<<< Назад

Под двойной личиной

В. Васильев

Многие думают, что автомобиль не был рожден солдатом как, например, танк. Его, если так можно выразиться, призвали на военную службу. Однако это не так. Чтобы убедиться в этом, достаточно сделать небольшой исторический экскурс. Начнем с того, что создатель первой самодвижущейся машины с паровым двигателем французский артиллерийский офицер Николя Жозеф Кюньо с самого начала работал по заданию военного министра Франции герцога де Шуазеля, который заказал постройку машины для перевозки пушек и других грузов массой до 4.5 т. Испытывая свое неуклюжее трехколесное творение на улицах Парижа в 1769 г., незадачливый конструктор умудрился проломить изрядное количество заборов и стен домов, прежде чем хоть как-то научился управлять собственным норовистым созданием. Это событие и стало отправной точкой в судьбе армейского автомобиля.

Начало

Еще до начала автомобильной эпохи в период русско-турецкой компании 1877 – 1878 гг. колесные паровые тягачи гражданского назначения, изготовленные на Мальцевских заводах в Брянске, транспортировали различное, как тогда сообщалось, имущество для артиллерии, причем делали они это в тяжелых дорожных условиях. С появлением двигателя внутреннего сгорания и развертыванием серийного производства автомобилей интерес к ним в армии стал быстро расти. В 1899 г. в английской армии начали использовать трехколесный автомобиль с одноосным прицепом, на котором монтировался пулемет системы Максим. Тогда же, не останавливаясь на достигнутом, англичане в войне с бурами в Южной Африке пустили в дело четырехколесную одноместную машину фирмы Дедион-бутон, приспособив к ней пулемет. Новинка, несмотря на свою хлипкость, показала неплохую боевитость, став родоначальником целого направления.

Начало практического применения автомобилей в русской армии следует отнести к 1902 г., когда 10 машин использовались на маневрах под Курском. Два года спустя 10 легковушек направили для обслуживания штабов русской армии во время русско-японской войны. В начале ХХ века от использования отдельных автомобилей переходят к организации специальных подразделений. Первыми из них в русской армии стали автомобильные команды, которые создавались с 1910 г. при железнодорожных батальонах.

С появлением авиации и ее быстрым развитием возникла необходимость в создании зенитной артиллерии с высокими мобильными и маневренными качествами. В Германии, Франции и России приступили к разработке таких образцов. В нашей стране пионером в данной области стал инженер Путиловского завода Франц Лендер, который в 1914 г. установил зенитные орудия на шасси американских грузовиков Уайт и отечественных Руссо-Балт-Т. Уже начало Первой мировой войны показало, что автомобиль в боевых условиях превращается в важное транспортное средство при перевозке солдат и военных грузов. Широкое применение нашли мобильные прожекторные установки, за ним последовали противоштурмовые пушки. Автомобиль дал жизнь бронемашинам, которые образовали отдельный довольно обширный класс.

Становление

Вторую мировую войну недаром называют битвой моторов. Огромная нагрузка выпала и на долю армейских автомобилей, без которых не обошлось ни одного мало-мальски крупного сражения. В войсках противоборствующих сторон помимо общетранспортных автомобилей активно использовались легкие полноприводные машины – джипы, десантные амфибии, радиолокационные установки, полугусеничные тягачи, колесные бронетранспортеры, носители реактивного оружия. Вместе с нашими ГАЗами, ЗИСами и ЯАЗами тяготы военной службы на фронтах Великой Отечественной разделили ленд-лизовские Виллисы, Студебекеры, Форды, Доджи, Шевроле и т.д.

В мирное время начался новый этап моторизации Вооруженных Сил страны. В этот период армию насыщали главным образом автомобилями, выпускаемыми для народного хозяйства. Так для десантных войск с небольшими переделками приспособили ГАЗ-69, в задней части которого смонтировали направляющие для запуска противотанковых реактивных управляемых снарядов (ПТУРС). Под боевые машины реактивной артиллерии вполне подходили ЗИС-150, ЗИС-151 и ГАЗ-63. На них устанавливали самые различные по калибрам системы. Узлы и агрегаты ГАЗ-69 легли в основу малого плавающего автомобиля МАВ, а ЗИС-151, (позднее ЗИЛ-157) стал основным донором для большого плавающего автомобиля БАВ.

