<<< Назад

ОСАГО не снизило аварийность

С. Волчков

На парламентских слушаниях о влиянии на безопасность дорожного движения закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» участники высказали диаметрально противоположные мнения. Одни оценили закон как самый полезный для наведения порядка в дорожном движении, другие, напротив, считают, что он больше вредит безопасности.

Сошлись они в одном: этот нормативный акт ничего не изменил в ситуации на дорогах, если не считать пробок, которые создают слегка повреждённые автомобили, дожидающиеся инспекторов ГИБДД. Приверженцы закона считают, что снижение аварийности непременно произойдет в ближайшее время. Противники уверены, что если ситуация на дорогах и станет лучше, то вовсе не благодаря ОСАГО.

В целом, слушания решили посвятить не самой горячей теме последнего времени – размеру страховых премий и собранным страховыми компаниями суммам. Председательствующий, глава комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Владислав Резник ограничил рамки слушаний мнением специалистов-практиков о процессе внедрения закона в жизнь и возникающих при этом проблемах.

С основным докладом выступил председатель подкомитета по законодательству о страховании комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам Александр Коваль. Начал он, что называется, от печки: с первого ДТП с участием автомобиля в Лондоне 17 августа 1896 г. Самобеглый экипаж сбил женщину. Насмерть. Судья, разбиравший дело, сказал историческую фразу: «чтобы этого никогда не повторилось»!

К сожалению, его слова не стали пророческими, констатировал г-н Коваль и нарисовал мрачную картину. В 2000 г. – 29 594 человека погибли, 179 000 ранены. 2001 г. – 30 916 погибли, 188 000 ранены. 2002-й – 33 243 погибли, 215 678 ранены. 2003 г. – 35 602 погибли, 243 919 ранены. Государственные чиновники в докладе о безопасности движения в РФ на ближайшие годы прогнозируют ежегодный рост числа погибших 4–10%, раненых 7–15%.

– Это стало привычным, будничным, обыденным, как восход и закат солнца. Но если задуматься, то государство планирует увеличить количество убийств на дорогах и количество калек, – возмутился Александр Павлович. – Звучит цинично, но так это и называется: «планирование роста смертности и травматизма на дорогах».

Вопиющим фактом стало то, что в такой непростой ситуации прекратила существование комиссия по безопасности дорожного движения Правительства РФ. Тем самым государство подчеркнуло, считает А. Коваль, что смерти есть – проблемы нет.

В общем, по мнению докладчика, роль страховщиков, занимающихся страхованием гражданской ответственности автомобилистов, только начинает обретать свои черты. У них есть заинтересованность в снижении количества ДТП, уменьшения тяжести травм и количества смертей. От этого зависит размер выплат. Поэтому механизм, стимулирующий водителей к безаварийной езде, начал действовать сразу же. Ездил без аварии год, получи скидку. Попал в ДТП – плати больше, причем значительно. «Рубль хорошо влияет на прояснение сознания», подчеркнул Александр Павлович. При этом страховщики станут прояснять рублём сознание не только у водителей, но и дорожных служб, производителей автомобилей и т.д. Не поможет рубль, привлекут судебную систему.

Всё же основной упор будет сделан на водителей. Рублём, считает г-н Коваль, надо воспитывать не раз в год, когда встанет вопрос о продлении срока действия полиса обязательного страхования, а чаще.

– Мы будем поддерживать и при необходимости инициировать ужесточение санкций к нарушителям, – заявил он.

Правда, в ближайших планах стоит вопрос о соблюдении хотя бы тех норм, которые и без того есть в ПДД уже не один десяток лет. Например, использование ремней безопасности. По статистике 92% погибших в авариях считали это требование лишним. Страховщики собираются настаивать на жестком его исполнении, точнее контролировать, как это делают сотрудники ГИБДД.

Докладчик сказал много добрых слов о детских сиденьях, фарах, включенных днём, подушках безопасности и своевременной квалифицированной медицинской помощи пострадавшим. В общем, обо всем том, чего у нас нет или почти нет. Но теперь, благодаря действиям страховых компаний, ситуация начнет меняться в лучшую сторону.

