<<< Назад

Символ дружбы народов
Восстановленный РАФ-22038-02 «Латвия»

Андрей Михайлов, фото автора

В коллекции владельца этого микроавтобуса все автомобили имеют свои имена, в основном связанные со славным советским прошлым, откуда они и происходят родом. РАФ-22038-02 «Латвия», о котором пойдет рассказ, назван в честь 90-летия СССР, а построен был уже на закате производства модели и самого производителя в 1995 году и уже в независимой Латвии.

Так как основа коллекции и любимый автомобиль Ивана из Москвы (фамилию он просил не называть) – классическая «Волга», то и в качестве универсального автомобиля для перевозки крупных вещей он искал «Волгу» с кузовом универсал, непременно чёрного цвета и с карбюраторным двигателем ЗМЗ-402. Вторичный рынок оказался небогат подобного рода предложениями, и месяцы поисков не увенчались успехом. После тщетных попыток найти универсал был рассмотрен вариант широко унифицированного с «Волгой» РАФа, и в итоге в декабре 2012 года коллекцию пополнил микроавтобус модели 22038-02, выпущенный в 1995 году.

Везучий автомобиль

Найти живой, не укатанный РАФ в наши дни – задача затруднительная: предложения либо впечатляют ценой, либо не впечатляют состоянием потенциального экспоната. Казалось бы ещё сравнительно недавно «рафиками» всё попросту кишело: их было много в медицине, они активно работали на пассажирских линиях по всему бывшему СССР, а кое-где продолжают работать и в наши дни. Впрочем, на этой ниве машины жили недолго: ритм эксплуатации в подобных сферах приводит к запредельному износу и последующему списанию без всякого сожаления.

Этому автомобилю определённо повезло больше. РАФы были распространены в качестве служебного транспорта, и этот экземпляр родом как раз оттуда. По легенде, переходящей из уст в уста, первоначально микроавтобус работал в аэропорту «Шереметьево» и обслуживал руководство службы охраны. Позднее его продали в частные руки, и он уехал в Тульскую область, потом вернулся в Москву, и после очередной продажи оказался в заботливых руках нынешнего владельца, подарившего автомобилю новую жизнь.

Панель приборов

Процесс восстановления начался с поиска информации. РАФ широко унифицирован с другими отечественными автомобилями, но совместимость деталей и агрегатов иной раз непредсказуема: встречаются элементы как от «Волги» разных поколений, так и от «Жигулей», «Москвичей» и даже УАЗов.

Было бы наивно предположить, что автомобиль под реставрацию достался Ивану в идеальном состоянии. Несмотря на скромный пробег (на момент покупки менее 50 тысяч километров) и сравнительно хорошую сохранность кузова, пациент был скорее жив, чем мёртв, но за годы жизни явно успел многое повидать.

Активные действия начались с мойки: сначала был тщательно вымыт салон, чтобы осваивать уже чистое пространство, потом очередь дошла до кузова. Особенные затруднения вызвала крыша: пришлось приложить физические усилия и оттирать при помощи шампуня в течение нескольких часов – так сильно въелись отложения в лакокрасочное покрытие.

Отдельной строкой следует упомянуть неприятную деталь. К сожалению, приходится признать, что бюрократические проволочки в процессе регистрации микроавтобуса причинили её счастливому обладателю бо’льшую головную боль, чем работы непосредственно с машиной. Из-за того, что РАФ имеет свои тонкости, такие как нестандартный VIN-код из 18 символов и выгорающий WMI на заводской табличке, эпопея с постановкой машины на учёт заняла несколько месяцев, потребовала прохождения криминалистической экспертизы и множества визитов в различные регистрационные отделы. Но всё хорошо, что хорошо заканчивается: ценой многих потраченных нервных клеток эта проблема была всё-таки решена.

Интересно, что значительную часть работ на станции техобслуживания выполняли мастера, ранее работавшие в таксопарках с «Волгами» и РАФами; их опыт позволил решить ряд возникших проблем. Приходится признать, что людская память коротка, и в современной Москве уже далеко не везде готовы взяться за достаточно редкий, хоть и отечественный массовый автомобиль.

Из-за наплевательского отношения прежних владельцев пристального внимания потребовала передняя подвеска и рулевой механизм. Маятниковые рычаги, которые ни с чем не унифицированы, давно не выпускаются, и долго находились «в розыске», пока по случаю не удалось достать правый – на рынке, а позднее – комплект из левого и правого при разборе на запчасти «донора». С другими элементами дело решилось проще: они оказались взаимозаменяемы с «Волгой», а их поиск уже не вызвал затруднений.

