<<< Назад

Заплыв с погружением

С. Цыганов, фото К. Савченко

Сначала смотрим, где расположен срез воздухозаборной магистрали. Та-а-ак, по левому борту, на стыке фары и крыла. И достаточно высоко. Прекрасно.

Спускаемся к воде и нежно, на второй пониженной в нее въезжаем. Дизель урчит, волны бегут за кормой. Красота. Один круг по мелководью, второй, третий. Потом то же самое, но быстрее. Фотограф мечется по берегу, жестами корректируя курс: вправо, влево, глубже... глубже...

Дно в основном песчаное, с нечастыми мелкими камушками. В стороне от стремнины, но течение все равно не слабое, чувствуется, как вода накатывает на борта. JMC Baodian прошивает водную гладь, что твой катер, лихо гоня бампером валик волны. И делает это с достоинством, без суетливой пробуксовки. Останавливаться нежелательно – песок мгновенно продавится и может уже не выпустить машину. Да и тронуться на рыхлом грунте заведомо непросто.

Подпускаю воду к условной ватерлинии – нижней кромке дверей – ничего, уплотнители держат. Если не выпендриваться ради эффектных кадров, то есть еще сантиметров тридцать, до воздухозаборника. Генератор и стартер кратковременного попадания воды не боятся, а зажигания тут нет вовсе.

Чувство безнаказанности пришло во время еды. Травянистый островок казался несерьезной преградой и брать его решено было не снижая скорости. Кто ж знал, что под безобидной травкой покоится огромный булыжник? Хрясь! Baodian с разбегу перекатился передним колесом через камень и плотно сел на него правым бортом. Вперед – нет, назад – нет, враскачку – бесполезно, только колеса зарывать. Кто знал, кто знал... Думать надо было!

Итак: октябрь, плюс восемь по Цельсию, до берега метров десять. Глушить нельзя – если исчезнет давление в выпускной системе, то вода заполнит сначала катализатор, выведя его из строя, а потом доберется до выпускного коллектора. При повторном запуске – почти гарантированное попадание в цилиндры за счет кратковременно возникающего разряжения. Прокладки поддона и коллектора тоже могут не выдержать, пустив воду, но об этом лучше не думать... Раздеваюсь медленно, под жизнеутверждающий шум вентилятора отопителя, включенного на максимум. Лезу в воду. Камень действительно оказался большим – приплюснутым, диаметром около метра. Машина на нем расположилась вполне комфортно, ничего не сломалось и даже не поцарапалось. Спокойно так сидит, урчит и ничего более не хочет. Еще бы вперед на полметра – и прощай, глушитель и, возможно, топливный бак. А так ничего, даже карданы вращаются свободно.

Смеркалось. Мои попытки вызволить камень из-под двухтонной машины были похожи на вытаскивание фундамента из-под дома. То есть это была бессмысленная затея, блажь. Поэтому, насладившись голым торсом автора и отщелкав его во всех возможных эротических ракурсах, фотограф удалился на поиски трактора.

Трактор появился через час, и все это время Baodian мужественно тарахтел в ледяной воде, ничем не обозначив недовольства. Трактор... Это не трактор, это песня! Ода, пропетая советской конструкторской школе: "Беларус" с говновозкой! Витёк, водитель сей кобылы, безмятежно разбрасывал навоз на поле неподалеку, за этим занятием и был застигнут фотографом. Пятьсот рублей показались крестьянскому сыну адекватной платой за необходимость лицезреть голого журналиста, а мне пришлось почти подныривать под машину в попытках зацепить трос.

Кончилось все удивительно благополучно: JMC Baodian, влекомый уверенной тягой "Беларуса", выехал на берег, где и был подвергнут немедленной ревизии. Рама не помята, валы вращаются, в масле воды нет. Разве что передняя подвеска нахватала водорослей. Мы еще несколько раз проверяли масло на предмет осветления, но все было нормально.

Комментировать ... >>
Loading...