– В системе, влияющей на безопасность движения, появился новый заинтересованный субъект, – считает Александр Павлович. – Это Российский союз автостраховщиков. Единственный, кто экономически заинтересован в снижении количества ДТП, смертности и травматизма на дорогах. Пора прекратить разговоры о нужности или ненужности закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и оказать содействие в его реализации, спасая жизнь и сохраняя здоровье наших сограждан.

Вторым выступил начальник Главного управления ГИБДД МВД РФ Виктор Кирьянов. Он повторил, что закон об обязательном страховании должен стать тем экономическим рычагом, который повернет ситуацию на дорогах к лучшему. К сожалению, по итогам первого года «эксплуатации» закона, поворота не случилось. Зато он породил массу неожиданных для автоинспекции проблем.

Во время подготовки закона работники ГИБДД надеялись, что упростится оформление мелких аварий. Получилось наоборот. Водители не убирают поцарапанные машины с проезжей части не только до полного оформления ДТП сотрудниками ГИБДД, а часто дожидаются еще и страховых агентов. Это серьёзно ухудшило дорожную ситуацию в крупных городах, особенно в Москве. В столице нагрузка на сотрудников автоинспекции возросла в 5 раз. Они не успевают выполнять другие свои обязанности. Магистрали задыхаются от многокилометровых пробок. Для облегчения ситуации, считает начальник ГИБДД, необходимо законодательно поменять процедуру оформления аварий, в которых нет пострадавших.

До сих пор не создана информационная система, жизненно необходимая для функционирования закона об ОСАГО. В этом прямая вина государства, подчеркнул г-н Кирьянов, которое никак не может определить, за чей счёт её создавать. Есть и другие проблемы, решение которых желательно не откладывать.

На законе об ОСАГО свет клином не сошелся, считает Виктор Николаевич. Он всех дыр в организации безаварийного движения не заткнет. Нужна целенаправленная государственная политика. В частности г-н Кирьянов настаивает на ужесточении административного законодательства к злостным нарушителям дорожного движения и введении ответственности за неоднократные нарушения. В частности, он предложил лишать водительского удостоверения за превышение скорости более чем на 40 км/ч или проезд на запрещающий сигнал светофора, в результате чего возникла аварийная ситуация. Также необходимо ужесточить наказание для водителей, лишенных права управления транспортными средствами за «пьянку», и снова пойманных за рулём. По словам Виктора Николаевича, такие водители часто становятся виновниками аварий с тяжкими последствиями.

– Откровенное пренебрежение ПДД, – заявил начальник ГИБДД, – стало нормой поведения на дорогах. В подтверждение тому лавина происшествий, связанных с превышением скорости движения и выездом на встречную полосу.

Остановить эту лавину Виктор Николаевич предлагает повторным введением балльной системы, уже работавшей на наших дорогах в 90-х годах и хорошо себя зарекомендовавшей. Не станет лишним введение повышающих коэффициентов для злостных нарушителей при оформлении полиса обязательного страхования. В общем, начальник ГИБДД основную часть своего выступления посвятил карательным мерам, которые, как он полагает, помогут ГИБДД навести порядок на дорогах. Также он высказал несколько предложений по другим направлениям возможного развития государственной политики в области безопасности дорожного движения. В частности, необходимо больше внимания уделять подготовке детей к поведению на дорогах. В заключение г-н Кирьянов назвал ещё ряд законов, требующих корректировки, но подробно останавливаться на них не стал.

Следующий докладчик, руководитель Федеральной службы страхового надзора Илья Ломакин-Румянцев, поведал участникам слушаний о причинах жалоб на действия страховщиков со стороны граждан и сделал некоторые выводы.

Анализ жалоб говорит о том, что многие страховые компании оказались не готовы выполнять требования закона об ОСАГО. Чтобы подтянуть «отстающих» руководитель службы предлагает ужесточить требования к страховым компаниям. Кроме того, в самом законе надо ещё многое доработать, чтобы убрать «разрывы и прямые противоречия». Наконец, на закон возложили слишком большие ожидания, но он не может решить всех проблем, и это тоже видно по жалобам граждан.

