<<< Назад
Походная рентгеновская станция германской армии 1900–1901 гг.

Рентгеномобили инженера Федорицкого

Сергей Суворов, кандидат медицинских наук

«В довоенной России никакого производства рентгеновской аппаратуры не было... Во время империалистской войны были сделаны попытки поставить производство рентген. аппаратуры на заводе Саксе в Москве и рентген. трубок на заводе Федорицкого в Ленинграде. Но эти попытки никаких серьезных результатов не дали…»

/Большая медицинская энциклопедия, 1936 г./

Нобелевскую премию 1901 г. получил Вильгельм Конрад Рентген за невидимые глазу лучи, которые он открыл в 1895 г. и назвал икс-лучами. Рентген опубликовал всего три научные статьи о свойствах открытых им лучей. Исследования были сделаны настолько тщательно, что за последующие 12 лет исследователи не смогли добавить ничего нового. В одной из статей Рентгена был напечатан и первый рентгеновский снимок, на котором была запечатлена рука жены исследователя. Рентгеновское обследование стремительно внедрялось в повседневную медицинскую практику. Особенно важным открытие было для военной медицины: у хирурга теперь появилась возможность увидеть в теле положение пуль и осколков. Работа по их поиску и извлечению стала целенаправленной, а страдания раненых уменьшились. Уже в первые годы ХХ века многие европейские фирмы производили аппараты для проведения диагностики с помощью х-лучей. Первое применение х-лучей в военном деле с помощью передвижного рентгеновского аппарата, по.видимому, произошло во время восточно-азиатской (китайской) экспедиции в 1900–1901 гг. Портативными аппаратами Siemens-Halske была укомплектована германская армия. Они размещались на конной повозке «артиллерийского типа», в которой были размещены динамо-машина (генератор переменного тока) и приводивший ее в действие бензиновый двигатель.

Реклама фирмы К. Крюммель – продавца автомобилей Hotchkiss.

Исторический контекст

В 1898 г. в Китае вспыхнуло восстание тайного общества «Ихэтуань» (И-ХЭ-Цюань – «Кулак во имя справедливости и согласия»). Среди европейцев восстание получило название «боксерского» по эмблеме общества, изображавшей поднятый кулак. Восставшие громили иностранные посольства, зверски убивали чужеземцев и китайцев-христиан, сжигали их храмы и дома. К концу 1901 года восстание было подавлено союзными войсками, объединявшими представителей армий Австрии, Великобритании, Германии, Италии, России, США, Франции и Японии.

В разразившейся вскоре Первой мировой войне военные медики многих стран стали активно использовать изобретение Рентгена. И если в германской армии передвижные рентгенаппараты так и остались на гужевом ходу, то во французской армии диагностическая техника была размещена на автомобилях.

В русской армии в самом начале войны вопрос об организации передвижных «летучих» рентгеновских кабинетов по инициативе профессора Н. А. Вельяминова обсуждался во Всероссийском обществе Красного креста, сыгравшем колоссальную роль в организации и комплектовании лазаретов, госпиталей, санитарных поездов и автоотрядов.

Детали к портрету

Николай Александрович Вельяминов (1855–1920) вопреки воле родителей поступил на медицинский факультет Московского университета. Первый похвальный отзыв получил за сочинение о развитии ткани раковых опухолей на 3-м курсе. После 4-го курса летом организовал на Урале временную больницу на 20 коек, где самостоятельно оперировал. Правление Общества горнозаводской железной дороги за эту деятельность наградило студента Вельяминова письменной благодарностью и часами.

