<<< Назад
Явившийся буквально из небытия автобус типа ЗИС-8 ленинградского производства во всей красе, словно 80 лет назад

Ленинградский вариант 
Восстановленный автобус ЗИС-8

Михаил Соколов
Фото Петра Чекалёва-Демидовского

Возрождения этой машины ждали давно, особенно те, кто слышал об уникальной находке. Однако результат оказался более, чем неожиданным. В Москве и Питере параллельно стали оживать сразу два легендарных довоенных автобуса. Питерцы лидировали, и уже в мае этого года их вариант впервые был показан публике в Северной столице.

Как известно, ни один автобус типа ЗИС-8 в первозданном виде до наших дней не дошёл. И в самом деле, наивно было бы полагать, что кузов с изрядно подверженным гниению деревянным каркасом сохранился бы в целости и сохранности на протяжении 75–80 лет. И всё же...

В 2010 г. хорошие вести пришли из Санкт-Петербурга. Когда, казалось бы, шансы найти настоящий ЗИС-8 пусть даже в ужасном состоянии практически исчезли, питерским энтузиастам удалось обнаружить под Выборгом остов некоего автобуса, похожего на искомый. К этому времени он был превращён в дачный домик с пристройкой, обшит несколькими слоями жести, а крыша обтянута рубероидом и залита мастикой, так что опознать в нём марку автобуса было крайне затруднительно. Однако когда удалось подлезть под это «нечто» снизу и внимательно изучить обнаруженное шасси, стало ясно, что это действительно весьма старый экземпляр!

Обнаруженный в 2010 г. под Выборгом остов ленинградского довоенного автобуса типа ЗИС-8 образца 1935 г. Ленинградская принадлежность кузова угадывалась прежде всего в сохранившемся оригинальном аншлаге над ветровым стеклом, с овальными окнами по бокам

В частности, имелся задний мост ЗИС-5 с механическими тормозами, ранняя перегородка его же рамы литая, устанавливаемая до 1936 г., а также тормозной вал для передних тормозов, что позволило уверенно датировать всё шасси периодом 1933–1936 г. выпуска. При более внимательном изучении кузова был обнаружен оригинальный ранний «зисовский» моторный щит, передние деревянные автобусные двери с положенными им «радиусами», и самое главное – уникальный аншлаг ленинградского образца, с овальными отверстиями по бокам!

История автобуса оказалась в общем-то традиционной: построенный одним из ленинградских АрЗов, он эксплуатировался как пассажирский, после снятия с городских маршрутов переходил из одной организации в другую, пока не осел на ленинградской нефтебазе, где и дослужил до 1970-х. Затем, после списания, один из работников забрал его в качестве летнего домика под Выборг. Так, в виде сарая на колёсах, снаружи обшитый ещё одним слоем листового железа, он и простоял до недавнего времени (другого способа уцелеть в СССР у автобусов и троллейбусов просто не было).

Состояние машины было плачевным, но не безнадёжным: кроме кузова и рамы сохранились родные мосты, колёса, шины. Уцелел двигатель (правда, отдельно от машины) и даже заводская табличка на раме с логотипом «ЗИС», хотя уже плохо читаемая, но всё же позволившая установить номера двигателя, шасси и год выпуска – 1935-й!

В марте 2012 г. этот чудом дошедший до нас призрак автобуса с не совсем стандартным вариантом кузова выставлялся на 19-й выставке «Олдтаймер галерея» в Москве, где привлёк всеобщее внимание. В настоящее время машину восстанавливают в мастерской Евгения Шаманского

В итоге было принято решение немедленно спасать бесценный экземпляр, что и было успешно осуществлено – призрак автобуса был извлечён из-под всевозможных обшивок, пристроек, навесов и доставлен в Санкт-Петербург.

При детальном изучении выяснилось, что этот кузов имеет значительные различия с типовым вариантом «АМО-стандарт» – в задней части он короче и без боковой входной двери, а многие основные детали при сравнении с московскими кузовными чертежами им не соответствуют. Было ясно, что этот автобус ленинградского производства пережил несколько капитальных ремонтов и за свою столь долгую жизнь просто не мог сохраниться в первозданном виде.

