<<< Назад

Мечтала «Эмка» стать ракетой… 70 лет назад
Гоночный автомобиль ГЛ-1 и его создатели инженеры ГАЗа Евгений Агитов и Аркадий Николаев

Елена Веселова, фото из архива Аркадия и Андрея Николаевых, Николая Добровольского

От редакции:
Этот материал не совсем о грузовиках, но мы решили поместить его в «ГП» по многим причинам. Во-первых, это рассказ об очень интересной и яркой странице в истории отечественного автомобилестроения. Во-вторых, его главные герои, инженеры Евгений Агитов и Аркадий Николаев, играли ведущую роль в создании грузовиков ГАЗ и специальных машин. В-третьих, результаты работы над гоночным ГЛ-1 повлияли на совершенствование двигателя и других деталей автомобильной техники. Наконец, в-четвертых, гоночный автомобиль, чьи агрегаты унифицированы с грузовыми, тоже можно отнести к разновидности спецтехники.

Туманным утром из ворот завода имени Молотова выехала машина цвета рыбьей чешуи. Она и по форме напоминала океанскую рыбу редких пород: приплюснутый широкий хвост, прозрачный пузырь колпака над местом водителя, округлая решетка радиатора, обтекаемый бескрылый кузов. Достигнув Московского шоссе – единственной в довоенном Горьком ровной дороги – машина начала разгон...

Она так и осталась на исторических фотографиях летящим по шоссе серебристым снарядом ГЛ-1 – первой гоночной машиной, созданной советским автомобильным заводом, на которой в 1940 году гонщик Аркадий Николаев поставил всесоюзный рекорд скорости – 161,87 км/ч.

Считалось, что ГЛ-1 не сохранилась, и до наших дней дошло лишь несколько ее фотографий в музее ГАЗа. Однако это оказалось далеко не все. Уникальный архив, посвященный ГЛ-1, почти 70 лет хранился в родовом доме Аркадия Николаева. Еще до войны он начал собирать фотографии и документы, посвященные ГЛ-1 и другим экспериментальным машинам Горьковского автозавода. С тех пор они никогда не покидали пределы его дома. Этот архив открыл сын гонщика, Андрей Николаев.

Первый вариант ГЛ-1

Спорткар имени Липгарта

До появления ГЛ-1 автоспорт Советского Союза мог гордиться только самодельными машинами на шасси ГАЗ-А и ГАЗ-М1. Но ГЛ-1 стала первой советской гоночной машиной, созданной автомобильным заводом. Это обеспечило ей необходимый статус и официальный пропуск в автомобильную историю.

Новую машину назвали в честь главного конструктора Горьковского автозавода.

Отец говорил, ГЛ-1 нужно понимать как «Гоночная Липгарта», хотя на самом деле конструктором этой машины был Евгений Агитов, – рассказывает Андрей Николаев.

ГЛ-1 возглавлял заводскую колонну на парадах

Первый вариант ГЛ-1 был построен в 1938 году на базе серийной ГАЗ М-1. Он представлял собой установленный на раму двухместный кузов (вероятно, черного цвета) без крыльев, с низким ветровым стеклом. В левом борту кабины сделан вырез под локоть водителя. Капот, боковины капота и облицовка радиатора такие же, как у обычной «Эмки». А задняя часть приплюснута и оформлена в виде широкого, как ласта, хвоста – у Евгения Агитова был свой взгляд на аэродинамику. Форсированный 4-цилиндровый двигатель с двумя карбюраторами, увеличенной степенью сжатия, экспериментальной головкой блока цилиндров с увеличенным диаметром клапанов. В отличие от мотора серийной «Эмки» его мощность равнялась не 50, а уже 65 л.с. при 3200 мин–1. Масса машины составляла 1000 кг.

А гонщик кто?

Техником-испытателем нового автомобиля стал 24-летний Аркадий Николаев, выпускник авиационного техникума, студент Горьковского индустриального института им. Жданова. В 1937 году он начал работать на ГАЗе в должности инженера-технолога. Его технические способности не остались незамеченными, и в 1938 году Николаев стал на заводе уже ведущим испытателем, руководителем группы дорожных испытаний автомобилей.

