгии, Греции и других странах. Руководство России не хочет отставать от европейских тенденций. Правда, для перехода на «новые рельсы» предстоит еще очень много сделать, о чем мне поведал начальник проекта европейского протокола Российского союза автостраховщиков Андрей Юрьев.

Андрей Юрьев

С. В.: Почему немцы все же не ввели у себя прямое урегулирование убытков?

А. Ю.: Они посчитали, что с точки зрения экономики это окажется не столь выгодно. Их вполне устраивает нынешняя ситуация. Она, кстати, очень похожа на нашу: полиция оформляет все ДТП, потерпевший идет в компанию виновника. И очень много судебных заседаний, на радость адвокатам. По совокупности всех факторов они решили не вводить эти механизмы.

С. В.: Тогда почему же французы все-таки выбрали прямое урегулирование? Какие в этом деле плюсы, кроме того, что человек идет в свою страховую компанию?

А. Ю.:

Первый плюс – еще на этапе заключения договора клиент предоставляет своему страховщику всю информацию, которая сразу попадает в базу данных. Соответственно проверять человека, его автомобиль и того, кто им управлял (был ли он допущен к управлению или нет), необходимости нет. это сразу известно. Кроме того, компания заинтересована максимально удовлетворить своего клиента. Это все позволяет заметно сократить сроки рассмотрения каждого конкретного случая.

Еще один момент – если компания быстро и хорошо обслуживает клиентов, то она становится привлекательной, и в нее начинают переходить люди из других страховых компаний.

Из макроэкономических плюсов – при введении европротокола (т. е. оформления ДТП без участия сотрудников ГИБДД) значительно сокращается время оформления аварии. Это актуально и для тех, кто решил сам все оформить, и для остальных, потому как сотрудники автоинспекции не очень загружены.

В свое время во Франции сотрудников полиции тоже приходилось ждать по три-четыре часа. Это вело к серьезным пробкам, мешало людям добраться в нужное место.

Еще из плюсов. Так как один страховщик начинал платить за другого, между компаниями установились доверительные отношения. Работает единая методика урегулирования убытков.

Сегодня в системе клиринговых расчетов (расчетов между страховыми компаниями. – прим. ред.), которая существует во Франции, чтобы выставить требование о возмещении страховой выплаты, достаточно представить номер страхового полиса, дату аварии, данные участников ДТП. Все это в электронном виде.

Были в этом деле и минусы. Один из главных – как определить без полиции, кто виноват в аварии? Во Франции разработали типовые схемы – шкалы ответственности участников ДТП – «баремы». Сначала они служили для того, чтобы определить, кто виноват в конкретном ДТП.

Сейчас есть 51 барема. Они покрывают 90% всех возможных столкновений. Правда, сегодня они уже не используются для определения виновности водителя. Это делают страховые компании исходя из той информации, которую предоставили участники аварии. Сами водители должны максимально точно и подробно описать обстоятельства происшествия.

В момент обращения в страховую компанию оба участника находятся в одинаковых условиях. Потом компании определяют, кто виноват. Причем делают они это, руководствуясь нормами гражданского законодательства, что особенно важно для ситуации, когда виновный не согласен с решением и идет доказывать свою правоту в суд. Суд рассматривает не какие-то абстрактные «типовые схемы», а нарушение законов, коли таковое имело место.

Хочу добавить, что появление барем очень расстроило адвокатов, так как в суды стали обращаться значительно реже.

Для введения прямого урегулирования убытков во Франции создали единый клиринговый центр, через который проходят все расчеты между страховыми компаниями. Дело в том, что банки за перевод любой суммы со счета на счет берут плату. Пусть она невелика, но, учитывая количество переводов между страховыми компаниями, которых на этом рынке во Франции 110, а страховых случаев почти 2,2 млн. (это существенно больше, чем у нас), сумма получается внушительная. Такой порядок мог существенно повысить расходы на обязательное страхование и отразиться на стоимости каждого страхового полиса. Чтобы минимизировать влияние этих потерь, французы и создали центр. Раз в месяц подводят баланс, определяют, кто кому сколько должен, и рассчитываются со всеми страховыми компаниями.

Кстати, создание центра способствовало появлению единой базы ДТП, которая помогла бороться со страховыми мошенничествами. Когда клиент получил деньги в одной страховой компании и хочет получить возмещение еще в одной по тому же ДТП, центр его сразу вычисляет.

Постепенно сложилась когорта государственных экспертов-техников, данные о которых занесены в государственный реестр. Чтобы попасть в него, надо иметь среднее образование (минимум), пять лет отработать в сфере экспертизы, потом еще два года стажером у действующего эксперта и сдать серьезные экзамены. После этого министерство образования Франции выдает диплом, который позволяет начать самостоятельную работу в качестве эксперта, который оценивает автомобили для страховых компаний. Сегодня во всей Франции порядка 2500 экспертов. Кроме того, что эксперты должны правильно оценить ущерб автомобиля, на них лежит основная работа по выявлению мошенничеств. Во время посещения ассоциации экспертов-техников местные специалисты поделились с нами статистикой: примерно на 100 экспертиз выявляется один случай мошенничества.