Ввиду всего изложенного встал вопрос о дальнейшей судьбе уникума: восстанавливать ли его в таком варианте, каким он достался реставраторам, или в первоначальном, образца 1933 г.? Эту дилемму помогла решить другая находка. Там же, недалеко от ЗИС-8, был обнаружен и совершенно непонятный автобус-баня (или просто бытовка на колёсах) на таком же «зисовском» шасси с базой 4420 мм, который тоже вывезли реставраторы. Так возникла идея восстановить автобус ленинградского типа в изначальном классическом виде, на основе этого остова № 2, ведь в противном случае пришлось бы полностью разрушить очень ветхий кузов уникальнейшего, но нестандартного автобуса № 1. Поэтому первый ЗИС-8 для тщательной реставрации в итоге передали в подмосковную мастерскую Евгения Шаманского, где он сейчас и находится, и скоро, надо думать, восстановленным будет предъявлен публике.

Но и в Питере из оставшихся узлов и деталей по архивным чертежам начали восстанавливать ленинградский классический вариант автобуса ЗИС-8. Вид на крышу и корму автобусного кузова в процессе восстановления. Деревянный каркас изготовлялся точно по технологии 1930-х годов Каркас кузова обтянут крышей и установлен на шасси

Тем временем процесс восстановления автобуса № 2 начали, естественно, с шасси. Все элементы рамы были очищены, коррозионные места наплавлены и соответственным образом обработаны. Как и на заводе, рама была собрана заново с помощью заклёпок, к ней были приклёпаны кронштейны крепления кузова и бензобака, а также задняя поперечина (тоже служившая опорой для кузова). Радовало то, что у № 2 уцелела задняя часть кузова с сохранившейся левой половиной бампера. Задняя правая половина и передний бампер были изготовлены точно по этому образцу.

На раму установили оригинальные элементы шасси: задний мост с механическим приводом тормозов, балку передней оси с тормозами, рессоры с кронштейнами, а самое главное – оригинальный двойной карданный вал с подвесным подшипником промопоры, что дало возможность отреставрировать шасси автобуса с минимальным количеством новодельных элементов.

Предыдущий опыт восстановления силовых агрегатов ЗИС-5 помог реставраторам капитально отреставрировать автобусный двигатель, сцепление и КП. Принципиальное отличие автобусного силового агрегата от грузового – в электрооборудовании на 12 вольт. Моторный щит удалось найти ранний, до 1936 г. выпуска, основное видимое его отличие – способ крепления уплотнителя капота на заклёпках (кроме того, в 1936 г. в его конструкции изменилась и конфигурация рёбер жёсткости). Подлинный капот раннего выпуска тоже отличался креплением ручек и кронштейнов замков на заклёпках. Однако облицовку радиатора пришлось за неимением другой установить позднюю, выпуска после 1936 г., с выштамповкой «ЗИС» в виде приземистого треугольника (утешал тот факт, что многие автобусы типа ЗИС-8 после капитального ремонта, проводившегося в среднем раз в 4–5 лет, получали именно такой радиатор. Крылья, подножки и брызговики удалось найти в хорошем состоянии, оригинальные, довоенного образца. Тоже можно сказать и про родные колёсные диски под 6 шпилек с двумя окнами-луковками. Правда, шины, пригодные для эксплуатации, удалось раздобыть лишь послевоенные, модели И-124 размера 210-20, но их выпускали для ЗИС-5 и его модификаций. Таким образом, шасси первой комплектности было готово и испытано небольшим пробегом.

Постепенно конструкция принимала хорошо знакомые черты легендарного автобуса. Изготовленные по старым чертежам элементы металлической наружной обшивки кузова приходились точно в отведённые им места каркаса Идёт процесс покраски кузова

Параллельно с реставрацией шасси шло и изготовление кузова. После поисков в архивах удалось найти не только подлинные чертежи основных элементов каркаса и обшивки, но и «Выписку из проекта Общесоюзного стандарта на автобус ЗИС-8», и «Технические условия по капитальному ремонту и сборке автобусных кузовов на Ленинградском АрЗ». Фотографии из заводского альбома «Аремкуза» 1935 г. помогли понять конструктивные особенности кузова и необходимое оборудование для его изготовления. Чертежи некоторых недостающих деталей были рассчитаны на основании имевшихся.