В качестве примера он привел следующую ситуацию. Закон предполагает систему поощрения и наказания. Если водитель год ездил без аварий, он получает скидку. Попал в ДТП – платит больше. Логика очевидна, но слишком прямолинейна. Во многих странах от такого подхода если не отказались совсем, то значительно внимательнее следят за соблюдением ПДД. Дело в том, что нарушитель может сам в ДТП и не попасть, но результатом его действий зачастую становится серьёзная авария. В общем, система поощрения и наказания, по мнению руководителя службы страхового надзора, нуждается в серьёзной доработке.

В завершении своего выступления г-н Ломакин-Румянцев подробно разобрал самую острую тему последнего времени: тарифы. По его словам, ситуация не столь радужная для страховых компаний, как это часто представляют. Да, в самом начале работы закона об ОСАГО страховщики собрали много, а выплачивали мало. Но рост выплат идёт по экспоненте, и уже сегодня есть сомнения в финансовой устойчивости системы. По крайней мере, у отдельных страховых компаний сумма выплат уже превысила собранную премию. В свете сказанного было сделано два вывода. Первый – говорить о размере тарифов пока рано. Надо собрать статистику года за два-три и на её основании уже решать, снижать или повышать страховые премии. Второй – Министерству финансов и Российскому союзу автостраховщиков в самое ближайшее время предстоит разработать механизм передачи ответственности от одного страховщика к другому так, чтобы интересы страхователей не пострадали.

Выступившие после трёх основных докладов сказали много добрых слов о законе. Не раз упоминали, что большинство граждан страны его поддерживает. Очень жизненно о социальной значимости закона сказал бывший начальник ГУ ГИБДД МВД РФ, а ныне представитель Республики Карелия в Совете Федерации Владимир Фёдоров. До вступления закона об ОСАГО в силу, часто можно было прочитать в газетах истории о том, как на месте происшествия начинались драки. Сейчас «разбор полётов» участниками ДТП перешел в цивилизованные формы.

После лестных слов с трибуны парламентских слушаний прозвучала и критика. Первой досталось системе бонус-малус, определяющей рост или снижение страховых выплат по итогам года. Заместитель директора научно-исследовательского финансового института Министерства финансов РФ Евгений Коломин констатировал, что она имеет явный перекос в сторону наказания. Если человек ездил год без аварий, он получает скидку 5%. А тот, кто в аварию все-таки попал, платит в 1,5 раза больше! Чтобы потом вернуться к базовому тарифу, при существующей системе, потребуется даже не 10, а 12 лет безаварийного вождения. Это совершенно неправильная ситуация, и скидку за безаварийное вождение надо увеличивать в разы.

Следующей досталось системе выплат. По действующему законодательству, пострадавший в аварии идет не свою страховую компанию, а в ту, где получил полис виновник ДТП. Заместитель генерального директора организационного совета объединения работодателей России Андрей Слепнев считает эту ситуацию совершенно неестественной.

– Для страховой компании качественное обслуживание такого клиента – совершенно не мотивированная вещь, – подчеркнул Андрей Александрович. – Он не приносил этой компании деньги, не принесет в дальнейшем. Она в принципе не имеет стимулов к тому, чтобы повышать качество сервиса.

Надо чтобы человек имел дело только с одной страховой компанией – своей. Вот она заинтересована в качественном обслуживании, а между собой компании разберутся.

Самую серьёзную критику на закон, в частности и всю систему организации безаварийного движения в стране, навел депутат Госдумы Виктор Похмелкин. Он заявил, что положение с одобрением обществом закона об ОСАГО совсем не такое благодушное, каким его пытаются представить на слушаниях. Впрочем, даже если ориентироваться на прозвучавшие цифры, то получается, что каждый третий гражданин России против закона. Это уже очень много. На самом деле, считает Виктор Валерьевич, недовольных ещё больше.

– Так что дискуссия по концепции закона еще не завершена, – заверил он собравшихся.

