<<< Назад

Победа

В. Волчков

Небольшая строительная организация благоустраивала двор в старом московском районе. Предстояло проложить пешеходные дорожки, обустроить детскую площадку, соорудить фонтан. Приступив к делу, строители поняли, что появлению фонтана в этом дворе мешает раскидистое дерево. Решили его свалить. Подогнали бульдозер и слой за слоем углубились в землю метра на полтора-два, а потом легонечко подтолкнули дерево тем же бульдозером. Оно упало. На крышу пикапа, принадлежащего местному жителю Алексею.


Когда Алексей увидел кусок дерева на крыше своего автомобиля и мужиков, которые ползали по нему с ножовками, его удивлению не было предела: «Что происходит!?» Дальше все шло, как в популярной песне: «Я спросил у тополя, я спросил у ясеня...». Мужики на вопросы отвечать не стали. Молчком и покинули место действия.

Алексей помчался в ГИБДД. В отличие от мужиков с ножовками сотрудники автоинспекции с ним поговорили, но настроения владельцу покореженного автомобиля этот разговор не прибавил. Ему, правда, толково объяснили, что дорожно-транспортным происшествием считается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы, либо причинен иной материальный ущерб (см. Правила дорожного движения). Ну, а коль скоро это не так, а ГИБДД имеет дело с дорожно-транспортными, а не с любыми происходящими с автомобилями происшествиями, то и обращаться за помощью пострадавшему в результате падения дерева надо в обычную милицию.

В отделении милиции, куда Алексей успел попасть в тот же день, был составлен официальный протокол. Потом пострадавший сфотографировал поврежденный автомобиль, дерево на нем, строительную площадку (где возводили фонтан) и вообще все, что, по его мнению, могло оказаться полезным.

На следующее утро состоялась встреча с руководителями строительной организации. Они признали, что вчерашние молчуны с пилами состоят в штате их организации, и пообещали возместить ущерб, причиненный упавшим деревом. Со своей стороны, попросили, чтобы им предоставили документы, составленные в соответствии с действующим законодательством.

За этим дело не стало. Алексей быстро все оформил, отправил по назначению и стал ждать ответа.

Долго ждал.

Работа во дворе продолжалась, поэтому в любой момент можно было поговорить с прорабом. Происходило это примерно так:

– Как там с моими бумагами?

– Не знаю. Начальство думает. Как решат, так и будет.

Когда остатки дерева убрали, а площадку разровняли, обычная беседа закончилась необычно: «О каком дереве речь? Ты покажи мне хотя бы одну ветку. Не было тут никакого дерева...»

В суд!

Много есть возможностей затянуть судебное разбирательство. Представители строительной организации не приходили, например, в назначенное время, не потрудившись объяснить свое поведение. Можно ли было их наказать за это? «Да, – ответил поднаторевший в юриспруденции Алексей. – Но штраф за неявку смехотворен. Строительная организация может позволить себе платить и не являться!» В общем, тяжело «школьнику драться с отборной шпаной». Алексей проиграл суд. В решении отмечен, в частности, такой удивительный факт: никто не видел момента непосредственного касания деревом крыши автомобиля, стало быть, вина строительной организации не доказана! Получив отказ, адвокат, который взялся помогать Алексею, сдался: «Никаких перспектив у нас нет».

Второй адвокат оказался упорнее. Вместе они обращались к прокурору города, в Мосгорсуд, опять в суд первой инстанции. На каждом этапе в деле появлялись новые подробности, о необходимости которых прежде никто не предупреждал. Раздобыли, например, справку метеоцентра о том, что ветер в день происшествия был такой силы, что на деревьях слегка шевелилась листва. Ни о каком влиянии ветра на судьбу дерева речи, конечно, быть не могло (справка опровергла утверждение, что дерево было повалено ураганным ветром, налетевшим в тот день на столицу).

Пригодились фотографии, сделанные Алексеем в день происшествия. По заключению экспертов, на корнях дерева, упавшего под действием естественных сил, должны быть комья земли, чего в данном случае по фотографиям обнаружить не удалось. Это позволило сделать вывод, что причиной падения дерева мог стать только подкоп, организованный и выполненный строителями. В суде были оглашены также требования, запрещающие раскапывать землю ближе 5 м от ствола дерева. В данном случае строители работали в метрах в двух от дерева. Не отрицали они также, что дерево, сфотографированное на крыше автомобиля, именно то, о котором идет речь. Последнее, кстати, подтвердили свидетели, которые, конечно же, нашлись. Не сами, их нашел Алексей. Свидетели пришли в суд и рассказали, что видели манипуляции строителей около дерева, видели, как падал ствол, как он разломился, ударившись о провода, как одна из частей кроны рухнула на крышу автомобиля.

Круг замкнулся. Победа!!!

Я спросил Алексея: «Случись что-либо подобное еще раз, решился бы ты повторить этот путь?»

– Да, – ответил он, – с багажом знаний, которые у меня теперь есть, я бы добился намного более справедливого (в материальном отношении) решения и гораздо быстрее!

Как говорится, дай Бог нашему теленку волка съесть! Денег за поврежденный автомобиль Алексей не получил, хотя со дня падения дерева прошли годы. Но назвать его проигравшим язык не поворачивается. Успех в суде все-таки был. Герой нашей истории добился победы благодаря своей настойчивости и удивительной предусмотрительности (вспомните, какую роль сыграли фотографии, сделанные по горячим следам). Выиграть дело у строительной или любой другой организации не так-то просто. Все, кто пробовал, хорошо это знают.

Комментировать ... >>
Loading...