После окончания университета в 1877 г. Вельяминов поступил в Тифлисский военный госпиталь, а вскоре был направлен на Кавказ в действующую армию. Перенес тяжелый тиф, демобилизовался и уехал на стажировку в Германию. В 1883 г. Вельяминов защитил диссертацию на степень доктора медицины, а в 1885 г. основал первый русский хирургический журнал – «Хирургический вестник», просуществовавший до 1917 г. и менявший название на «Русский хирургический архив», а затем – «Хирургический архив Вельяминова». В 1894 г. в СанктПетербурге Вельяминов основал Медико-хирургическое общество, а в 1899 году по его инициативе в Петербурге открыты первые 5 станций Скорой помощи. Участвовал в качестве организатора снабжения и медицинской помощи в Китайской и Русско-японской войнах. С 1910 по 1912 г. Вельяминов возглавлял Военно-медицинскую академию. В самом начале войны (1914 г.) Вельяминов – инспектор хирургии ставки Верховного командования, а в конце войны – полевой санитарный инспектор. Талантливый клиницист и прекрасный лектор, автор нескольких монографий в различных областях медицины, считающихся теперь классическими, лейбхирург, консультант Ведомства учреждений императрицы Марии, непременный член Медицинского совета МВД, председатель Комитета Красного Креста по подаче первой помощи в несчастных случаях, почетный член Королевской коллегии хирургов в Лондоне, почетный член Общества венских врачей, почетный мировой судья Санкт-Петербурга, действительный тайный советник Н.А.Вельяминов Октябрьскую революцию не принял. Его выселили из квартиры и выгнали со службы. Поскитавшись по знакомым, Николай Александрович нашел пристанище в подсобном помещении больницы Петра Великого. Здесь Вельяминов и скончался в холоде и нужде. На следующий день нашли мертвой его собаку, которая не перенесла смерти своего хозяина.

Рентгеновская станция по проекту Федорицкого в рабочем положении

Технический проект автомобиля-рентгеновского кабинета подготовил инженер Николай Александрович Федорицкий. Инженерэлектрик, инженер-технолог, действительный статский советник Федорицкий был одним из наиболее талантливых русских инженеров. Благодаря его разработкам русский флот, возрождаемый после разгрома в русско-японской войне, использовал новейшие электротехнические приборы. Даже перечень разработок Федорицкого впечатляет: электрический машинный телеграф эсминцев типа «Новик», приборы управления артиллерийским огнем линейных кораблей типа «Евстафий», дифференциальная муфта в приводе вертикального руля, служащая для быстрого перехода с электрического управления на ручное для подводных лодок типа «Декабрист», электроприводы рулей и якорных механизмов для линейных крейсеров типа «Измаил». Механический дифференциал Федорицкого до сих пор применяется в трансмиссии переднеприводных автомобилей.

Детали к портрету

Н.А. Федорицкий был автолюбителем: в 1912–1913 гг. у него был автомобиль «Опель» с кузовом фаэтон 5 л.с. (очевидно, Opel Doktorwagen 6/8 PS), который носил регистрационный номер 888, затем – 1094.

Кроме этого Федорицкий больше 10 лет проводил опыты с разреженными газами, благодаря чему смог создать рентгеновскую трубку «впервые в России, исключительно из русских материалов и русским трудом». Созданная Николаем Александровичем рентгеновская трубка оказалась не хуже заграничных, и 1 мая 1913 г. в Санкт-Петербурге на набережной Фонтанки, 165, где располагалась его мастерская, в двух комнатах он открывает небольшой завод. В конце 1913 г. Федорицкий впервые представляет трубки своего производства на выставке хирургического съезда в Музее Пирогова (ныне – часть экспозиции Военно-медицинского музея в Санкт-Петербурге). Мастерская получила заказы, и производство стало понемногу расширяться, стремясь удовлетворить растущий спрос.

Рентгеновская станция N5 по проекту Федорицкого на шасси Hotchkiss. На правой подножке установлена динамо-машина

В июле 1914 г. началась Первая мировая война, прекратилась поставка рентгеновских трубок, которая велась преимущественно из Германии, а спрос на трубки в связи с потоком раненых чрезвычайно вырос. Федорицкий был приглашен к Верховному начальнику санитарной и эвакуационной части принцу Александру Петровичу Ольденбургскому. По результатам встречи заводу был выделен кредит на расширение производства и военный заказ. В течение двух недель производство было спешно расширено и превратилось в Первый русский завод трубок Рентгена. Эмблемой завода стала пентаграмма (пятиконечная звезда) в круге, вокруг звезды располагались буквы: ПРЗРТ.

Федорицкий не смог быстро найти подходящие помещения, и ему пришлось нанять и приспособить под производство 5 частных квартир, состоявших из 26 комнат и располагавшихся на трех этажах. Работа завода приводила к конфликтам с оставшимися в доме жильцами. Пришлось пользоваться и дорогой электроэнергией городской сети. Установить собственный электрогенератор в имевшихся комнатах было невозможно, а энергии для выделки трубок требовалось много, что сильно удорожало производство. Основной же проблемой стала кадровая – невозможно было сделать трубку без использования тонкого ремесла стеклодува. Тогда стеклодувной специальности люди учились с малолетства, это были редкие и хорошо оплачиваемые специалисты. Работа, предлагаемая Федорицким, была новаторской и сложной. После долгих уговоров ему удалось найти стеклодувов, которые в свободное время экспериментальным путем подобрали состав стекла, пропускающий рентгеновские лучи и стойкий к длительному локальному нагреву, и отработали технологию впайки электродов в стеклянную колбу без использования эмали.

