Опубликовано: ГП 10-2020

Возвращаясь к «скорой» теме

Мнение читателя
Леон Меликович Акопов,
кандидат медицинских наук, врач скорой медицинской помощи высшей категории, заслуженный врач города Москвы

Я не являюсь читателем журнала «Грузовик Пресс». Номер 4 за 2020 год попал ко мне случайно. Дочь, передавая мне передачу в больницу, где я лечил ковидную пневмонию, решила, что свободное время я скоротаю за чтением журнала. На эту мысль ее сподвигла фотография автомобиля скорой медицинской помощи на обложке. В больнице я так и не смог познакомиться с журналом. Но вот сейчас, приехав в отпуск в Анапу, я привез с собой журнал и с большим интересом познакомился с вашим материалом. Мой интерес вызван тем, что я 40 лет работаю на Станции скорой и неотложной медицинской помощи города Москвы имени А.С. Пучкова. Сначала фельд­шером, затем врачом, последние 29 лет заведующим подстанцией скорой помощи.

С 1992 года по велению администрации станции я был одним из создателей автомашин скорой медицинской помощи, заказываемых Правительством Москвы в первую очередь в Германии («Мерседес-Бенц 310», фирма «Бинц» в качестве создателя медицинского салона).

Нами был подготовлен проект для закупки 20 автомобилей, при этом минимум денег тратилось на медоборудование, так как были в наличии отечественные дыхательные аппараты и финские дефибрилляторы, при этом мы закупили самые совершенные на тот момент носилки с приёмными устройствами и подъёмными столами, облегчающие транспортировку больных и работу медперсонала. Мы пытались заказать как можно больше «колёс», так как именно с этим у нас были проб­лемы. Автомобили РАФ были крайне ненадёжны и неудобны для работы, особенно в качестве специализированных бригад.

В 1994 году я был в Канаде, на фирме Tri Star, где на базе шасси «Шевроле Вандура» был сделан автомобиль скорой помощи, который успешно прошёл испытания в Москве, но, к сожалению, не был закуплен в связи с различными обстоятельствами, несмотря на то, что он получился в два раза дешевле, чем «Мерседес» из предыдущего проекта.

В 1996 году меня привлекали и на этот раз единоличным автором создания автомобиля скорой медицинской помощи, который затем в количестве 30 штук подарил Газпром городу Москве. Это также был «Мерседес-Бенц 310», фирма «Бинц» традиционно выступала в качестве создателя медицинского салона. Но на этот раз автомобили были укомплектованы самым современным электронным и дыхательным оборудованием, носилками, приёмным устройством и подъёмным столом. В 1996 году мне довелось участвовать в подготовке к эксплуатации в Москве автомобиля «Форд-Транзит» в исполнении фирмы Profile (Финляндия). А затем в проектировании с нуля автомобиля для перевозки тел умерших на базе «Форд-Транзит».

В 1997–1998 меня привлекли для постройки автомобиля скорой медицинской помощи модульного типа на шасси «ГАЗель». Предполагалось, что шасси будет меняться каждые два–три года, а модуль, как наиболее дорогостоящая часть машины, будет служить 10–12 лет. Предполагалось разместить в России завод, который будет собирать и переставлять модули, поставляемые из Финляндии (фирма «Profile»). Но кризис 1998 года похоронил весь проект заживо.

В дальнейшем мне довелось испытывать автомобиль скорой медицинской помощи на шассе «Бычка» (дважды), посетить Чехию (фирма «Сикар»). А также близко познакомиться с первым в России специализированным предприятием по производству автомобилей скорой медицинской помощи «Самотлор-НН» (ныне «Промтех»). Было это в далёком теперь 1999 году. Знаком с продукцией «Лада-Тул» (попытка сделать санитарную «Ниву»).

Теперь по существу вашего материала. Меня удивило, что рассказ об автомобиле скорой медицинской помощи размещён в журнале «Грузовик Пресс». Во всем мире автомобили скорой медицинской помощи отнесены к категории «В». Вы рассказываете об УАЗе, как о сенсации, и создаётся впечатление, что вы сами его не видели. Почему я так говорю, потому что, если видишь эту машину, главное, что бросается причём не в глаза, а в нос, – это жутко вонючий пластик. Находиться внутри автомобиля невозможно. У всех моделей УАЗа прошлых лет (я имею ввиду «скорую помощь») проблема была та же – жуткая вонь. Нынешний прототип, имея цельнометаллический кузов, не имеет прохода из кабины в салон, что является дурным тоном для такого вида кузова, и не удовлетворяет требованиям к категории автомобилей скорой медицинской помощи «С» (реанимобиль).

Кроме того, я ещё ни разу не видел автомобиль СМП «УАЗ» на дорогах России (буханка конечно не в счёт). На всех дорогах России (я не имею в виду Москву, Московскую область и Санкт-Петербург) преобладает «ГАЗель-Next». Я не инженер, но как врач, работавший на большом количестве различных автомобилей, хочу спросить у вас, 135 лошадинных сил – это что, много? Если вычесть ту мощность, которую съедает обязательный по ГОСТу и Техническому регламенту кондиционер и загрузить шасси на обещанную грузоподъёмность в 3,5 тонны, какая мощность останется в наличии? И что данный автомобиль сможет на эту мощность и каков будет расход бензина? Мне кажется, что развить заявленную скорость в 130 км/ч автомобиль сможет только при спуске с горы. И с какой частотой загруженный под завязку автомобиль, будет посещать АЗС, чтобы наполнить 68-литровый бак? При этом примите во внимание немалый расход электроэнергии, который требует современное медицинское оборудование!

Кстати, в рассказе о машине я не встретил упоминание о втором аккумуляторе. В описании сказано, что данный салон не предполагает реанимационных мероприятий. Это не так. Отраслевой класс «В» предполагает, что данный автомобиль используется, как автомобиль скорой медицинской помощи как силами фельдшерской, так и врачебной бригады. А при оказании скорой медицинской помощи может оказываться, при необходимости, и реанимационное пособие. Подавляющее большинство бригад СМП в России фельдшерские, особенно в сельской местности. Поверьте, данные бригады также реанимируют, и им полагаются автомашины класса «В». Оснащение у них такое же. Чаще всего реанимационную бригаду отличает лишь квалификация врача.

В своей статье вы приводите фотографию автомобиля УАЗ-27722 АСМП на выставке MIMS’2001. Как я танцевал, дурак, вокруг этого автомобиля, когда его увидел! Ну, решил я, наконец-то. С трудом нашел стендиста, попросил открыть машину. И ушат холодной воды на голову: там внутри ничего нет, это только концепция, и вообще такого автомобиля не будет. Очередное надувательство.

Комментировать ... >>
Loading...