Впрочем, следуя теме слушаний, не предполагавших обсуждение концептуальных вопросов, г-н Похмелкин перешел к частностям. Он обвинил людей, представляющих ситуацию в стране как катастрофическую, в манипулировании цифрами и фактами. Ориентироваться при оценке ситуации, по мнению депутата, следует не на абсолютное количество пострадавших и погибших в авариях, а соотносить эти данные с количеством машин на дорогах. Если это сделать, то ситуация из катастрофической превратится в совершенно естественную. Растёт парк, увеличивается количество аварий. А по представленным на слушаниях данным получается, что количество аварий растёт при неизменном количестве автомобилей.

Дальше Виктор Валерьевич развенчал тезис о недостаточности репрессий на дорогах и проистекающего из этого беспорядка.

– У нас сегодня установлена уголовная ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью граждан в результате ДТП, – отметил он. – Мы прекрасно знаем, что фактически каждое, по крайней мере, грубое нарушение может привести к таким последствиям. Тем не менее, водители нарушают! Не останавливает даже уголовная ответственность. За 10 грубейших нарушений можно лишать водительских прав. Можно лишать! Это тоже не останавливает! Чего мы ещё хотим? Каких ещё более жестких мер, каких репрессий, когда всё уже есть в законе? Может быть проблема в том, чтобы эти нормы работали неотвратимо? Чтобы доходило до какой-то реализации?

Дело, полагает Виктор Валерьевич, совсем не в законодательстве. Дело в том, что у нас всем занимается одна служба – ГИБДД. И занимается из рук вон плохо.

Поэтому для начала надо провести реформу в этой службе: кратное увеличение заработной платы, нормальное социальное и материально-техническое обеспечение и т.д. Одновременно надо передать некоторые функции другим организациям, как это сделано в большинстве стран, и установить общественный контроль за её деятельностью. Непременно надо наладить эффективную систему борьбы с взяточничеством. Мздоимство, по мнению г-на Похмелкина, может быть, основная проблема обеспечения безопасности движения. Оно во многом порождено отношением государства к этой, совсем не простой полицейской службе. По разным данным в качестве взяток сотрудники ГИБДД получают $1 млрд. в год! В общем, пока не проведена реформа автоинспекции, все разговоры об ужесточении законов с её стороны невольно воспринимаются как дополнительные рычаги для увеличения размера взяток.

– С моей точки зрения, все разговоры о репрессиях, ужесточениях могут начинаться только после того, как общество и автомобилисты всерьёз поверят, что началась реформа ГАИ, и в лице этой службы мы увидим орган, не вымогающий и карающий, а действительно заинтересованный в обеспечении безопасности дорожного движения, сохранении жизни и здоровья людей, – отметил он.

Г-н Похмелкин призвал изменить карательную систему закона об ОСАГО, где работает лишь кнут, а пряника почти нет, на более сбалансированную. Сделать так, чтобы ездить без аварий стало выгодно.

Наконец, социальная ответственность страхового бизнеса, о которой на слушаниях было сказано много тёплых слов, тоже не выдерживает никакой критики. По мнению депутата, страховым компаниям следовало делать всё, чтобы автомобилисты признали в них партнёров. Может быть, даже идти на лишние выплаты. Этого не происходит. Имеют место массовые факты, когда после гибели человека страховщики вообще отказывают в выплатах, вместо того, чтобы отдать положенные 120 тыс. руб. Они не принимают к оплате счета за медицинское обслуживание и медикаменты, ссылаясь на то, что медицина у нас бесплатная. За тяжкий и средний вред здоровью в среднем выплачивают 20 тыс. руб. По мнению Виктора Валерьевича, цифра несерьёзная.

Улучшение положения на дорогах начнется лишь тогда, когда страховщики увидят в водителях партнёров, а в государстве – оппонента. Тогда они начнут своими специфическими методами добиваться того, чтобы дороги становились лучше, чтобы работала ГАИ, медицинские учреждения. Пока же страховщики и государство, по мнению депутата, играют на «одной руке».