Рентгеновская станция N5 по проекту Федорицкого на шасси Hotchkiss. На крыше ящики с тремя рентгеновскими трубками

Неменьшей проблемой стала и разработка с нуля технологии изготовления электродов, требовавшая тщательной шлифовки и полировки поверхности, нанесения тончайшего слоя платины на медь или серебро. Множество опытов потребовалось для получения необходимого разрежения в трубках, создаваемого с помощью вакуумных насосов оригинальной конструкции С. А. Боровика, изготовляемых на заводе самостоятельно. Таким образом, весь сложнейший процесс изготовления рентгеновских трубок из поставляемых стеклянных и металлических заготовок происходил по оригинальным технологиям завода.

Детали к портрету

Станислав Антонович Боровик (1882–1958) – физик, специалист в области спектроскопии, доктор наук, профессор (1935). В 1912 г. молодой ученый-физик сконструировал вакуумный насос, который давал рекордное для того времени разрежение 10-5 тор. Обладая прекрасной теоретической подготовкой, С.А.Боровик в то же время имел склонность к самостоятельному конструированию физических приборов. В своей квартире в Петрограде ученый оборудовал небольшую стеклодувную мастерскую, где и делал модели стеклянных вакуумных насосов. Его насос производился на заводе Федорицкого. Привилегии (патента) на изобретенный насос С.А. Боровик по неизвестной причине не получил, хотя необходимые документы им подавались в 1916 г.

Сыновья С.А.Боровика также стали известными физиками-экспериментаторами: Евгений Станиславович Боровик (1915–1966) – член-корреспондент АН УССР, Андрей Станиславович Боровик-Романов (1920–1996) – академик АН СССР.

Рентгеновский кабинет «московского типа» на шасси Hotchkiss – первый вариант в рабочем положении

Готовые трубки подвергали испытаниям, результаты которых заносились в специальные книги, отражавшие историю создания каждой трубки. Упаковку трубок осуществляли в оригинальные ящики, имевшие снаружи два винта. К этим винтам проводниками были прикреплены анод и катод трубки, что позволяло проводить контроль ее работоспособности, не нарушая упаковки. Завод брал на себя страховку трубок при почтовой пересылке покупателям, гарантируя замену неработоспособной трубки, если не была вскрыта упаковка. Производство росло, и к 1915 г. завод Федорицкого выпустил более тысячи рентгеновских трубок, работавших по всей России.

Кроме трубок завод выпускал экраны, прерыватели, конденсаторы, штативы и другое оборудование для рентгеновских кабинетов. По просьбе Н. Д. Папалекси, заведующего опытной лабораторией одного из первых русских радиозаводов (впоследствии академика), на заводе Федорицкого в 1916 г. было освоено производство радиоламп («катодных реле» – по терминологии того времени).

Рентгеновский кабинет «московского типа» на шасси Hotchkiss – первый вариант – оборудование

Рентгеновские кабинеты на автомобилях по проекту Н. А. Федорицкого производились на средства Российского общества Красного Креста, а их сборка под его руководством велась на Балтийском судостроительном и механическом заводе Морского ведомства, где он параллельно работал в интересах флота. Для выполнения заказа на петроградской фирме «Крюммель» были приобретены шесть французских автомобилей «Гочкисс» (Hotchkiss) – четыре машины с двигателями 12 л.с. и две – 16 л.с. На автомобили устанавливался легкий и прочный фургон, задние двустворчатые двери которого имели стеклянные окна с подъемными жалюзи. Они давали возможность установки в кассеты и проявления светочувствительных фотопластин в полной темноте. Оборудование для автомобилей приобреталось в спешке в различных местах, поэтому пришлось приспосабливать имевшиеся стационарные приборы и использовать различные индукторы и динамомашины. Последняя располагалась на подножке и приводилась в действие кожаным ремнем, который просто сбрасывался со шкивов во время движения автомобиля. Простое и продуманное устройство позволяло привести автомобиль из походного в рабочее положение за 10 минут. Напряжение динамо регулировалось исключительно числом оборотов двигателя, для чего использовался рычажок «впуска газа» на руле. Контрольные приборы – амперметр и вольтметр – были в поле зрения водителя. Кроме питания рентгеновского аппарата динамо-машина могла обеспечивать током операционный светильник с четырьмя лампами «по 100 свечей» на складной деревянной стойке. Снимать можно было как на улице, так и в помещениях лазарета.