Как и в 1930-е каркас пола, бортов, передней и задней стенок и крыши изготовляли отдельно, а затем собирали в единый каркас, который устанавливали на шасси. Основание кузова во время эксплуатации принимало на себя наибольшие нагрузки, поэтому делалось очень прочным (состояло из 36 деревянных деталей сечением 50 мм). Деревянные элементы каркаса имели шиповые соединения, укреплённые нагелями, а в особенно ответственных местах – уголками и болтами. Правый и левый борта были конструктивно одинаковы, разница лишь в том, что на левом борту устанавливали бруски форточки бензобака, а правый имел боковую дверь. Надколёсные дуги состояли из трёх частей, соединённых между собой в шип. Крышу собирали из 6 брусков, в её вырезах закрепляли шурупами 22 боковые дужки, а к продольным брускам прикреплялось 11 длинных дуг. Откосы крыши обивались листовым железом, а средняя часть – шпунтованной доской толщиной 10 мм.

Водительское место, рулевая колонка, приборы, контроллер – всё возрождено и работает вновь

У кузова четыре двери: входная, выходная, шофёрская и задняя. Выходная и шофёрская двери, располагавшиеся в передней части кузова, зеркально симметричны. Выходная дверь закрывалась и открывалась рычагом с места водителя (контроллером). Входная дверь, располагавшаяся в задней части правого борта, была складного типа и состояла из двух половинок. Задняя дверь (наглухо закрытая) была необходима в случае использования автобуса в качестве санитарного. По той же причине и спинки сидений изготовляли съёмными, позволявшими в кратчайший срок переоборудовать автобус на случай войны.

Готовый каркас кузова установили на шасси, выверили по диагоналям и прикрепили к кронштейнам и моторному щиту. Облицовка кузова включала внешнюю обшивку листовым железом, штапиками, планками и брезентом. Работы начали с крыши. Хорошо загрунтованную поверхность её откосов, а затем и фонаря (средняя часть) обтянули брезентом, пропитанным затем грунтовкой на основе олифы с густотёртыми цинковыми белилами. После затвердевания слоя крышу покрыли брезентом вторично. Второй слой тоже был загрунтован, зачищен и прокрашен. Крыша, изготовленная по технологии тех лет, получилась вполне герметичной.

8 апреля 2013 г. автобус готов к выезду Вид слева сзади. И здесь всё на месте: правильная юбка кузова, бампер из двух половинок, задняя дверь, лючок бензобака по левому борту и т. д.

Борта и двери кузова обшивали снаружи железом толщиной 1 мм, а задний борт и крышу 0,6–0,8 мм. На первый взгляд, обшивка железом выглядит элементарной операцией, но после неудачных попыток пришлось приобрести специальный рубочно-гибочный станок. Зазор между листами обшивки по ТУ не должен был превышать 3–4 мм, а сами листы – рубиться в размер с допуском 0,5 мм. Удивительно, но изготовленные по чертежам листы точно вписались в каркас с допустимыми зазорами! Особо сложными в изготовлении оказались водосливные козырьки, каждый пришлось подгонять по месту.

Обшивку крепили гвоздями толщиной 1,8 мм на расстоянии 100 мм друг от друга. После её установки стыки крепления панелей закрыли металлическими штапиками. Нижняя часть автобуса окрашивалась фиксолью (т. е. особо стойкой эмалевой краской с зеркальной поверхностью) разных цветов (в данном случае – голубой), а верхняя имела серовато- или желтовато-белую расцветку.

Закончив окраску, приступили к внутренней отделке кузова, которую начали с навески ветровой рамы. Крышу автобуса с внутренней стороны облицовывали фанерой, которую подгоняли по балкам, снимали, обтягивали дерматином белого цвета и только потом окончательно устанавливали на место.

Некоторые филёнки имели отверстия, точно обозначенные на чертежах под пять фонарей освещения салона и двенадцать вентиляционных решёток. Стыки филёнок закрыли заранее подготовленными протравленными морилкой штапиками, причём, чтобы последние не сломались в момент установки, их распаривали в горячей воде. Боковые панели изнутри облицовывались фанерой, предварительно обклеенной дерматином. Пол салона в проходах выстилали планками сечением 20x15 мм в продольном направлении и прокрашивали.

