Опубликовано: ГП 04-2009

Влад Галкин:

«Водительские категории есть далеко не все, но управлять транспортом мне это не мешает!»
Марина Аржиловская

Многих людей творческих профессий упрекают в безответственности, в частности, в опозданиях, будь то репетиция, светский вечер или интервью. Но к Владиславу Галкину это никоим образом отнести нельзя. К моменту нашей встречи он, уютно устроившись за столиком одного из столичных кафе, ждал меня с чашкой ароматного чая. Явно уставший от плотного графика съемок Влад по-джентльменски меня предупредил: «У меня сегодня один из немногих выходных время есть. С чего начнем?»

М.А.: Вы настолько естественно смотрелись в роли дальнобойщика, что хочется этому верить…

В.Г.: Наверное, потому, что я все делаю искренно. У меня есть одно принципиальное правило: я никогда не заигрываю с народом. Не важно, какую роль я исполняю, важно не лгать, профессия этого не терпит. Каждая роль, вне зависимости большая она или эпизодическая, – это всегда очень много здоровья, много эмоций и много жизни. Ты тратишь много сил и даже иной раз не осознаешь, насколько они могут быть весомы. Слово «сыграл» само по себе неверное, я достаточно давно живу на этом свете и знаю, что «сыграть» нельзя, если ты настоящий актер, можно только прожить…

M.А.: Ради роли научились водить грузовик?

В.Г.: Я вожу все виды транспорта, в том числе и грузовики.

М.А.: У Вас водительское удостоверение со всеми категориями?

В.Г.: Категории есть далеко не все, но управлять транспортом мне это не мешает!

М.А.: Значит, Вы прожили какую-то часть своей жизни, колеся по российским дорогам. Влад, а как создавался образ Сашка, был ли какой-то прототип?

В.Г: Да нет, образ был однозначно собирательным, естественно, я окунулся в эту атмосферу. Внимательно изучал особенности общения, манеры поведения, жаргона где-то… Но все равно Сашок – это, конечно, образ додуманный…

М.А.: Вами?

В.Г.: Конечно. Я учился в Щукинском училище. А там студентам-первокурсникам всегда дают задание. Педагог отправляет их на улицу наблюдать за животными, людьми, а потом просит попытаться это изобразить в аудитории. Этот предмет называется «Наблюдение». Так вот вороны, трамваи, люди – они как были, так и есть, и для всех они одинаковы, суть задания в другом – суметь вложить свою интерпретацию происходящего, а это невозможно сделать, не додумав в своем восприятии, как бы это могло быть. То же самое и с образом дальнобойщика. Все, казалось бы, как мир, старо, но Сашок получился таким, каким додумал его я. Да, какими-то чертами характера он наделен мною. Тут вступают определенные законы драматургии, но актер должен насытить образ, сделать его живым.

М.А.: А как жизнь самого актера? Свободное время чем насыщать предпочитаете?

В.Г.: Вы знаете, свободного времени у меня сейчас практически не бывает, не знаю, к счастью или к сожалению, наверное, все-таки к счастью! Спроси вы меня два года назад, есть ли у меня хобби, я бы просто не знал, что ответить, потому что до определенного момента этого понятия в моей жизни не существовало. А теперь могу сказать. Моя страсть – это большие, серьезные машины. Увлекся я этим делом… И вот, скажем, могу даже лекции на эту тему читать (улыбается), начиная с дизайнерских решений и заканчивая техническими характеристиками.

М.А.: В каком направлении – ретроспективы?

В.Г.: Нет, разумеется, в современных авто. Автомобиль – это же не игрушка, которую ты для красоты ставишь и иногда, любуясь, стираешь с нее пыль… Автомобиль – это механизм, который должен работать. Иначе он перестает быть автомобилем, если не получает определенную нагрузку и не радует владельца пробегом. У меня есть и были машины, которые мне приносят огромное удовольствие. Было несколько старых спортивных машин, в том числе и Ford Cobra образца 69-го года, она принимала участие в гонках Ле Манн. Удивительная машина. Но паталогически неудобная, дурацкая по начинке, абсолютно неуправляемая, как все американские авто, но КРАСИВАЯ! Ой, можно долго об этом, конечно, рассказывать… Вообще, американский автопром очень похож на наш. Только внешне машины поинтереснее, а что касается технологии как таковой, они не на высоте! Неповоротливые, неуправляемые, кроме того, что ты нажал на педаль и у тебя начали проворачиваться колеса, они в поворот входят очень странно и очень странно управляемы в этом повороте. Американский полный привод – это просто каменный век. Но есть и какие-то эпохальные моменты – Mustang, Ford Cobra , Dodge Viper. Последняя – скоростная машина с мощным двигателем, но капот перекрывает вид улицы. В ней невозможно ездить по одной причине: сидя в водительском кресле, ты не видишь ничего. Для динамичной, агрессивной езды, которую я люблю, это не годится.

М.А.: И вправду лекции можете читать…

В.Г.: Я предупреждал (смеется).

М.А.: А в настоящий момент Ваш выбор пал на…?

В.Г.: Я, можно без преувеличения сказать, являюсь сегодня обладателем уникального авто Lamborghini Diablo – последней модели кабриолета 2005 года, она одна в стране осталась. Каждый год дорожает в среднем на 100–150 тысяч евро. В ней около 600 лошадиных сил.

М.А.: И Вы на ней ездите в Москве? Странно…

В.Г.: Вы предвосхитили ответ, я на ней по Москве не езжу. Прокатился всего пару раз. Там мощность зашкаливает, как у самолета. Она, скорее, будет у меня коллекционная.