– Не дайте сделать так, чтобы итогом слушаний стало ужесточение репрессивной политики государства. Никому от этого хорошо не станет. Либеральный кодекс или нет, не важно. Проблема не в нём. Мы за то, чтобы страховщики и автомобилисты вместе боролись за безопасность дорожного движения, только сделайте свой шаг навстречу, – закончил выступление г-н Похмелкин.

ОСАГО: оценка страховщиков

Система обязательного страхования не только будоражит умы автовладельцев, но и дает реальные результаты. На парламентских слушаниях в Государственной Думе РФ слабо прозвучала позиция страховых компаний. Мы постарались восполнить этот пробел и встретились с начальником управления по методологии страхования Российского Союза Автостраховщиков Владимиром Козловым.

– Недавно по стране прошли семинары среди представителей страховых компаний, участвующих в ОСАГО. Что на них обсуждали?

Действительно, в июне прошли семинары-конференции во всех федеральных округах. На этих мероприятиях присутствовали не только страховые компании, но и большое количество журналистов, представители органов ГИБДД, государственного органа страхового надзора, представители местных органов власти. Эти семинары преследовали несколько целей:

– проинформировать общественность о состоянии рынка за год: сколько застраховано, сколько страховых случаев, какие особенности;

– сообщить о начале третьего, заключительного этапа реализации закона;

– обобщить практику осуществления страхования.

Процесс реализации закона разбит на три этапа. Формально он был принят еще в 2002 г. Вступил в действие 1 июля 2003 г. Этот разрыв во времени был дан на то, чтобы государственные органы разработали и приняли правила страхования и независимой экспертизы, тарифы и другие нормативные документы. Сразу после вступления закона в силу автовладельцы должны были предъявлять полис обязательного страхования только при прохождении техосмотра или регистрации автомобиля, но им не запрещалось использовать транспортные средства, не будучи застрахованными. Только с 1 января 2004 г. вступили в действие статьи административного кодекса РФ, которые предусматривают ответственность за отсутствие полиса обязательного страхования (штрафы).

Третий, заключительный этап реализации закона начался 1 июля 2004 .: вступил в силу раздел, посвященный компенсационным выплатам. С 1 июля 2004 года РСА возмещает ущерб пострадавшим, которые не могут обратиться в определенную страховую компанию: когда виновник скрылся, не застраховал свою ответственность или страховщик оказался банкротом. Сейчас начинается перезаключение договоров страхования на новый срок. Это тоже важный процесс. Начинает работать система бонус-малус, о которой вы наверняка слышали. Это тоже было одной из тем обсуждения.

– Но, по-моему, система бонус-малус как раз не работает!

Почему? Она замечательно работает!

– Насколько я могу судить, её работа связана с единой информационной системой, создание которой идет через пень-колоду. Это даже на парламентских слушаниях прозвучало.

Формально система бонус-малус завязана на информационной базе лишь отчасти. Механизм предусматривает применение повышающих и понижающих коэффициентов даже без нее. Страховщик, если страхователь отказался от продления договора, должен выдать ему справку со сведениями о его страховой истории за год (сведения о количестве совершенных аварий). Если страхователь уходит в другую компанию, то при заключении договора он обязан её предоставить. Новый страховщик на основании этой справки, применяет либо бонус (скидку), либо малус (повышающий коэффициент).

Информационная система нужна вот когда. Автовладелец, который за год совершил несколько аварий, решает перебежать к другому страховщику и заявить там, что в прошлом году просто не страховался, не ездил и т.д. Справку он, естественно, не показывает или вообще не берет её у прежнего страховщика. Здесь начинает действовать сам страховщик. Он обращается в информационную базу, которая на сегодняшний день создана и наполняется данными, и проверяет, засвечен ли такой автовладелец имеются ли в базе данные о конкретном автовладельце. Если имеются, то у страховщика есть несколько вариантов: а) требовать справку, поскольку она является обязательным документом при страховании; б) если договор страхования заключен, а информация об обмане всплыла позже, тогда на основании закона у страховой организации есть право расторгнуть договор и не возвращать взнос в связи с тем, что автовладелец сообщил ложные сведения. А при перезаключении договора на следующий год применить штрафной коэффициент.

– А когда человек купил новую машину после того, как на старой совершил несколько аварий?