Аркадий Николаев

Николаев занимался не только испытаниями ГЛ-1, но и ухаживал за ней: лично проводил техобслуживание, сам готовил высокооктановое топливо. Он был неразлучен с машиной, и большая часть его архива посвящена ГЛ-1. Почти все эти фото сделаны и лично подписаны известным автомобильным фотокорреспондентом – легендарным летописцем истории ГАЗа – Николаем Добровольским.

Показательный заезд ГЛ-1 состоялся в 1938 году на соревнованиях в Киеве. Тогда главным судьей гонок был Валерий Чкалов, который не упустил шанса промчаться на ГЛ-1 по украинским улицам. Потом Аркадий Николаев рассказывал, что легендарный летчик, до гибели которого оставалось всего полгода, был в восторге от машины. Но, как ни парадоксально, тогда выиграла гонку не она…

Аркадий Николаев сумел развить на ней 143 км/ч. Всесоюзный же рекорд скорости – 143,266 км/ч – был установлен ленинградцем Георгием Клещёвым на самодельном ГАЗ М-1 «Спорт». Основой машины-победителя был старый ГАЗ-А с пробегом 300 тыс. км, выделенный для создания гоночной машины директором ленинградского таксопарка. На ней был установлен форсированный двигатель ГАЗ М-1 мощностью 65 л.с., рама опущена относительно центров колес на 90 мм, изготовлены новые шестерни главной передачи с передаточным числом 3,4. Степень сжатия подняли до 5.1, установили два карбюратора и четыре коротких выпускных трубы.

А.Ф. Николаев возле позднего ГЛ-1

Существует версия, что Аркадий Николаев не выиграл гонку, потому что у него был сломан палец правой руки. И, действительно, в музее ГАЗа есть подлинная фотография Аркадия Николаева с Валерием Чкаловым, на которой хорошо видно, что правая рука гонщика перебинтована. Большая, но менее четкая копия этой фотографии висит в доме Николаевых. Правда, сын испытателя Андрей говорит, что ни о каких сломанных пальцах не слышал. Возможно, его отец просто не стал акцентировать на своей травме внимание.

Через полтора месяца после соревнований в Киеве рекорд он все-таки побил. 21 октября 1938 года на Московском шоссе города Горького Аркадий Николаев прошел на ГЛ-1 один километр с хода со средней скоростью 147,84 км/ч.

Слева Валерий Чкалов

Новое лицо ГЛ-1

Возглавляя на ГАЗе КБ двигателей, Евгений Агитов руководил знаменитой работой по переводу размерности нового двигателя Dodge D5 из дюймовой системы мер в метрическую, в результате чего родилась легендарная «шестерка» ГАЗ-11. Этот мотор открывал Николаеву путь к новым рекордам.

Тема развития советского автоспорта была по-прежнему актуальна. В 1930-х она была частью государственной программы военной подготовки населения. Есть легенда, что Сталин был в душе гонщиком: после работы он заставлял водителей гнать на полной скорости за город, говорил, что так отдыхает и снимает стресс. Эпизод такой бешеной гонки описан Борисом Пильняком в «Повести непогашенной луны».

Слева – Евгений Агитов

В этой атмосфере Евгений Агитов начал работу над ГЛ-1 второго поколения. А Аркадий Николаев, являясь выпускником Горьковского индустриального института имени Жданова, начал работать над своим дипломным проектом: «Форсированный шестицилиндровый двигатель ГАЗ-11 с верхним расположением всасывающего клапана». Эта написанная от руки дипломная работа со всеми расчетами и чертежами сохранилась в его архиве. Вот ее исходные данные: «Марка двигателя – ГАЗ-11(а), число цилиндров – 6, мощность двигателя 110 л.с., соответствующее число об./мин – 4000 об/мин., тип автомобиля – гоночный, количество мест – 1».

В дипломной работе Николаев писал: «Автомобильный спорт в нашей стране отстает. Все эти рекорды относительно малы… Шестицилиндровый двигатель в настоящее время является базой для развития автомобильного спорта, обладая необходимыми для этого техническими данными. Двигатель ГАЗ-11, при его некотором реконструировании и форсировке, может дать мощность до 110 л.с., оставляя литраж без изменения, что я и ставлю задачей в своем дипломном проекте, имея конечную цель достичь максимальной скорости 200 км/ч на машине, специально построенной для этого двигателя».