М.А.: Ну да, если учесть, что с каждым годом она дорожает…

В.Г.: Да, это своего рода капиталовложение: чем больше ей лет, тем дороже она стоит. А я свою порцию адреналина получаю при катании на других автомобилях, которые могу без ущерба отремонтировать. Элементарно – комфортное, удобное катание.

Кстати, по моим последним наблюдениям сейчас пробки совершенно гигантских размеров образуются не в Москве, а со стороны области. Особенно в выходные. Всё наши уважаемые дачники!

М.А.: Наверное, красивая природа помогает на время забыть о финансовом кризисе…

В.Г.: Кстати, кризис в переводе с греческого означает «суд». Вот и замечательно, время наконец-то задуматься и многое пересмотреть. Другое дело, есть великая наука – история, но мы никогда не делаем правильных выводов из нее. Поэтому, честно говоря, я не уверен, что ктонибудь чему-нибудь в этот период научится…

М.А.: Я знаю, что у Вас дворянское происхождение…

В.Г.: Да, по отцовской линии это Кутузовы и Голенищевы (несколько поколений), а по материнской – это прямая линия Понятовских – это королевская фамилия, моя бабушка была прямой наследницей. Родных было много, пока не перестреляли всех…

М.А.: У Вас, как это теперь принято говорить, «славянский типаж», сейчас очень много российских актеров пытаются делать карьеру на Западе. Вам был бы интересен подобный опыт?

В.Г.: Если это будет интересный образ, то да. Но я никогда не буду играть в американском кино русского бандита и не пойду по пути некоторых своих коллег. Я никого не осуждаю, но для себя подобных предложений не приемлю. Потому что спустя какое-то время, проснувшись и посмотрев на себя в зеркало, не хочу испытывать досадного неудовлетворения, а может, даже и стыда.

М.А.: У Вас за плечами немалый кинематографический опыт. Ппопробовать себя в качестве режиссера мысли не возникало?

В.Г.: Да, я сейчас как раз двигаюсь в этом направлении, но рассказывать о незавершенном мне бы не хотелось.

М.А.: Какой жанр вам близок?

В.Г.: Я сам по себе достаточно угрюмый человек и моя стихия – это драма или мелодрама, подобные истории, может быть, трагифарс. Я являюсь убежденным приверженцем философского кино, где психологический аспект очень важен. Главное, чтобы была история – не просто сериал, где есть четкие, жесткие рамки, а настоящая, живая история, которую я смогу донести до зрителя. Для меня сюжетный процесс, высосанный из пальца, или сценарий, написанный на правой коленке, не представляет никакого интереса, равно как и не имеет художественной ценности. Важна история ЧЕ-ЛО-ВЕ-КА!

М.А.: Есть ли «золотое правило» при взаимодействии с партнерами на площадке?

В.Г.: Нужно очень внимательно относиться не только к себе и своей работе, но и к окружающим, к тем, кто с тобой рядом.

М.А.: Достойно!

В.Г.: Как есть!

М.А.: Вы очень искренний человек, в Вас нет пошлого напускного пафоса…

В.Г: Я очень давно прочел один из древнекитайских трактатов, есть такая мудрая вещь – невовлекаемость. С одной стороны, ты видишь гниль, ужас, беспредел и еще бог знает что, тебя откровенно коробит и ты понимаешь, что не сможешь сломать огромный механизм, ты просто физически не в силах на него повлиять. С другой стороны, ты не хочешь под него прогибаться, потому что противно. И вот есть только один выход – отстранение. Но в поэтическом китайском он звучит как невовлекаемость. Зато ты честен с самим собой. Я принципиален во многих вопросах, наверное, это плохо. Но я такой и другим быть уже не смогу. Вообще, чем дольше живешь, тем меньше очаровываешься. Ведь если задуматься, то все до гениальности просто. Белое – это белое, черное – это черное. Нет же, люди придумывают какие-то доводы или иллюзии себе в оправдание.

М.А.: Например?

В.Г.: Вот выходит человек из церкви, помолившись, к нему подходит нищий – одежда рваная, грязный, голодный. И что, как правило, человек делает? Сует ему мелкие деньги.

М.А.: Вроде как откупается?

В.Г.: Именно, просто откупается. А ты возьми беднягу, накорми, дай ему одежды чистой или, если есть такая возможность, приюти. Понимаете меня теперь? Нельзя быть наполовину, можно либо быть, либо не быть, иного не дано. Как бы максималистски это сейчас ни звучало, но это моя позиция, я думаю так.

М.А.: Вполне понятно. Влад, у нас есть традиция – добрый анекдот в завершение. Расскажете?

В.Г.: Пожалуй! Приезжает человек на Птичий рынок с определенной целью завести себе экзотического зверька. Вот он ходит, ходит целый день, а все кошки, попугаи да собаки. Он уж было разочаровался совсем. И вдруг при выходе стоит красивый пингвин, а рядом мужик молча курит. Покупатель его спрашивает: «Мужик, почем пингвин?» Тот молчит. Пингвин говорит: «Здравствуйте, я такой хороший, закончил МГУ, сейчас изучаю Фрейда, через год в Гарвард поступать буду. А еще я умею стирать, гладить, готовить, играть в теннис, водиться с детьми, петь вам песенки, водить машину, лазать по скалам, изготавливать мебель…» Покупатель опять спрашивает мужика: «Сколько?» Тот попрежнему молчит, а пингвин продолжает: «Я открыл новую финансовую систему, мне в бухгалтерии равных нет, а скоро я пойду на курсы знаменитого Билла Гейтса, а знаете… я учу китайский язык, имею ученые степени по математике, физике…»

Покупатель – мужику, когда тот переворачивает табличку с ценой: «Почему так дешево?»

Мужик: «Да потому что он все трындит!»

Комментировать ... >>
Loading...