МАЗ-543 командный пункт

Примерно такая же картина складывалась и за рубежом. На вооружение приняли машины с легкими безоткатными орудиями и ПТУРСами. В США для подобной миссии адаптировали Willys, в Великобритании – Land-rover, в ФРГ – Mercedes-Benz Unimog, в Австрии – Steyr Puch Pinzgаuer. Немало автомобильных шасси в ведущих военных державах использовалось и для размещения на них специального оборудования: радиостанций, установок для наведения ракет, комплексов для обслуживания авиационной техники, транспортно-заряжающих устройств, инженерных машин и др. Характерным примером может служить отечественный народнохозяйственный КрАЗ-255, на шасси которого выпускались сваебойная установка и понтонно-мостовой парк. Автомобили с различным числом осей и колесными формулами использовались для создания комплексов ремонтных средств – от мастерских до отдельных подвижных заводов по ремонту всевозможной военной техники в полевых условиях.

Сильным импульсом в развитии армейских вездеходов стало постановление Совета Министров СССР в 1954 г. об организации на Научном автомоторном институте (НАМИ) и некоторых автомобильных заводах особых подразделений по проектированию и производству автомобилей различного назначения для нужд обороны. Тем самым в области создания колесных машин высокой проходимости были заложены основы превосходства национальной технической мысли над западными соперниками.

ЗИЛ-157К

Для нужд Министерства обороны

В 60-80-е годы прошлого столетия автомобильная техника становится неотъемлемой и важной частью Вооруженных сил страны. Это и транспортные машины, которые чаще всего движутся по дорогам в колоннах. Для них главное – достаточная вместимость грузовых платформ, а не проходимость. Это и модели боевого назначения. Им приходится выбирать позиции по условиям военных действий, поэтому они приспособлены для движения по бездорожью. Те же реактивные системы залпового огня или ракетные пусковые установки, действующие в глубине обороны или с закрытых позиций, чаще устанавливаются на колесные шасси, обладающими перед гусеничными более высокой максимальной скоростью и плавностью хода, относительной бесшумностью и увеличенным сроком службы. Немаловажно, что при создании армейской колесной техники использовались агрегаты и механизмы серийных гражданских моделей. Так для систем реактивного залпового огня БМ-21 в качестве базы взяли трехосный полноприводный автомобиль Урал-375, а для зенитных ракет – ЗИЛ-131.

Возможность поражать боевые порядки войск и объекты на дальностях от десятков до нескольких сотен километров потребовало от тактических и оперативно-тактических ракетных подразделений высокой мобильности, способности быстро совершать марши к назначенным позициям и скрытно развертываться на них.

БАЗ-5937 Оса

В разработанных для ракетных комплексов машинах особое внимание обратили на ходовую часть и компоновку с учетом численности и размещения расчета, а также аппаратуры. Понятно, что обычные транспортные грузовики не подходят для таких целей. Типичная схема – двигатель перед кабиной, платформа для грузов и оборудование сзади – значительно снижают эффективность размещения ракетной установки. Кроме того, в этом случае резко возрастает нагрузка на оси. Лучшие в этом смысле возможности открывает четырехосное колесное шасси (8х8) с двигателем, расположенным за кабиной. При такой компоновке снижается удельное давление на грунт, повышаются тяговые и сцепные качества машины. Примером может служить тягач МАЗ-537 для буксировки многотонных систем (баллистических ракет, танков и пр.), у которого силовая установка расположена позади кабины, а управляемыми выполнены две передние пары колес. В свою очередь носитель тактической ракеты "Луна" БАЗ-135ЛМ интересен тем, что каждый из двух двигателей, находящихся за кабиной, приводит колеса своего борта, средние оси сближены, тогда как передние и задние разнесены, а их колеса являются управляемыми.

Стремительное развитие ракетных систем, повышение их мощи и, как следствие, габаритов привели к созданию многоосных колесных шасси, в конструкции которых все подчинено транспортировке незначительной гаммы военного снаряжения или даже единственного образца вооружения.

ГАЗ-63

Ни о каком двойном применении таких вездеходов речи, как правило, не идет. Типичными представителями данной группы машин стали ракетовозы МАЗ-543 (8х8) и МАЗ-547 (12х12). В передней части каждого из них установлен многолитровый дизель, а по обеим сторонам – кабины экипажа, позади которых расположены посты проверочного оборудования и аппаратура программирования. Сама же ракета находится между агрегатами автомобиля и кабинами управления. Благодаря подобной компоновке центр масс самоходной ракетной установки смещен вниз, что благотворно сказывается при движении по пересеченной местности. Аналогичный принцип был положен в основу семиосного гиганта МАЗ-7917 (14х12), ставшего транспортной базой межконтинентального ракетного комплекса "Тополь" неподражаемого средства устрашения любого агрессора. В этой связи надо отметить, что конструктивные схемы автомобилей, используемых под пусковые установки, отличаются большим разнообразием. Например, зенитно-ракетный комплекс "Оса" смонтировали на трехосном плавающем шасси БАЗ-5937 (6х6), имеющим стальной водоизмещающий корпус, двигатель, расположенный в корме, бортовое расположение агрегатов трансмиссии, управляемые колеса передней и задней осей.

