<<< Назад

Грузовое Ватерлоо

А. Калугин, фото автора

Беспрецедентный по напряжению человеческих сил и нагрузкам на технику 27-й ралли-рейд «Телефоника Дакар-2005» позади. В зачёте грузовиков в 4 раз подряд и в 6 раз за историю выступлений команды «КАМАЗ-Мастер» «Золотой бедуин» достался россиянам. Однако в анналы истории автоспорта этот марафон вошел как «кровавый Дакар». И не без оснований...

Сначала – о грустном

На берегу Розового озера во время традиционного финиша африканской многодневки можно было наблюдать странную картину: на руках мотоциклистов развевались черные повязки. Это был траур по погибшим, в первую очередь – по двукратному чемпиону «Дакара» итальянцу Фабрицио Меони (он упал на скорости 184 км/ч) и испанцу Хосе Мануэлю Пересу, также получившему смертельные травмы при падении. Эти две смерти организаторы признали. Но от других открещивались, как могли.

Другие – это два бельгийских мотоциклиста, входивших в команду поддержки бельгийца Рене Деляби. В клубах пыли их не заметил грузовик, мощно накативший сзади... Шансов на спасение не было никаких. После организаторы сказали, что эти люди ехали вне зачёта и к соревнованиям отношения не имеют. Не имела отношения к ралли и пятилетняя девочка, которая вырвалась из рук родителей и выбежала на шоссе прямо под колёса грузовика, выбывшего из зачёта ралли.

Едва не закончилась трагедией и история с боевой машиной Ильгизара Мардеева. Ночью, когда пилот отдыхал, двое механиков поехали испытывать систему оповещения о приближении к максимально разрешенной скорости. Что было дальше, толком не знает никто: то ли на пути возникло препятствие, то ли механики не справились с управлением, но в итоге КамАЗ несколько раз перевернулся. Скорее всего, механики не были пристегнуты и находились без шлемов, поскольку полученные травмы оказались очень тяжелыми. К счастью, сейчас один из пилотов уже выписан из иностранной клиники и находится дома, второй – на завершающей стадии лечения. А тогда, несколько недель назад, трудно было сказать, выживут ли спортсмены и не станут ли они инвалидами...

Нам хлеба не надо?!

По сравнению с прошлогодним ралли протяженность маршрута была сокращена более чем на 2 000 км, но участникам от этого легче не стало. В этом «Дакаре» существенно уменьшилось количество ориентиров, из-за чего нагрузка на штурманов резко возросла. Максимальную скорость в населенных пунктах ограничили отметкой 50 км/ч, а на трассе грузовикам установили «потолок» в 150 км/ч. А чтобы «служба мёдом не казалась», контроль за соблюдением этих правил устроили из космоса, через спутники. Кстати, один из экипажей TATRA был снят с соревнований за превышение установленного лимита. Новшеством стал и «закрытый парк». Проще говоря, после некоторых этапов ремонтировать машины запрещалось. Сделать это можно было только на следующий день, но уже за счёт времени гонки.

Наконец, маршрут трассы был преднамеренно проложен с прицелом на опасность и зрелищность. Каменистые участки, на которых не выдерживали специальные шины, сменялись рыхлыми песками, норовившими закопать технику как можно глубже. Мокрые грунты, на которых неимоверно увеличивался расход топлива, чередовались с трамплинами из верблюжьих колючек. Словом, местность была выбрана таким образом, чтобы машины и люди испытывали неимоверные нагрузки. И если люди выдерживали, то «железо» ломалось. Очевидно, это как раз и устраивало организаторов...

Игра мускулами

Ещё накануне было ясно, что легкой прогулки у спортсменов из Набережных Челнов не будет. На старт ралли вышло 69 экипажей грузовиков – больше, чем в прошлом году. По словам руководителя команды «КАМАЗ-Мастер» Семёна Якубова из них каждый четвёртый намеревался идти на результат (читай – на победу или подиум), и полтора десятка примерно равной по возможностям техники. В категории Т4 (серийные грузовики) собрались титулованные спортсмены вроде итальянца Микки Бьязона (IVECO), голландцев Яна де Роя и Ганса Бекса (DAF), чеха Томаса Томечека (TATRA). И если автомобили DAF и TATRA накануне старта в Барселоне наши гонщики хотя бы видели, то IVECO, MAN, Hino представлялись «тёмными лошадками».