На сегодняшний день система бонус-малус привязана к конкретному транспортному средству. Поэтому когда человек приобретает новое транспортное средство, у него начинается новая страховая история.

– Не логично! Это хорошо для тех, кто совершал аварии, но плохо для аккуратных водителей.

Я согласен, здесь есть определенная нелогичность, но полагаю, что это было сделано на первое время, чтобы обкатать систему. Первые год, два. На основании практики посмотрим, надо ли дорабатывать систему или нет.

Когда её создавали, использовали зарубежный опыт. Точнее опыт европейских стран, где этот вид страхования действует уже больше 50 лет. Европейцы решают данный вопрос по-разному. Где-то как у нас, допустим в Германии. Но у них немного проще. Они уже прошли период, когда тарифы на страхование устанавливало государство. Сейчас тарифы свободные. Каждая страховая компания вправе сама решать, как строить систему скидок и надбавок для своих клиентов.

Тем не менее, там есть разные схемы. Есть компании, которые историю переносят на новый автомобиль. Мы тоже со временем возможно к этому придем. Для этого необходима единая база данных. На её создание необходим примерно год, может быть два. Это время необходимо для того, чтобы в нее были внесены все данные о страхователях, их транспортных средствах. Когда она будет насыщена, можно подумать о переносе истории с одного транспортного средства на другое. А пока будем жить по сегодняшним правилам, установленным Правительством.

– Как страховые компании оценили первый год работы закона, и как вы бы оценили его со стороны Союза?

Я считаю год очень интересным и показательным. Мы ожидали, что процент незастрахованных будет выше. За год было заключено 25,2 млн. договорв страхования. Это составляет примерно 90% от количества транспортных средств ежегодно проходящих технический осмотр. Даже практика европейских стран показывает, что примерно 0,5–12% автовладельцев не страхуют свою ответственность.

– Как же им это удается?

Во всей Европе очень высокий тариф для молодых водителей. Например, если брать Ирландию, там премия для молодого водителя может составлять до 6 000 евро в год! При этом машина, которую он может себе позволить приобрести, стоит примерно 3 000 евро. Это какой-нибудь старенький Volkswagen. У них часто не застрахованы эмигранты, приехавшие в страну на заработки. Вот эта прослойка и составляет процент не застрахованных.

Мы ожидали, что за бортом обязательного страхования останется до четверти автомобилей. Соответственно надеялись выйти на 75–80%. На самом деле застраховалось более 90%. Это очень хорошо.

Вместе с этим, есть проблемы, связанные с реализацией закона. Они не носят катастрофический характер – это чисто технические вопросы, вызванные различными неточностями в законе. Например, существуют специфические транспортные средства, которые не указаны в списке транспортных средств. И куда их относить, понять сложно. В частности, есть целая группа транспортных средств, которые проходят регистрацию в органах Гостехнадзора. Это специфические машины – то ли спецтехника, то ли дорожная техника, то ли иные транспортные средства.

– Это не те самые злополучные катки, про которые анекдоты ходят?

Более яркий пример – снегоходы, снегокаты и т.д. Совершенно не понятно, эксплуатируются они в пределах дорог или нет. В Москве такое невозможно, а, например, в Сибири они нормальное транспортное средство, которое люди могут использовать для перемещения по дорогам общего пользования. Потом, есть вопросы с местонахождением организации. Например, нефтяная компания расположена в Москве, а все её транспортные средства эксплуатируют в Уренгое.

Но это все технические нюансы, с которыми сталкиваются страховые компании. Мы пытаемся их решать, получая разъяснения из государственных органов, в частности Минфина. Поэтому в целом я оцениваю первый год работы закона очень и очень положительно.

– На парламентских слушаниях прозвучало много о том, что тарифы на самом деле не завышены, и вообще говорить об этом рано. Вы тоже так считаете?