Под замену отправились коробка передач (подошла подержанная с «Волги» ГАЗ-31029), рулевой механизм (почти весь – новый от «Волги» ГАЗ-2410), сцепление и стартёр. Далее ремонт дошёл до системы выпуска, которую восстанавливали «по месту» из новых деталей для «Волги». Без вмешательства не осталась система отопления: за салон отвечала ископаемая и давно не действовавшая «печка» от ГАЗ-69, которая была заменена современным устройством от «ГАЗели». Конечно, не обошлось без кропотливой работы над многочисленными мелочами, начиная от расшатанного механизма стеклоочистителей и неработавших стеклоподъёмников в дверях, заканчивая мелкими деталями, такими как фонарики, пластик и другие элементы наружного декора.

Возвращение ливреи

Когда машина была подготовлена к эксплуатации и стала уверенно ходовой, настала очередь кузовных работ. На фоне большинства собратьев кузов этого РАФа сохранился весьма достойно, но его внешний вид вовсе не впечатлял, и, взвесив «за» и «против», владелец отправил микроавтобус в руки кузовщиков и маляров. Если часть элементов от ржавчины спасла тщательная обработка химией, то в кузовном цеху работы приняли уже новый оборот. Очаги коррозии были вырезаны и заменены свежим металлом, пол водителя и подножка в салоне подварены, безнадежно испорченная пассажирская дверь заменена новой, завалявшейся на складе. Некто, не в меру длинноногий, вырезал за спиной водителя выемку в перегородке, отчего пострадала жёсткость кузова, но это тоже было исправлено.

Передняя подвеска Моторный отсек снаружи и внутри Моторный отсек снаружи и внутри

После жестяных работ машину обработали кислотным грунтом, выровняли поверхности, в два приёма загрунтовали и отправили в окрасочную камеру. Перекрасили РАФ в три слоя, по новой для него, но привычной для нашего глаза схеме – в яркий голубой цвет «Адриатика» (№ 425) с белым поясом (цвет № 202). Уже на окрашенной машине были дополнительно обработаны колёсные арки, сварные швы и скрытые полости, дабы избежать проблем с коррозией в дальнейшем.

Ливрея, доставшаяся этой машине в процессе реставрации, присуща многим РАФам последних лет выпуска. Среди прочего стоит отметить, что именно с таких РАФов, тоже модели 22038, в середине девяностых начиналась деятельность крупнейшего частного транспортного оператора Москвы – нынешней компании «Автолайн».

Передние пластиковые элементы, которые были сравнительно целы, заменили новыми, в идеальном состоянии. На бампере поселились противотуманные фонари от «Волги» ГАЗ-3102. Единственный явно спорный элемент в экстерьере – это боковые зеркала, позаимствованные у ГАЗели. С одной стороны, они явно выбиваются из облика, а с другой – очень удобны, особенно при маневрировании задним ходом. У «донора» удалось позаимствовать и колёсные диски, унифицированные с «21-й» Волгой. На колёсах, положенных РАФу по заводской спецификации, машина приобрела совсем иной, куда более аккуратный и опрятный вид.

Финальным штрихом в работе над внешним видом стали наклейки с символикой «Аэрофлота» на бортах, которые точно дополнили образ. Первоначально их добавили для профессиональной фотосъёмки в компании самолетов в аэропорту, а позднее машина сыграла саму себя в кино – в том самом «Шереметьево», где когда-то начинала свой жизненный путь.

Интерьер Интерьер Ручка открытия боковой двери изнутри Расположение запасного колеса в заднем свесе

В сравнении с «Волгой» посадку за рулём РАФа можно охарактеризовать, как «высоко сижу – далеко гляжу». Весьма неожиданно было увидеть на «союзном» 22038 регулируемую по высоте рулевую колонку; судя по всему, это атрибут уже самых поздних экземпляров. Спорный момент – это расположение рычага переключения передач: хозяину этой машины вполне комфортно, несмотря на то, что для этого следует заводить руку за спину, а другим это вовсе неудобно. Во имя комфорта на водительской двери появился новый самодельный подлокотник, гармонирующий с цветом кузова: незначительные мелочи ощутимо влияют на комфорт за рулём.