С. В.: Что нам предстоит сделать, чтобы внедрить в стране прямое урегулирование убытков? Какие сложности есть на нашем рынке? И вообще, стоит ли ее вводить, по вашему мнению?

А. Ю.:

Вводить однозначно стоит. Если посмотреть закон об ОСАГО, то, если не ошибаюсь, во второй статье сказано, что один из главных принципов закона – обязательность возмещения вреда потерпевшим. Другими словами, закон социальный. Если государство сейчас позволило страховым компаниям заниматься этим бизнесом и гарантировало возмещение вреда, то оно должно заботиться о том, чтобы люди это возмещение получили. Чем быстрее и качественнее эта процедура пройдет, тем лучше.

Если человек пришел и застраховал ответственность в одной компании, причем нужно понимать, что он проголосовал ногами и деньгами за понравившуюся компанию, то почему он должен идти в другую компанию за возмещением? В своей компании он уверен, другая для него чужая. И он ей чужой. Поэтому вводить прямое урегулирование нужно однозначно. Но чтобы оно заработало, этот механизм в первую очередь надо узаконить. Предстоит изменить как сам закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности транспортных средств», так и другие нормативные акты. В частности, Налоговый кодекс РФ. Дело в том, что по действующему законодательству страховая выплата, полученная от прямого страховщика, таковой не считается. Она облагается налогом. Взаиморасчеты между страховыми компаниями тоже сегодня облагаются налогом. Это необходимо изменить.

У нас до сих пор нет единой методики оценки поврежденных автомобилей. Должен отметить, что сейчас Министерство транспорта Российской Федерации почти закончило работу над данной методикой. Но пока в России действуют так называемые РД, т. е. руководящие документы, созданные специалистами НАМИ много лет назад. Методик несколько. Беда в том, что при оценке одного и того же поврежденного автомобиля по разным методикам результат получается разным. Причем разница может быть большая.

Обязательно должен быть создан единый информационный центр. Он нужен не только для расчетов между страховщиками, но и для выявления различного рода мошенничеств.

С. В.: Центр этот почти готов?

А. Ю.:

Нет, подобного центра пока нет. Сейчас в РСА ведется работа по созданию автоматизированной информационной системы по полноценному информационному взаимодействию страхового сообщества с органами исполнительной власти. В рамках этой системы на данном этапе уже ведется учет бланков полисов ОСАГО.

Информационно-расчетный центр – это более узкое и специализированное направление. Он предназначен для обмена информацией при прямом возмещении убытков.

Предстоит также разработать механизм определения виновности участников ДТП. Вопрос этот пока открыт. На сегодняшний день создание типовых схем видится как приоритетное
направление.

С. В.: У нас предполагается некая сумма, которая станет предельной для прямого урегулирования убытков?

А. Ю.:

Строго говоря, ограничения действуют не в прямом урегулировании убытков, а в упрощенном оформлении аварий, т. е. в европейском протоколе. Это разные механизмы, которые никак между собой не связаны и вполне могут работать независимо друг от друга.

Законопроект Министерства финансов РФ предполагает, что оформить аварию без инспектора ГИБДД можно лишь тогда, когда в аварии участвует не более 2 автомобилей и гражданская ответственность обоих застрахована, предположительная сумма ущерба не превышает 25 тыс. руб. (это чуть больше, чем средняя вы-
плата по ОСАГО – 23,5 тыс. руб.) и оба участника с этим согласны. между ними не должно возникать разногласий относительно обстоятельств аварии, ущерб касается только «железа» – вреда жизни и здоровью быть не должно.

Еще раз хочу подчеркнуть: прямое урегулирование и европейский протокол – совершенно разные механизмы. Даже законопроект предполагает их введение в разное время. Прямое возмещение может начаться уже 1 июля 2008 года, а упрощенный механизм оформления аварий – 1 декабря 2008 года. Это вполне логично, потому как упрощенное оформление аварий требует значительно больше усилий для разработки механизмов защиты от мошенников.

С. В.: Как человеку на месте определить сумму ущерба?

А. Ю.:

Лично я не рискну воспользоваться европейским протоколом, не будучи абсолютно уверенным, что у меня убыток меньше 25 тыс. руб. Поэтому, если возникают сомнения, зовите ГИБДД и оформляйте все обычным порядком. Дело в том, что если вы ошибетесь на месте, то максимум, на который можно будет потом рассчитывать, – 25 тыс. руб., что бы потом ни произошло.

Комментировать ... >>
Loading...