Рентгеновский кабинет «московского типа» на шасси Hotchkiss – первый вариант в походном положении

Кроме упомянутых автомобилей на частные пожертвования в Петрограде произведены еще два автомобиля, несколько отличавшихся по конструкции. В частности, динамо приводилось в действие от двигателя зубчатыми колесами.

В Москве, где размещалось огромное количество раненых, создание рентгеномобилей шло самостоятельным путем. Опыты «по приспособлению рентгеновского кабинета для перевозки на большие расстояния (100 верст и больше)» начались в лаборатории профессора П.П. Лазарева после его доклада во Всероссийском земском союзе. Руководил проектированием установки, а затем ее эксплуатацией сотрудник лаборатории Н.К. Щодро. Чтобы сэкономить бензин и удешевить эксплуатацию, автомобиль оснастили дополнительным легким керосиновым двигателем, который применяли для приведения в действие динамо-машины. Рентгеновский аппарат располагался в деревянном ящике с ручками для переноски, 48-метровый электрический кабель, соединяющий автомобиль с рентгенаппаратом, накручивали на специальный вал и снабжали телефонным проводом, чтобы персонал мог поддерживать связь между автомобилем-кабинетом и вынесенной в лазарет станцией.

Рентгеновский кабинет «московского типа» на шасси Hotchkiss – второй вариант в походном положении

Пятимесячный опыт работы позволил усовершенствовать конструкцию. Следующий рентгеновский аппарат, сделанный москвичами, стал портативнее и легче, стал легче и автомобиль с рентгеновским кабинетом. Для работы не требовались ни оборудованные комнаты, ни источники тока, что позволяло сделать рентгенографию вполне возможной во всякой земской больнице. Стоимость кабинета со всеми приспособлениями оценивалась в 7 тыс. руб., в которые включены и 4,5 тыс. руб. стоимости шасси. Каждый снимок без учета амортизации оборудования обходился в 2 руб.

Экипаж автомобиля состоял из трех человек: рентгенолога, санитара и шофера-механика. При работе в госпиталях в помощь экипажу полагалось еще 2 санитара. П. Г. Мезерницкий (1878–1943 гг., российский врачфизиотерапевт, один из основателей лучевой терапии в России) приводит статистику работы только одного подвижного рентгеновского кабинета в Киеве. С 29 апреля по 5 августа 1915 г. кабинет обслужил 21 госпиталь (лазарет), где за 50 рабочих дней было сделано 684 просвечивания и 160 снимков.

Неразгаданные тайны

К сожалению, не удалось узнать, как сложилась судьба талантливого инженера и великолепного организатора Николая Александровича Федорицкого после Октябрьской революции.

В 1921 г. завод Н.А. Федорицкого был переведен в помещения национализированного завода Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов (РОБТиТ), где с 1923 г. на новом «Электровакуумном заводе» начался выпуск радиоламп.

Рентгеновский кабинет «московского типа» на шасси Hotchkiss – второй вариант в рабочем положении

Литература

Кун Б.Н. Первый русский завод трубок Рентгена инж.-техн. Н.А.Федорицкого, Петроград, 1915.

Мезерницкий П.Г. Физиотерапия. Т. 2. Рентгенодиагностика и рентгенотерапия, Петроград, 1915.

Михайлов В.А. Научно-исследовательский институт «Вектор» – старейшее радиотехническое предприятие России. 1908–1998 гг. СПб, 2000.

Борисов В.П. Вакуум: от натурфилософии до диффузионного насоса. М., 2001.

Вернадский В.И. Дневники. 1935–1941. Книга 1. 1935–1938. М., 2006. С. 56.

Юферов В.Б. Евгений Станиславович Боровик // «Вопросы атомной науки и техники» (ВАНТ), 2004, № 6. С. 65–80.

Памяти Андрея Станиславовича Боровика-Романова // Успехи физических наук, 1997, том 167, № 12. С. 1365–1366.

Степанов Ю.Г., Цветков И.Ф. Эскадренный миноносец «Новик», Судостроение, 1981.

Кузнецов Л.А. Евстафий // Гангут, № 10.

Пупко А.В. Энциклопедия кораблей. http://ship.bsu.by

Комментировать ... >>
Loading...