Обращает на себя внимание и удобство моторного отсека для обслуживания: если снаружи под крышкой капота размещены только два радиатора, бачки для технических жидкостей и звуковой сигнал, то всё остальное вполне доступно прямо в кабине и с места водителя. Это позволяет устранить в любое ненастье мелкую неисправность, не вставая со своего кресла. Венчает капот в кабине столик-поднос, на котором размещена «музыка» и можно возить самые разнообразные мелочи, нужные в пути. РАФы позднего образца достаточно массово выпускались в 8-местном варианте, соответствующем категории «B», для продажи частным лицам – с 1987-го органы соцопеки даже выделяли подобные минивэны в распоряжение многодетных семей. Была ли эта машина таковой или переделана из полноценного микроавтобуса, выяснить уже не судьба; хозяин машины уверен, что «лишние» сиденья машина утратила уже в ходе эксплуатации у кого-то из прежних владельцев.

В целом интерьер «союзного» РАФа сохранился очень хорошо – сказывается малая интенсивность эксплуатации у прежних владельцев. Пассажирские кресла, обтянутые серым плюшевым материалом, не потребовали восстановления в полном смысле этого слова, а помимо мойки у них разве что были перекрашены каркасы. Единственное, явно заметное изменение – это самодельный столик на ножке, появившийся в салоне на каком-то из этапов жизненного пути. Понадобилось восстановить и крепление запасного колеса в отведённой нише, сразу за правой задней колёсной аркой. Помимо этого из-под обивки салона была удалена покоробившаяся с годами картонная «обесшумка», но комфорт пассажиров от этого не пострадал – РАФ остался очень мягкой и уютной машиной. А внутреннее пространство салона с оговоркой на то, что РАФ с таким салоном считается легковым автомобилем категории «B», поистине поражает.

Грустная нота

РАФ уходит в прошлое – не только как интересный и оригинальный образец техники, но и как памятник большому государству и один скромный символ большой дружбы народов. Пройдёт совсем немного лет, и этот привет из недавнего прошлого для массового сознания будет совсем забыт, а вопрос сохранения последних экземпляров, дошедших до наших дней, год от года будет стоять всё острее. Последние машины постепенно уходят на покой, многим выдалась не самая счастливая судьба, и лишь единицам повезло так, как этой машине, попасть в добрые руки. При этом опыт показывает: РАФ-2203 при грамотном подходе и бережном отношении даже в наши дни может полноценно служить в качестве большого и удобного семейного автомобиля, который ярко выделяется в сером транспортном потоке мегаполиса.

Что касается самого производителя латвийских микроавтобусов, то его судьба после падения Союза вышла достаточно печальной. По мере того, как нарушались связи со смежниками, а Латвия постепенно изолировалась от России, стареющий РАФ-22038 становился всё менее и менее востребован. Последним рынком, где на модель ещё сохранялся спрос, была небогатая Средняя Азия, но и там поставки сошли на нет. Попытки наладить производство наследников не уходили дальше прототипов, а привлечь инвестиции из-за рубежа никак не удавалось. Последним шансом могла стать попытка ГАЗа наладить сотрудничество в сфере производства медицинских и других специальных автомобилей на базе «ГАЗели», но, увы, этот проект сорвался по политическим причинам.

Результатом всех этих событий стал закономерный и грустный конец: в 1997 году, выпустив последнюю партию из 15 медицинских спецавтомобилей для Москвы, производство на заводе в Елгаве остановилось навсегда. Цеха завода быстро опустели: ценное оборудование было продано за рубеж, а всё остальное ждала судьба вторсырья. По рассказам свидетелей тех лет, после остановки производства неукомплектованные кузова микроавтобусов прямо в заводских корпусах грузили в ломовозы и отправляли в утиль.

В наши дни территорию РАФа частично занимают склады, ещё часть – индустриальный парк, где разместился ряд небольших производств. Самые большие корпуса бывшего завода по-прежнему пустуют. Помимо прочего, на территории есть пункт приёма чермета и, по своеобразной иронии судьбы, автомобильная свалка. А автомобильное производство живёт в Елгаве буквально через дорогу от РАФа – там родственный АМО ЗИЛ завод «Амоплант» тихо осваивает производство автобусов VDL, но эта история к РАФу отношения уже не имеет…

Комментировать ... >>
Loading...