Был и психологический прессинг. Атмосфера вокруг предстоящей битвы в категории грузовиков стала по-африкански жаркой ещё задолго до прибытия на «чёрный континент». Во многом – из-за не желания соперников КамАЗа мириться с его успехами. Прежде всего, нынешний статус-кво не устраивал голландцев. Так, задолго до старта марафона западная пресса искусно подогрела интерес к Яну де Рою и его сыну Герардусу, выступающих за DAF. Де Рой-старший уже не первый год во всеуслышанье грозился «надрать русским уши». В прошлом году он заявил, что ничто не доставило бы ему большего удовольствия, чем увидеть два грузовика DAF на вершине дакаровского подиума. Помпезная презентация этих машин за месяц до официального начала гонки как бы давала понять, кого голландцы видят будущими триумфаторами. В конце концов, соперников понять можно: спонсорские контракты нужно отрабатывать сполна.

В этом году голландцы и вовсе хватили лишку. Накануне гонки дафовцы дали интервью, в котором говорилось о том, что КамАЗ не то, что будет бит на трассе, а ни много, ни мало – выброшен из гонки. Уже по ходу «Дакара» на сайт нашей команды поступали «поздравления» болельщиков голландской команды со словами, которых нет даже в русском языке. Такого никогда не было за все годы участия КамАЗа в этих соревнованиях. В общем, допекли наших. Поэтому когда иностранные журналисты спросили руководителя «КАМАЗ-Мастер» Семёна Якубова о том, что он думает о ДАФе, он ответил коротко: «Технику делать не умеют, да и ездить тоже». Быть может, слишком прямолинейно, но – пусть ведут себя подобающим образом.

Extreme и конкуренты

На 27-й «Дакар» КамАЗ снарядил 25 человек и 7 ед. техники: три боевых машины, три «технички» и одну «мобильную квартиру». Последний, автомобиль-бабочку, камазовцы сделали накануне отъезда на гонку. В нем предусмотрены три купе, кухня, душевая, холодильник. После раскрытия бортов образуется дополнительная площадь на 10 м2. Кстати, ни у кого из соперников русских чемпионов ничего подобного нет. Аналоги были когда-то у Mercedes и Citroen. Ещё одно новшество – врач в команде. Миссию исцелять травмированных и просто уставших спортсменов возложили на Сергея Бубновского, руководителя клиники мезотерапии.

Покорять 27-й «Дакар» наши гонщики отправились на КамАЗ-4911 Extreme, который зарекомендовал себя в Африке на 5 баллов. Напомним, что годом ранее он «похудел» более чем на 2 т. В пересчёте на массу человека это означает потерю пятой части веса. Были внесены некоторые конструктивные решения, не противоречащие техническому регламенту ралли. Ярославский мотор на 300–400 кг тяжелее двигателей конкурентов (годом раньше разница составляла полтонны), а его аппетит находится на уровне 120 л/100 км, что очень много. Не будем забывать, что баки КамАЗов позволяют брать 900 л, тогда как у DAF, например, два бака по 600 л. Проще говоря, запас хода у наших машин пока меньше.

По снаряженной массе КамАЗ опять-таки уступает соперникам. У DAF она составляет 8 800 кг, у MAN – 8 500 кг. Вес Extreme – под 10 000 кг. Ярославский мотор старый – ему не один десяток лет. В то же время, он прост как грабли и лишен опасности «заболевания» электронных «мозгов». Однако в мощности и максимальном крутящем моменте он уступает соперникам. Скажем, у того же DAF из мотора выжали 900 «лошадей», а кривую крутящего момента загнали на отметку 3 200 Нм. Вдобавок ко всему DAF в этом году стал единственным, кто выехал на трассу со всеми дисковыми тормозами. В общем, было от чего поволноваться.

Русские идут!

Уезжая на гонку, ни один из участников не мог себе представить, чем она закончится. «Дакар» всегда непредсказуем, но на этот раз был более непредсказуемым, чем обычно. Если в прошлом году тяжелым был только один день и отрезок длиной около 200 км, то в этом – не один день и несколько тысяч километров. Было много каменистых участков, гористой местности. Временами скорость опускалась до 5 км/ч. Естественно, техника ломалась, и до финиша в итоге добралось менее половины всех участников.