Николаев точно объяснил смысл создания гоночных машин:
«На любом этапе развития техники гоночный автомобиль являлся воплощением прогрессивной мысли конструктора и предопределял дальнейшие изменения конструкции нормального автомобиля. Можно назвать много особенностей современного автомобиля, которыми 20 лет назад были наделены только гоночные машины. Характерным примером является увеличение числа оборотов, литровой мощности, повышение степени сжатия и облегчение поступательно движущихся частей, достигнутые в настоящее время. Число оборотов автомобильных двигателей последних лет составляет в среднем 3500 об./мин, тогда как раньше такое число оборотов было свойственно только гоночным автомобилям». Для наших современников это уже аксиома, но в конце 1930-х казалось откровением.

В 1940 году Николаев защитил диплом. И тогда же под руководством Е. Агитова была построена новая гоночная машина на шасси ГАЗ-11 с 6-цилиндровым мотором ГАЗ-11 стандартного объема 3485 см3, форсированным до 100 л.с. Кто на кого влиял в процессе создания машины – Агитов на Николаева или Николаев на Агитова – неизвестно, но несомненно, оба работали в одном коллективе и преследовали одну цель: создать самую скоростную машину.

Для ГЛ-1 второго поколения капот и облицовку радиатора позаимствовали у седана с 6-цилиндровым двигателем ГАЗ-11-73. У водителя над головой появился обтекаемый колпак, на колесах – аэродинамические колпаки-обтекатели. Но масса машины увеличилась всего на 100 кг. Ее дизайн казался в те годы космическим: она выглядела очень стремительной, и в этом была фантастически красива.

А.Ф. Николаев за рулем первой версии ГЛ-1

«Папа рассказывал, что кузов машины выколачивали вручную из дюралюминия, – вспоминает Андрей Николаев. – Он был серого металлического цвета.»

Но был ли это натуральный цвет металла, либо машину покрасили серебрянкой, очень модной в то время краской? Ответа на этот вопрос нет до сих пор. Цель была достигнута: во время официальных соревнований Аркадий Николаев установил абсолютный всесоюзный рекорд скорости – 161,87 км/ч. ГЛ-1 стала авангардом заводских разработок, гордостью ГАЗа, самой перспективной машиной завода, символом скорости Советского Союза. На всех горьковских парадах и праздниках Николаев ехал на ГЛ-1 в почетных первых рядах. На фотографиях видно, что глаза людей устремлены только на него.

Правда, создание ГЛ-1 совпало с созданием на заводе имени Сталина спортивного автомобиля высокого класса – родстера ЗИС-101 «Спорт». В том же 1940 году на официальных соревнованиях он достиг скорости 162,4 км/ч. Но у ЗИСа был восьмицилиндровый двигатель объемом 6060 см3 с алюминиевой головкой блока, алюминиевыми поршнями и шатунами. При абсолютно неравных шансах две машины показали практически равный результат.

Машина с хрустальными фарами

Кроме ГЛ-1 Аркадий Николаев испытывал все опытные образцы автомобилей, которые планировалось до войны пустить в серию. Он предпочитал это делать неподалеку от своего дома, на изрезанной оврагами местности под деревней Великий Враг, которая находится в нескольких километрах от Нижнего Новгорода.

«Папа брал машину, ехал на ней домой, и здесь же ее испытывал», – рассказал Андрей Николаев.

В архиве Николаева сохранились уникальные фотографии. Аркадий Федорович участвовал в испытаниях первых полноприводных машин Виталия Грачева. На одних снимках – грузовик с двумя ведущими мостами и обмотанными цепями колесами пытается перебраться через лежащее дерево. Эта машина – не полуторка, а прототип будущего ГАЗ-63! На других фото – опытная «Эмка» ГАЗ-61-40, нагруженная тяжелыми маховиками, взбирается по крутому склону оврага и едет по воде, рассекая волну. В один из таких напряженных моментов ходовая часть машины не выдержала нагрузки: на фотографии – засевшая в овраге «Эмка» со сломанными мостами.

Испытания трехосного ГАЗ-30 и полугусеничных полуторок ГАЗ-65 и ГАЗ-60
ГАЗ-62 1940 года – один из прототипов будущего ГАЗ-63

В архиве Николаева есть уникальная фотография первого выезда на шоссе ГАЗ-М1 с двухдверным кузовом купе! О том, что на ГАЗе была создана такая модель, нет упоминания в официальной истории. А на шоссе Николаев тренировался на мощной американской машине.

