<<< Назад
Александр Васильевич ПРОТАСОВ ведущий конструктор автобуса 38АС. 2007 г.

Будни испытателей
Курьезы с испытаний автобуса 38АС

Максим Шелепенков,
фото А. Новикова, С. Андреева, Л. Суславичюса, А. Дюпуи

Помимо штатных корреспондентов в редакции есть несколько постоянных авторов, которые сотрудничают с журналом «Грузовик Пресс» с момента его возникновения. К ним относится и подполковник в отставке, кандидат технических наук, конструктор многих проектов 38-го Опытного завода в подмосковных Бронницах – Александр Васильевич Протасов.

По моей просьбе Александр Васильевич написал статью о специальном армейском автобусе 38АС. Именно он был в свое время его ведущим конструктором. Но в силу привычек и умений (Александр Васильевич создал несколько учебных пособий для автомобильных и танкового училищ, материал получился сдержанным, хотя в жизни он неплохой рассказчик, любящий приукрасить свою речь доброй шуткой.

Со слов А.В. Протасова я расскажу о нескольких забавных случаях во время испытаний автобуса 38АС.

Второй опытный образец 38АС с несколько перекомпонованным передком для более вертикального расположения запасного колеса и лучшего размещения воздуховодов охлаждения двигателя

Облаков заманчивые дали

Один из этапов испытаний 38АС предусматривал движение на максимальной скорости. Заезды решили проводить на заснеженном укатанном проселке. Но в одном месте дорога была как хороший трамплин, о котором водитель, естественно, не знал. Что произошло дальше, представить несложно – на трамплине автобус оторвался от земли и совершил самый настоящий полет. По сути это было ЧП: автобусам летать не положено, да и закончиться все могло плачевно. Но молодой задор (Александр Васильевич в то время был майором) и необычность ситуации так вдохновили испытателей, что они решили повторить полет на автобусе еще раз, заодно запечатлев его на пленку. Сказано – сделано! Естественно, козырной снимок поместили в отчете по испытаниям 38АС на самом видном месте и с этим «компроматом» отправились на автозавод в Горький для согласования шасси ГАЗ-66 под свой автобус. Можете себе представить реакцию начальника конструкторского бюро ГАЗа Просвирина Александра Дмитриевича, когда он увидел фото. Ведь если автобусы в армии начнут летать, то все рекламации по шасси посыпятся на Горьковский завод. А с другой стороны, главный конструктор не мог не возгордиться тем, что на его заводе создали шасси, которое не только выдерживает полет, но и повторяет его дважды, при этом сохраняя способность к дальнейшему передвижению. В общем, между собой договорились так – спецы из Бронниц больше никому и никогда не показывают эти снимки, а Александр Дмитриевич дает согласие на использование шасси. С тех пор Просвирин крепко запомнил лихого майора, а Протасову по роду службы частенько приходилось ездить на ГАЗ, но начальник КБ оказывал всегда любую помощь.

Запечатленный на пленку прыжок, за который испытатели автобуса 38АС чуть не получили замечание

В огне не горит, в воде не тонет...

С самого начала 38АС задумывался как авиатранспортабельный автобус, чтобы его можно было быстро перебрасывать на большие расстояния самолетом Ан-12. Но одно дело задекларировать эту возможность на бумаге, другое – убедиться на практике в том, что автобус помещается в грузовой отсек самолета. Самый первый образец 38АС для этого специально отгоняли в Тулу на военный аэродром, где базировался авиаполк Ан-12. Там его загружали в самолет, полностью подготовленный к вылету. Все честь по чести... Только подготовкой автобуса к этому мероприятию занимался начальник заводской испытательной станции Юрий Митюшкин, по меткому прозвищу сослуживцев «наказание от Бога». Чтобы завести автобус, он просто накинул клеммы на аккумулятор и поехал грузиться в самолет. Без опыта подобной работы заехать сразу на большом автобусе в узкое нутро самолета не получалось, пришлось долго маневрировать, заезжать-съезжать по аппарелям туда-сюда. Аккумулятор, естественно, бултыхался, заполняя своими испарениями небольшой наглухо закрытый аккумуляторный отсек под полом автобуса, а от плохо закрепленной клеммы в конце концов проскочила искра... Раздался самый настоящий взрыв! Прямо внутри самолета. Тряхануло изрядно, да и хлопок получился приличный. Удивила реакция экипажа самолета: из кабины пилотов вышел старший лейтенант – командир воздушного корабля – и спокойно говорит: «Вы бы поаккуратнее, в баках самолета 15 тонн керосина, если рванет, от вас и от нас ничего не останется».

АС-66

Красота – страшная сила

Как было сказано в первой части, у автобуса 38АС был конкурент автобус АС-66. Внешне обычный ГАЗ-66 с застекленным кузовом-фургоном, сейчас мы бы его назвали вахтовым автобусом, но тогда такого понятия еще не существовало. Так вот, обе машины по окончании испытаний, как положено, представили вышестоящему начальству для утверждения. На осмотре присутствовал генерал С.М. Чемерис – первый заместитель начальника автомобильного управления МО, который и решал судьбу машин. Осмотрев АС-66, он сказал: «На таком автобусе людей только на кладбище возить», а к 38АС отнесся более благосклонно, но придрался к тому, что на автобусе отсутствуют колпаки колес, прикрывающие неэстетичные, на его взгляд, диски колес. Резюме было краткое – автобус хорош, но нужно сделать колпаки!

– Сделаете? – обратился он к создателям.

– Так точно! – последовал незамедлительный ответ Протасова.

Если вдуматься, колпаки на колесах ГАЗ-66 с его централизованной системой подкачки не имеет смысла ставить, но в тот момент главное было сказать «Так точно!». А далее действовать по принципу: «либо ишак сдохнет, либо падишах». В результате цель была достигнута – серийное производство автобусов 38АС освоили в Воронеже на 172-м ЦАРЗе, откуда он разошелся тиражом почти 6000 экземпляров. Естественно, без колпаков...

Серийный образец специального автобуса 38АС в транспортном потоке Ленинграда
Комментировать ... >>
Loading...