Хорошо узнаваемы подлинные крылья, фары, радиатор, торпедо и аншлаг над ветровым стеклом с табличкой маршрута № 9

В кузове имелось 9 окон, 6 из которых были открывающимися и снабжёнными ограждениями. Для удобства открывания стёкол на них делали выточки под палец (так же, как и на мебели той эпохи). Рабочее место водителя отделено от салона остеклённой кабиной, состоящей из трёх стенок.

У автобусов типа ЗИС-8 существовало несколько вариантов установки сидений. Стандартный вариант был рассчитан на 21 место, и обычно по правому борту устанавливали вдоль прохода три двухместных сиденья и одно одноместное, а по левому борту – три поперёк, за ними – три места вдоль и четыре места вдоль заднего борта. Основы сидений были деревянными, в качестве наполнителя использовали простёганную и обшитую тканью вату. Подушки сидений были снабжены пружинами, а спинки были без них. Основания сидений одной стороной крепились к полу металлическим кронштейном, а другая часть опиралась на специальный брус каркаса кузова...

И вот, наконец, кропотливая работа закончена. Автобус получился: кузов правильно сел на шасси, все листы обшивки подошли под каркас, стандартные стекла плотно вошли в свои проёмы, а обшитая брезентом крыша в настоящее время не боится ни снега, ни дождя.

И вот новенький блестящий автобус уже катит по питерским улицам в колонне таких же автомобильных раритетов, 9 мая 2013 г.

Обычно имена реставраторов остаются за кадром. Но в этот раз хочется сделать исключение и назвать людей, благодаря которым состоялось полноценное воссоздание столь уникальной машины. Организаторами выступили отец и сын С.К. и П.С. Чекалёвы-Демидовские. Сергей Константинович осуществлял конструкторское и технологическое руководство, Пётр Сергеевич занимался комплектацией, поиском чертежей, историческими справками. Производственной частью руководил Алим Жуманазарович Касымов. Деревянный каркас кузова изготовила ещё одна династия – Александр Сергеевич и Виталий Александрович Ивановы. Реставрацию шасси и мелкие слесарные работы осуществлял Батыр Бахтиярович Касымов. Восстановление оперения, металлическую обшивку, покраску и основные работы по салону производил Алексей Таирович Абдураимов. Не обошлось и без помощи многих других мастеров. Всем им хочется сказать спасибо за труд, а вдохновителям и за энтузиазм.

Возрождённый автобус, как и в давние времена, уверенно выезжает с пассажирами на дорогу. Впечатления от поездки на нём удивительные. Конечно, объективный максимум скорости для него невелик – 40 км/ч, ведь тормоза тех лет не самые лучшие. Но зато восхищает плавный, ну очень мягкий ход. Автобус плывет, как линкор, везде: по ямам, по брусчатке, даже не замечая её! Там, где даже на «Жигулях» можно всю душу вытрясти, на этом допотопном ЗИС-8 почти ничего не ощущается совсем. Разгоняется он плавно, не очень быстро, но и не медленно, кажется, именно так, как ему и положено, – непринуждённо, вальяжно. В ходе состоявшихся поездок никаких нареканий этот пассажирский раритет не вызвал. При должном уходе и обслуживании он может служить годами, десятилетиями, как и тогда...

При взгляде на эту изумительно возрождённую машину невольно охватывает чувство гордости (столь редкое в наши дни): не всё ещё пропало, не всё потеряно. Кто бережёт своё прошлое – у того есть будущее!!!

На сегодняшний день это единственный экземпляр, о котором можно с уверенностью сказать: это, действительно, автобус ЗИС-8, причём конкретно в варианте ленинградского производства и полностью оригинальной комплектации середины 1930-х годов. Пусть он не может считаться сохранившейся машиной, но и в новоделы его записывать тоже рука не поднимается: этому препятствуют и подлинное шасси, и практически 100%-ная точность, и оригинальность восстановленного кузова в отличие, скажем, от сделанного во многом на глазок репликара «Мосгортранса». Таким образом, этот ЗИС-8 из Санкт-Петербурга наряду с укороченным «аремкузовским» вариантом с «Мосфильма» можно считать вполне достойным памятником всем «коробочкам» довоенной поры.

Комментировать ... >>
Шарапов
(15.08.15)
Какая прелесть!
Loading...