Сенсационный снимок купе на базе ГАЗ-М1

«Какой марки была эта машина, – неизвестно, – говорит Андрей Николаев. – Но папа говорил, что это машина миллиардеров, у нее хрустальные фары.»

На фотографии видно, что это Graham 97, седан авангардного дизайна, действительно с необычными фарами. Служебной же машиной Аркадия Николаева во время войны была обычная «Эмка».

Машина с хрустальными фарами – американский Graham 97

«У папы работали два паренька, – рассказал Андрей Аркадьевич. – Они обслуживали эту «Эмку», натирали ее до блеска. Однажды говорят: «Разрешите, мы вам машину помоем». И уехали на ней. Нет их и нет. А они ее, оказывается, об танк шарахнули! И это все внутри завода происходило! Привозят сверкающую «Эмку» с покалеченным боком. А через день эту машину пригнали как новенькую – прогнали ее через конвейер два ушлых пацана. А еще через день, чтобы загладить свою вину, пришли к отцу и говорят: «А у нас для вас подарок есть!» Отец выходит во двор, а там стоит новенький ГАЗ-67: эту машину они для него прямо с конвейера выкрали. Он приказал немедленно вернуть ее обратно. «Тоже мне, – говорит, – подарочек!»

«Эмка» Николаева после столкновения с танком.

Chevrolet Хрущёва и Эйзенхауэра

После войны, когда Аркадий Николаев уже не работал на ГАЗе, в его личной собственности перебывало много разных автомобилей.

«Сначала у отца была «Победа», – рассказал Андрей Николаев. – Потом ГАЗ-21 в экспортном исполнении – одна из тех нескольких машин, которые ГАЗ готовил на выставку в Брюсселе. Потом было две «Волги» ГАЗ-24. Самым необычным и красивым личным автомобилем был Chevrolet, который, говорят, Эйзенхауэр подарил Хрущёву. Он подарил два автомобиля – Chevrolet и Oldsmobile. Но когда Хрущёва сняли, обе эти машины отдали в КЭО ГАЗа, а уже оттуда Oldsmobile продали в Горьковскую сельскохозяйственную академию, а Chevrolet – папе. В КЭО был еще Pontiac, его решил купить знакомый папы.

Конечно, Chevrolet вызывал в Горьком ажиотаж, – продолжает рассказ Андрей Аркадьевич. – Это были 70-е годы (иномарки в закрытом для иностранцев городе встречались крайне редко. – Ред.). Однажды я выехал на нем в город, остановился, зашел в магазин. Выхожу – у машины толпа народу, меня к ней не подпускают: «Не мешай, – говорят. – Слишком молодой, чтобы на такие машины смотреть».

Андрей Николаев и Chevrolet Impala его отца

Конструктора убила война

Во время войны в расцвете лет покончил жизнь самоубийством конструктор ГЛ-1 Евгений Агитов. Вот что рассказал об этом ведущий конструктор бюро легковых автомобилей ГАЗа Борис Дехтяр.

«Евгений Агитов был очень оригинальным, очень талантливым, а значит, и тонко чувствующим человеком. Когда война началась, он оказался без дела. До войны он был на особом положении, Липгарт видел его талант и давал ему возможность работать в индивидуальном порядке. Агитов работал над тем, над чем хотел работать. Но во время войны все изменилось: многие проекты, к которым он имел отношение, пришлось отложить. К тому же Агитов все сделал для того, чтобы сконструировать и усовершенствовать двигатель для аэросаней, что в итоге сыграло важную роль в битве за Москву. Но орден Красной Звезды дали другому конструктору! И как человеку тонкой нервной организации перенести все это ему психологически было очень тяжело, что и привело к его самоубийству…»

Самое печальное, что накануне войны Е. Агитов приступил к созданию ГЛ-1 третьего поколения. В архиве Николаева сохранился эскиз новой версии ГЛ-1, совсем не похожей на другие советские гоночные автомобили. Эту машину Агитов унес с собой...

Эскиз ГЛ-1 третьего поколения

Возвращение ГЛ-1

Ни винтика, ни колеса, ни гайки. От ГЛ-1 не осталось ничего!