Темп гонки с самого начала был взвинчен до предела. Полтора десятка грузовиков бросились в борьбу за лидерство, и что там происходило – просто не описать. Скорости были сумасшедшие, никто не обращал внимания ни на что происходящее вокруг: ни на пыль, ни на препятствия, ни на обгоны. Всё происходило с максимальным риском, и порой это заканчивалось плохо. Камазовцы получали травмы, но благодаря Михалычу – доктору Сергею Бубновскому, и профилактической подготовке накануне «Дакара», смогли выдержать эту гонку лучше, чем остальные. Когда в экипаже Фирдауса Кабирова механик Андрей Мокеев получил травму позвоночника, встал вопрос о способности экипажа продолжать гонку. Благодаря Бубновскому он возобновил борьбу, а через 3 дня практически все последствия травмы были забыты.

Самый серьёзный удар российская команда получила в самом начале ралли, когда вышла из строя «техничка» Ильгизара Мардеева. Команда лишилась быстрой «технички», и ничего хорошего на трассе это не сулило. Команда потеряла ту самую машину, которая бы ехала наравне с боевыми экипажами и одновременно везла дополнительный комплект запчастей и запас топлива. И случилось это, когда её помощь была нужна как никогда, на этапе-марафоне, состоящем из 2 дней. Ночью машины находились в закрытом парке, и доступ к ним был запрещен. Был длинный 660-километровый участок, очень тяжелый в плане преодоления: зыбучие пески, верблюжья колючка. Расход топлива оказался в 1,5 раза больше обычного. Участники на это не рассчитывали, предупреждения от организаторов не поступило, поэтому беда постигла практически всех дакаровцев: только 20% спортсменов смогли достичь финиша с пустыми баками.

В середине отрезка, за 300 км до финиша на машине Владимира Чагина произошла беда: в двигателе пробило прокладку газового стыка, вытекла охлаждающая жидкость, мотор начал перегреваться. Были вынуждены остановиться. Обнаружив дефект, понимали, что надежды на победу уже нет. В комплекте запчастей не оказалось прокладки голов-ки блока цилиндров – этот дефект «выплыл» впервые за все годы участия в «Дакаре». Ранее конструкция в этом месте отличалась надежностью. Первые годы возили эту запчасть, потом перестали – идет борьба за снижение массы автомобиля. В «техничке» всё это было, и если бы она следом подоспела, потеряли бы 1,5 ч на замену прокладки, и продолжили движение. Но ситуация была хуже: требовался металл толщиной 1,8 мм, которого на автомобиле в принципе нет. Проявили смекалку – распрямили крышку топливного бака, вырезали из неё прокладку, установили и 2 дня на ней ездили. Специалисты не переставали удивляться: как такое возможно?! Но, знаете, при пожаре и бабушка сейф выносит из дома...

Потеря времени составила 5 ч, но экипаж был в строю и продолжил гонку. Беда настигла экипаж №515 в 60 км от финиша, где машина остановилась уже окончательно – кончилось топливо. Не хватило каких-то 50 л. К чести второго экипажа, там вовремя заметили высокий расход топлива. Раньше сбросили скорость, выключили вентиляторы и все дополнительные потребители энергии, и на последних парах Фирдаус Кабиров смог доехать.

Организаторы, понимая, что это их ошибка, наутро увеличили время максимум до 12 ч следующего дня, хотя первоначально оно ограничивалось 4 ч утра. Следующий день организаторами был отменен, потому что собрать всех с огромного пространства за одну ночь оказалось нереально. Чагину удалось купить полбочки топлива у местных жителей за 400 евро. Ах, если бы вовремя! Только благодаря этому и финишировали. Но штраф в 10 ч перечеркнул надежды Чагина на «золото» в этом «Дакаре». Как говорится, се ля «Дакар»: проблемы настигают там, где их меньше всего ждешь.

Была ещё одна поломка на экипаже Чагина. Неожиданно вылезшая коряга во время движения по лесу попала под днище машины и вырвала пневмосистему. Остановились, долго её собирали, складывали, в итоге опять потеряли время. Продолжили движение уже без пневмоподкачки. Догоняли Фирдауса, чтобы оказать необходимую помощь, но в этот день она, к счастью, не потребовалась.