Основной аргумент сторонников завышенных тарифов такой: «вы собрали 48 млрд., а выплатили 8, где деньги?!» В такой постановке вопрос звучит убийственно! Но давайте разберемся. Если вы возьмете постановление правительства №264, там есть структура страхового тарифа, т.е. тех денег, которые платит автовладелец. С каждого внесенного рубля, 77 коп. идет на формирование страховых резервов для осуществления выплат страховыми компаниями, 3 коп. – на формирование фондов компенсационных выплат, которые осуществляет наш Союз, и 20 предусмотрено на организацию самого страхования, т.е. печать бланков полисов, введение информационной системы, печать стикеров, которые клеятся на стекло и т.д. В общем, эти 23 коп. распределяются на организацию страхования, а 77 идут на страховые выплаты. Поэтому если умножить 48 млрд. на 77%, то сумма станет уже меньше.

– Все равно разница существенная.

Идем дальше. Если смотреть плотность заключения договоров страхования, то если вы вспомните, осенью прошлого года в Думе шли активные дебаты по отмене обязательного страхования. Народ ждал. До декабря ничего не отменили, и все пошли страховаться. Поэтому реально основная масса договоров страхования, а всего их заключено более 25 млн., заключена в декабре или январе. Они действуют всего полгода. А некоторые застраховали ответственность в мае или июне. Они будут действовать еще почти год. И страховые выплаты по ним еще будут.

Для ясности приведу пример. В начале года вы заплатили за подписку на журнал, а в середине года начинаете возмущаться, что с вас взяли больше денег, при этом вы получили лишь половину номеров! Здесь точно такая же ситуация. Год закончился, но договоры продолжают действовать.

Есть еще одна тонкость. В соответствии с ГК, если договор закончился, по нему может быть предъявлена претензия в течение еще двух лет. В страховании убытки могут быть заявлены значительно позже, когда договор прекратил действовать.

– Приведите пожалуйста пример таких выплат.

Вот, пожалуйста, реальная ситуация. Договор заканчивается 16 сентября. В этот день происходит ДТП, в котором страдают несколько человек. Двое обращаются за возмещением ущерба сразу, а третий выходит из комы через полгода (год, полтора) и тоже идет возмещать ущерб.

Кроме того, быстро улаживаются легкие ДТП, когда понятно, кто виноват. Сложные аварии с несколькими участниками, где есть пострадавшие, урегулируются значительно дольше, возможны судебные тяжбы. Выплаты по жизни и здоровью вообще могут быть очень длинными. Например, в случае потери кормильца они могут растянуться на год-два. Страховая компания будет платить до того момента, пока не исчерпается вся страховая сумма.

На сегодняшний день, когда мы смотрим статистику за год, то видим 535 тыс. заявленных страховых случаев, а урегулировано 434 тыс., т.е. еще 100 тыс. страховых случаев находится на рассмотрении. Как правило, в эти 100 000 попадают как раз сложные аварии, которые предстоит урегулировать еще долго. Да и выплаты будут растянуты по времени.

Если посмотреть статистику ГИБДД за полгода, то увидим, что произошло порядка 700 000 аварий. Значит, 200–300 тыс. ДТП еще «висят», и не понятно, придут по ним или нет. Если придут, то мы должны будем заплатить. Даже если придут не по всем, а только по половине, это 150 000 претензий, по которым выплаты еще предстоят.

Когда все подсчитаешь, то реальные выплаты по первому году действия договоров, по оценке наших специалистов, могут составить от 26 до 32 млрд. руб. Понятно, что последняя выплата по договору 2004 г. может произойти в 2007-м. На сегодняшний день убыточность этого вида страхования, по нашим оценкам, составляет 70–86%. Это нормальный показатель. Критический уровень – 100% убыточности.

Если смотреть европейскую статистику по убыточности, то там она всегда около 100%. Иногда чуть меньше, иногда чуть больше. Этот вид страхования не призван приносить прибыль. Страховщик зарабатывает за счет того, что, продав полис «автогражданки», он продаст полисы страхования жизни автовладельца и членов его семьи, дома и другого имущества, медицинское страхование и др. Есть даже такая пословица: «страховщик приходит в ваш дом через гараж».

Еще хочу отметить, что страховщики собранные средства не в карман кладут. Правительство, тот же Минфин, специально разработали положение о порядке создания страховых резервов. И страховщики разницу между выплатами и собранной премией складывают в этот резерв для страховых выплат в последующий период.