По одной версии, легенду 1930-х постигла участь многих непошедших в серию машин: на заводе ее разрезали в металлолом. По другой – машина погибла во время одной из бомбежек заводских цехов. Но как бы то ни было, ГЛ-1 продолжал оставаться для многих автомобилем-мечтой. Его призрак владел мыслями коллекционеров, в глубине души мечтавших все-таки разыскать если не саму машину, то хоть уцелевшую часть. Самые упорные реставраторы разыскивали Андрея Николаева в Великом Враге и спрашивали, не продаст ли он хоть какую-нибудь железочку, уцелевшую от ГЛ-1. Сын гонщика разводил руками.

Цель реставрации ГЛ-1 без чертежей и при ограниченном количестве информации и фотографий казалась далекой, как космос. И все же в этом году она достигнута. Первым, кто рискнул восстанавливать ГЛ-1, стала Центральная декоративно-техническая студия ЦДТС, которая занимается реставрацией, воссозданием несохранившихся машин и издательством книг. По чертежам, воспроизведенным самостоятельно на основе фотографий, удалось воссоздать раму, шасси, мотор и кузов второй версии ГЛ-1!

Два важных события – восстановление ГЛ-1 и открытие архива Аркадия Фёдоровича Николаева – произошли практически одновременно и независимо друг от друга. ГЛ-1 вернулась почти через семьдесят лет после ее появления на свет.

Эхо забытых побед

Сергей Ионес

От современных историков приходилось слышать неуважительные отзывы о советских гоночных машинах 1930-х и их создателях. Мол, они не побили дореволюционного рекорда скорости, не выигрывали у гоночного «Руссо-Балта» 1910-х.

Давайте разберемся! К российскому рекорду скорости 1913 года (201 км/ч) в самом деле не приблизились ни ГЛ-1, ни ЗИС «Спорт». Но этот рекорд установил немец Ф. Хернер на машине Benz 82/200 с двигателем огромного литража – 21 493 см3! Иначе говоря, пригнали мощную иномарку, посадили хорошего водителя-иностранца – и готов рекорд! На 15-литровых Benz 55/150 спортсмены разгонялись примерно до 180–185 км/ч. Последним в годы нэпа это сделал Борис Удольский.

Иное дело – отечественные машины, выношенные и выстраданные российскими конструкторами и спортсменами. Самый мощный «Руссо-Балт С-24/58» с 5-литровой «четверкой» гонщику Ивану Иванову удалось разогнать до 130 км/ч. Такую скорость развивали даже самодельные гоночные «газики», а ленинградские таксисты Клещёв и Трусилло превысили ее более чем на 10 км/ч. ГАЗ-11-73 с серийным кузовом достиг 140,7 км/ч. Не заводской ли испытатель А. Ф. Николаев сидел в тот день за его рулем? А уж до ГЛ-1 «Руссо-Балту» было как до неба.

Да что там «Руссо-Балт»! «Зисовцы» с тюнинговой верхнеклапанной «восьмеркой» и отличным шасси ЗИС-101 добились только 162 км/ч, а смельчак Николаев на «грузовом» нижнеклапанном моторе ГАЗ-11 и неустойчивом «эмовском» шасси развил целых 162 км/ч! И это при опасных вибрациях шимми, сотрясавших переднюю подвеску «Эмки» на высоких скоростях!

Сомневаюсь, что виновник массовых репрессий был «гонщиком в душе». И эпизод со спортивным автомобилем в «Повести непогашенной луны» погубленного сталинским «правосудием» писателя Б. Пильняка кажется мне художественным вымыслом. Думаю, Сталин заставлял своих шоферов носиться с огромной скоростью не из желания «снять стресс». Он просто боялся покушения, которое могло стать заслуженным наказанием за его преступления.

Исключительно интересен предложенный инженером А.Ф. Николаевым двигатель на базе ГАЗ-11 с газораспределительным механизмом типа IOE – верхними впускными и нижними выпускными клапанами. Это пригодилось бы после войны и, возможно, стало бы шагом к созданию верхнеклапанных модификаций моторов ГАЗ-12 и ГАЗ-51. Данная разработка заслуживает отдельного рассказа!

Комментировать ... >>
Егор
(28.01.12)
Я когда смотрел по телеканалу Звезда , передачу "Погоня за скоростью" , то расскажу :
Да , Эмку хотели довести до того , что бы она "взлетела как ракета" ! Молодцы ребята !
Loading...