Мобильная пусковая установка "Точка" отличается от предыдущей модели несколько иной формой корпуса базовой амфибии БАЗ-5921 (6х6) и тем, что моторный отсек находился за отделением водителя. По такой же компоновочной схеме выполнена плавающая машина БАЗ-6944 (8х8), предназначенная для установки оперативно-тактического комплекса "Ока", не имевшего соперников на Западе.

К началу 90-х годов ушедшего столетия типаж монтируемого на автомобильных шасси вооружения и специального оборудования значительно расширился, ни один род войск не обходился без колесных машин. Рядом с самолетами работали целые энергетические станции – передвижные аэродромные агрегаты на колесах. На базе полноприводных автомобилей и седельных тягачей создавались топливозаправщики, электрогидроустановки, газодобывающие и газозарядные станции. Колесные машины являлись не только носителями для отдельных мастерских, но и транспортной базой для целых ремонтных заводов. В войсках связи автомобили использовались под радиорелейные станции и коммутаторы. Работу штабов стали обеспечивать комплексы электронно-вычислительных машин и другой аппаратуры, установленной на автомобили различных типов. Таков далеко не полный перечень военных профессий автомобилей.

Двойная жизнь армейских автомобилей

Сегодня более 95% наземного подвижного вооружения и военной техники Вооруженных сил нашей страны монтируется на автомобильных базовых шасси (АБШ). В общей сложности это более полутора тысяч образцов, от ракетоносцев до полевых кухонь. При этом все армейские автомобили по функциональным свойствам можно разделить на две большие группы.

Машины многоцелевого назначения являются самым массовым видом военной колесной техники. На его долю приходится до 90% общей численности парка автомобильного транспорта, находящегося в Вооруженных Силах страны. Эта техника задействована при перевозке материальных средств, личного состава, на ней монтируются военное оборудование и вооружения всех родов и войск.

Специальные колесные машины шасси и тягачи – предназначены для монтажа и транспортирования крупногабаритных тяжеловесных образцов вооружения и военной техники, в том числе ракетных установок, наиболее мощных реактивных систем залпового огня, а также установок технологического назначения.

Что ни говори, но для оборонки одинаково важны и военные, и гражданские заказчики, которым нужна самая совершенная техника. Не случайно отечественная автомобильная промышленность решает задачу создания колесных машин нового поколения, с иными более высокими техническими и эксплуатационными показателями. Решение этой проблемы специалисты идет по пути разработки семейств разнообразных машин с высокой (до 95%) степенью унификации внутри типажа. В их конструкции находят воплощение самые передовые научно-технические и технологические достижения, а также учитывается опыт, приобретенный в военных конфликтах последнего десятилетия. При этом одно и то же шасси с минимальными переделками может использоваться как транспортная база для монтажа всевозможных образцов вооружений и широчайшей гаммы технологического оборудования для мирных целей. В этом есть свой экономический резон – более полно загружается производство, повышается его рентабельность, снижается стоимость разработки новых моделей. Теперь такой политики придерживаются все отечественные предприятия. Взять тот же Автомобильный завод "Урал".

На его шасси устанавливается более 400 видов вооружений и военной техники, а также монтируется около 200 образцов различного оборудования для нефтегазового комплекса, лесной промышленности, дорожно-коммунального хозяйства.

Если говорить о чисто армейской технике, то это изделия с повышенной степенью защищенности, оснащаемые необходимыми модульными надстройками. Последние в зависимости от назначения машины (пусковая ракетная установка, зенитная система, ремонтная мастерская, съемный кузов и т. д.) должны монтироваться на шасси за считанные минуты и фиксироваться с помощью всего лишь четырех узлов крепления. Только таким образом можно получить образец, выполняющий множество функций, который способен решать различные оперативные задачи. Нелишне отметить, что отечественные военные автомобили, в отличие от своих легковых собратьев, по тактико-техническим характеристикам не только не уступают зарубежным конкурентам, но и во многом их превосходят. Более того, российская армия располагает образцами, которые не имеют иноземных аналогов.

ДРУГИЕ СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:



Комментировать ... >>
Loading...