– Выходит у страховщиков вообще ничего не остается?

В законе заложено, что если при осуществлении обязательного страхования разница между доходами и расходами страховщика за год превышает 5% от указанных доходов, сумма превышения направляется страховщиком на формирование страхового резерва для компенсации расходов на осуществление страховых выплат в последующие годы. Таким образом, законодатель ограничил возможную прибыль страховщика 5%.

Но есть еще один момент. Как показала зарубежная практика, пик выплат приходится на третий-четвертый год. Население начинает понимать, что механизм компенсации вреда работает, и потерпевшие начинают обращаться в страховые компании. Плюс за этот период начинает работать механизм по возмещению вреда жизни и здоровью.

– А почему он не работает раньше?

Я бы не сказал, что вообще не работает. Просто он проходит период обкатки, как и все механизмы закона. Начинают формироваться стандарты по возмещению вреда по инвалидности, по потере кормильца, по потере заработка, по санаторно-курортному лечению. Появляется судебная практика. Суды начинают работать как конвейер. Все проходит по накатанной дорожке. Так и появляется пик выплат на третий-четвертый год.

Поэтому если за этот и следующий год у страховщиков сформируется резерв, то я уверен, что в последующем он уйдет на возмещение ущерба.

Ведь надо учитывать еще и тот факт, что стоимость запчастей и работ по ремонту, которые страховщик оплачивал в начале года, к концу года будут стоить дороже (инфляция). А этот момент никак не учтен в тарифах. Теперь представьте как это скажется на выплатах страховщика на протяжении 2–3 лет.

– Большинство людей недовольно страхованием от того, что по сравнению с добровольным стоимость обязательного полиса возросла в 1,5 раза. Как вы это прокомментируете?

Закон по ОСАГО предусматривает выплаты в тех случаях, которые при добровольном страховании исключались. Например:

Потом здесь четко предусмотрена защита жизни и здоровья потерпевших. Акценты сделаны на защиту личности. Страховые лимиты распределены так, что в сторону жизни и здоровья сделан приоритет.

– Кстати, зачем делили здоровье и имущество? Почему не сделали просто: вот $10 000 и тратьте их на что потребуется?

Это установил законодатель. По всей видимости, при принятии такого решения руководствовались опытом ряда европейских стран: Германия, Дания, Испания, Италия и др. Там также установлены разные лимиты по возмещению вреда причиненного жизни и имуществу.

По оценкам экспертов, качественный анализ страховой практики и целесообразность такого разделения возможны не ранее, чем через 3 года. К тому времени пройдет пик выплат, улягутся «длинные хвосты», о которых мы говорили в начале.

– На слушаниях прозвучала мысль, что логичнее было бы сделать так, чтобы пострадавший обращался не в страховую компанию виновника, а в собственную. Ведь у «чужой» страховой компании нет интереса обслуживать его качественно.

В Европе действуют две системы. В чистом виде такого варианта, когда потерпевший идет в свою страховую компанию, нет нигде. В той же Германии, а насколько я знаю, именно на их опыт в основном ориентировались, когда писали российский закон, действует классическая схема, когда потерпевший идет в страховую компанию виновника. Всё, как и у нас. Во Франции предусмотрено, что основная масса ДТП – мелкие аварии – урегулируются со своим страховщиком. Но в сложных авариях потерпевший всегда идет в страховую компанию виновного.

Здесь нужно учитывать еще и такой фактор. В Европе очень сильно развито страхование самого автомобиля, т.е. люди страхуют комплексно ответственность водителя + ущерб автомобиля. В этом случае такой механизм работает и у нас. Когда застраховано транспортное средство, владелец никогда не пойдет в страховую компанию виновника. Он придет в свою, получит возмещение ущерба и будет счастлив. А страховщик уже будет разбираться по обязательному страхованию.

В общем, говорить, что существующая система не логична и её надо менять, пока рано. Опыт Европы говорит о том, что она работает и достаточно эффективна.

Беседовал Сергей Волчков

Комментировать ... >>
Loading...