Бои по правилам и без

На следующий день команда начала работать на экипаж №520. На хвосте у Кабирова висел дафовский экипаж Ганса Бекса. Наши ребята отслеживали его маршрут, чтобы не получить сюрпризов. Следующий этап-марафон преподнес очередные неприятности: машина Кабирова потеряла... кузов. Такой же дефект в самом начале гонки был на машине Чагина, но тогда успели «позаимствовать» надстройку с машины Михайловского. Впервые меняли кузов в процессе гонки. И тут опять пришлось применить смекалку: использовали трапы для самовытаскивания в песках – подставили их, привязали ремнями.

В эту ночь экипажи не спали вообще, и только водители покемарили часа полтора, не больше. За 3 дня экипажи были в объятьях Морфея не больше 4 ч. О нагрузке говорит тот факт, что механики по 3 дня работали, не раздеваясь – было некогда. Зато соперники отслеживали каждый шаг русских. Когда две наши «технички» выехали на заправку, расположенную в пятистах метрах от бивуака, дафовцы позвонили организаторам и попросили пересчитать количество КамАЗов. А на информационном стенде появилась записка такого содержания: «Два КамАЗа выезжают за пределы бивуака. Им требуется техническая помощь. Что будет дальше?» Но, как говорится, собака лает – караван идёт.

До утра машину Кабирова восстановили, и он осторожно довёл своего мустанга до наших «техничек». Конечно, он не смог приехать первым, а был только четвёртым. Но в тех условиях этот результат уже считался очень хорошим. К чести наших механиков, с КамАЗами не случилось ни одной поломки, которую можно было бы записать на их счёт или отнести к некачественной сборке. Дефект прокладки, из-за которой пострадал экипаж Чагина, стал следствием высоких нагрузок, которые испытывает двигатель. Температура наддувочного воздуха поднималась до +130°С, в то время как при нормальном режиме она не превышает +70°С. И всё-таки КамАЗ оказался надёжнее техники соперников. Например, DAF разбирал мосты и менял подшипники, переставлял бортовые редукторы, рессоры и амортизаторы, варил рамы. TATRA как никогда была подготовлена и стремилась к победе, но сошла из-за поломки приводов: в один и тот же день, в 100 км друг от друга встали две машины...

Как никогда, серьёзным оказался подход технических комиссаров. К КамАЗам подходили, чтобы измерить колёсную базу, диаметры патрубков и параметры стабилизатора поперечной устойчивости. На финише вскрывали турбокомпрессор. А перед последним этапом вокруг Розового озера, после тщательной проверки экипаж DAF Бекса, претендовавший на 2-е место, дисквалифицировали. Его сняли с гонки из-за трёх отклонений от регламента: заменённой рессоры, увеличенного диаметра патрубков на охлаждение воздуха и пластикового бампера взамен заявленного стального. Были и примеры неспортивного поведения. Например, после ремонта пневмосистемы дафовская «техничка» внаглую не пускала наш КамАЗ вперёд, создавая помеху для обгона. Наши сделали обходной маневр по полю, пересекли их траекторию. И это после того, как КамАЗ помог поставить на колёса перевернувшуюся машину Герардуса де Роя и предупредил его папашу о риске потерять в пустыне «запаски». В ответ даже традиционное «спасибо» не прозвучало. Что ж, мы не злопамятные, но на ус мотаем...

КамАЗ – Чемпион!

На берегу Розового озера героев «Дакара» встречал Генеральный директор ОАО «КАМАЗ» Сергей Когогин и 150 сооте-чественников, специально прилетевших из России. К ним добавилось несколько десятков туристов, отдыхавших в это время неподалеку. «Мы рады, что смогли вырвать эту победу», – сказал боевой руководитель команды и штурман Семён Якубов. А на вопрос, как вы чувствуете себя после гонки, Фирдаус Кабиров ответил: «Я чувствую себя как человек, который много лет назад сдал экзамен, а оценку в зачётке получил только сегодня».

Фирдаус действительно заслужил эту победу, поскольку долгое время был «ведомым». В прошлом году он взял серебро, в этом – золото. Надо ли говорить, что в команде все пилоты – высшего класса, и любому по силам выиграть «Дакар». А ведь когда КамАЗ начал здесь выступать, русских на «Дакаре» рассматривали как явление временное. И только когда наши стали отдавливать пятки лидерам, отношение сменилось на уважительное. И только с DAF не сложилось, вернее – с Де Роями. С Гансом Бексом – наоборот. Он даже подходил, поздравлял Фирдауса с победой. Кстати, теперь КамАЗ наравне с TATRA – на вершине дакаровской славы. Так держать, россияне!

Комментировать ... >>
Loading...